НАС ИЗВЛЕКУТ ИЗ-ПОД ОБЛОМКОВ

11 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 222

Имя федерального министра, главы МЧС Сергея Кужугетовича Шойгу, всплыло на политическом небосклоне России совсем недавно. Фактически — три месяца назад, когда он согласился стать "первым номером" в созданном в противовес "Отечеству" Кремлем выборном блоке "Единство". До той поры Сергея Шойгу мало кто знал. Что вовсе не говорит о его безделье — бравые парни в комбинезонах с надписью "МЧС России" и раньше частенько мелькали на телеэкранах. То министерство отправит самолет за нашими дипломатами в охваченную мятежом Республику Конго, то оно принимает участие в ликвидации последствий терактов... То есть работа ведомства Шойгу шла своим чередом. Соответственно работал и сам министр — тихо и без лишней помпы. Есть в русском языке такое ничего по сути не значащее слово "нормально"... Однако очень может быть, что, не стань Шойгу руководителем "Единства", не начни он собственную политическую карьеру, все тут же узнали бы: управлял-то Сергей Кужугетович министерством, где финансовые и прочие нарушения давно стали нормой жизни... Мы как-то незаметно для себя привыкли считать, что Сергей Шойгу руководит Министерством по чрезвычайным ситуациям. И как бы нормально, что где взрыв — там МЧС. Где землетрясение или прорыв нефтепровода — там оно. Беженцы — то же самое. Отважно борется со стихией или спасает уцелевших после катастрофы. Но на самом деле ведомство Шойгу носит довольно длинное название: Министерство Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Как видите, ЧП и ликвидация последствий в задачи МЧС действительно входят. Но стоят они, если заметили, все-таки не на первом месте. Потому что на нем находится защита граждан. А с ней дела у Шойгу обстоят ох как неважно. Говоря проще: сегодня в МЧС сложилась такая ситуация, что, возможно, его сотрудники спасут вас из-под обломков рухнувшего, не дай бог, дома. Подчеркиваю — возможно. Но предотвратить катастрофу или хотя бы минимизировать количество жертв — это вряд ли. Хотите пари? Попробуйте-ка угадать: если прямо сейчас выйти на улицу, остановить десять прохожих и каждого спросить, где тут находится ближайшее бомбоубежище и как в него попасть, сколько человек ответят по существу вопроса? Не пошлют в психушку или по другому популярному на Руси адресу — а именно ответят? Уверен, что ни один не скажет. Во-первых, потому что не знают, а во-вторых, все когда-то действительно существовавшие в массовом порядке бомбоубежища давно превратились в коммерческие магазины, автомойки и платные стоянки. Хотя места укрытия людей — это очень важный элемент гражданской обороны. Здесь читатель вправе сказать — ну и на кой черт нам содержать все эти бомбоубежища, если никакой войны нет и в помине? От чьих самолетов прятаться? В казне на пенсии старикам не хватает — а тут еще подземелья, в которые никогда и не попадешь, оплачивать. И он будет прав. Но только отчасти. Потому что в казне действительно очень мало денег. А что касается самолетов... Ну, во-первых, пример Югославии доказал, что предсказать, когда именно будут востребованы бомбоубежища, невозможно. И тем не менее эти укрытия спасли жизни десятков тысяч мирных людей. Во-вторых, эти подземелья предназначались не только как место спасения от атак с воздуха. Есть ведь и такое понятие: "техногенная катастрофа". А ведь бомбоубежища служили складами НЗ — неприкосновенного запаса продовольствия, медикаментов и средств индивидуальной защиты. Ну и где это все сегодня? А случись что — в лес побежим прятаться? Связано это с тем, что, по мнению МЧС, содержание объектов гражданской обороны должно ложиться на предприятия или местные власти. Причина банальна: бюджет не дает министерству денег на подобные объекты. А если и дает, то недостаточно. По крайней мере, так утверждают в самом МЧС. Насколько верно это заявление? * * * Чуть выше мы говорили о том, что российская казна пуста. Пуста она прежде всего потому, что "благодаря" несовершенным законам и пройдохам-чиновникам деньги из нее текут реками и ручьями. О том, как именно это происходит, и пойдет речь ниже... В 1998 году Счетная палата РФ проверяла МЧС. Проверяла, заметим в скобках, далеко не впервые, каждый раз находила в работе министерства какие-то изъяны, предписывала их устранить... Но мы поговорим только о прошлогодней проверке. Итоги ее крайне любопытны. Если изложить их конспективно, выглядят они так: — в МЧС было необоснованно израсходовано на оплату командировок более 576000 долларов США; — расходы на издание журнала "Гражданская оборона" (кто-нибудь видел этот журнал? — Авт.) оказались завышены более чем на 586000 долларов; — было выявлено неправильное использование целевого финансового резерва МЧС — деньги, выделенные на содержание и развитие системы по раннему предупреждению чрезвычайных ситуаций, тратились на приобретение квартир, автомобильной, авиационной и другой техники (в качестве только одного из примеров можно назвать приобретение министерством отдельной квартиры для генерал-полковника Г.Филатова. Насколько остро генерал-полковник нуждался в жилье, можно судить по тому факту, что до этого он с семьей из четырех человек обитал в... четырехкомнатной квартире площадью в 147 кв. метров. — Авт.); — обнаружились потрясающие недостатки в финансовой деятельности 36 спортивных клубов "Авангард" (проще говоря, спорткомбинат, принадлежащий МЧС, сдавал в аренду тысячи квадратных метров площадей, при этом плата занижалась в десятки (!) раз по сравнению с общемосковскими ценами. Интересно, куда шла разница? — Авт.); — на чужих — неминистерских — счетах "зависали" миллионы долларов. Вот вам итог: только по самым приблизительным подсчетам и только по некоторым проверкам Счетной палаты, в результате нецелевого использования или из-за возможных финансовых махинаций в МЧС федеральный бюджет лишился около 4,5 млн. долларов. Конечно, на фоне всевозможных громких разоблачений коррупции в нашей стране, когда уворованные суммы измеряются миллиардами, эта цифра не кажется ошеломляющей, но, согласитесь, хоть какого-то внимания она заслуживает. Тем более что ее можно дополнить результатами проверок деятельности МЧС в Северо-Западном регионе России, в Северо-Кавказском и других. Когда проверяющими вскрывались не только нарушения, но и откровенные уголовно наказуемые приписки. Когда из семи вертолетов министерства три на момент аудита находились в неисправном состоянии, а один банально обслуживал местный аэропорт. Так что — у МЧС нет денег? Или все-таки есть, но тратятся они как-то, мягко говоря, не по назначению?.. Один из главных выводов Счетной палаты звучал так: "Деятельность МЧС России по эвакуации российских граждан (...) не носит предупредительный характер, хотя о развитии чрезвычайных ситуаций МЧС информируется компетентными органами заранее". На самом деле эта фраза — фактически приговор любому чиновнику. И особенно — министерству, чьей главной целью записана защита людей. Не похороны, не выдача материальной помощи пострадавшим. В противном случае МЧС следовало бы переименовать в Минпохорон или Комитет по раздаче гуманитарной помощи... Для кого-то из чиновников этот приговор действительно мог бы стать последним в карьере. Но только не для Сергея Шойгу. Любимец Кремля мало того, что продолжает свою министерскую деятельность, еще и превратился в популярного политика, на блок которого многие сегодня делают ставки. Почему произошло именно так, а не иначе? На этот вопрос мы попробуем ответить чуть позже. А пока — еще один любопытный нюанс во всей этой истории. * * * Подписал скандальный отчет-приговор Счетной палаты известный аудитор Юрий Родионов. И он же должен был направить все разоблачающие документы председателю Правительства России, в Мингосимущество, Госдуму, Госналогслужбу. Мы несколько раз пытались связаться с Юрием Николаевичем, чтобы получить его комментарии. Хотелось выяснить даже не столько то, как он сам относится к таким итогам проверки МЧС, сколько узнать о реакции на них государственных органов — наказан ли кто-то, устранены ли замечания? Получил ли министр выговор? Не удалось. По странному стечению обстоятельств, на момент каждого из звонков господина аудитора не оказывалось на месте. Нет, я, конечно, понимаю, что в Счетной палате бездельников нет, там трудятся люди загруженные. Которым, возможно, просто недосуг тратить свое рабочее время на общение с прессой. Жаль лишь, что все просьбы позвонить в любое время дня и ночи на мобильный также остались без внимания. А может, это и к лучшему. Потому что в случае звонка г-на Родионова я бы обязательно спросил его не только о проверке МЧС. А еще о том, как он — аудитор — попал в предвыборный список блока "Единство", причем на заведомо проходное — в Думу — место. Блока, лидером которого, напомню, является все тот же Сергей Шойгу. Это как если бы милиционер, еще вчера бравший вора в законе, сегодня вдруг стал его правой рукой. Правда, ситуация чем-то похожа? Но милиционера, положим, могли купить высоченным — по сравнению с государственным — окладом. А аудитора Родионова? Обещаниями славной политической карьеры? Еще чем-то? Вопрос, который пока остается без ответа... * * * Вообще вопросов во всей этой истории гораздо больше, чем ответов. И вот, наверное, главный из них. Не секрет, что вплоть до недавнего времени Сергей Кужугетович явно не тяготился своей должностью и не испытывал никаких суперамбиций. А зачем? Фактически у него и так было все — крупное, популярное в стране ведомство; очень неплохое бюджетное финансирование, которому вправе позавидовать многие другие министры; сила: МЧС — структура военизированная, обладающая собственными боевыми подразделениями и парком спецтехники; наконец, репутация человека, стоящего в стороне от грязных отечественных политразборок. Такая репутация сегодня дорогого стоит! Все остальное — в том числе и финансовые нарушения — легко могло остаться за границей общественного внимания. Обеспечить это — дело нехитрое. И вдруг — в одночасье! — все это, вместе взятое, оказалось поставлено на одну, причем весьма сомнительную карту. На блок "Единство", на котором с самого начала было вытравлено несмываемое клеймо: "Сделано в Кремле". Так, спрашивается, на фига козе баян? А теперь скажите: зная все это, кто-нибудь может исключить из жизни версию, что и сам Шойгу, возможно, оказался объектом шантажа со стороны Кремля? Что, зная о серьезных финансовых нарушениях в МЧС, правящая элита России могла предложить Шойгу нехитрый выбор: либо стать лидером в прокремлевском блоке, либо — громкое судебное расследование, очередной коррупционный скандал. Так это или нет, мы, возможно, узнаем гораздо позже. Если вообще узнаем когда-нибудь...



    Партнеры