ЗВУКИ МУ

13 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 675

Вот уже три недели как его ранят колючие осенние ветры, сечет дождь, облепляет снег. Прохожие, проходя неподалеку, спрашивают: "Кто это?". Рахманинов ничего не говорит — и не скажет. Теперь он — памятник. Ура. Да, это правда: в Москве наконец-то появился первый в России памятник великому русскому композитору. Именно появился. Вопреки всему — нашим хлябям и войнам, чиновничьей волоките и по-прежнему советской настороженности ко всем, кто "уехал" (Рахманинов в 1917 году эмигрировал из России). Но благодаря сердцу и таланту людей. Потрясающую, но трагическую человеческую и музыкальную судьбу Рахманинова слишком долго примеряли на монументальное "соответствие" и особой чести не удостаивали. В год 125-летия гения (2 апреля 1998 года) "МК" первым написал о том, что на Родине Сергея Васильевича до сих пор не вышло полное собрание его сочинений, трудно живет музей Рахманинова в Ивановке Тамбовской области. Написал и о том, что нет памятника. Что это стыдно. Вчера памятник открыли. Это всегда так — приходят хорошие люди и говорят хорошие слова. Как режиссер после спектакля: "Всем спасибо!". И мы говорим большое спасибо. Всем. Пусть каждый возьмет свою долю. Спасибо за то огромное дело, что сделал внучатый племянник композитора Юрий Павлович Рахманинов (к счастью, генеральный директор мощного "Трансинжстроя", выполнившего строительные работы по установке памятника). Спасибо вдове художника и его ученику Андрею Ковальчуку, на свои средства осуществившим в Петербурге (пришлось поездить!) ряд работ по формовке скульптуры, по доработке ее в бронзе и др. Спасибо архитектору Юрию Григорьеву, музыкальной общественности, каждому рабочему, кто сажал деревья, благоустраивал. Конечно же, это список неполный... Но всем спасибо. Не услышит наших аплодисментов лишь автор скульптуры. Семь (!) лет простоял в мастерской народного художника СССР Олега Комова блистательно исполненный им эскиз Рахманинова. Академик Комов, увы, слишком рано ушел из жизни, так и не узнав, что же будет с его работой. Но, казалось бы, что волноваться? Мечта Мастера сбылась. Недели напролет сын Комова Илья обзванивал друзей, журналистов, всех, кого знал, спрашивал: "Не знаешь, когда же открытие?". В Комитете по культуре Москвы дали несколько приглашений, однако их нужно было "закомпостировать" — дата указана не была. Соавтору — скульптору Ковальчуку (заслуженному художнику России, лауреату Премии мэрии Москвы) — о дате открытия позвонили буквально накануне. Но засекреченность срока открытия — ничто по сравнению с тайной о финансировании работ. Хотя, казалось бы, какие в благом деле могут быть тайны?.. В ответ на вопрос: "На чьи средства сооружен памятник и как оплачивается труд скульпторов?" — начальник Отдела охраны художественного наследия того же Комитета по культуре Александр Тантлевский посоветовал не задавать провокационных вопросов: "Это коммерческая тайна... Средства затрачены из городского бюджета. А если "МК" хочет платить скульпторам — пусть заплатит!" На самом же деле нет никакого "интима": творцы на эту тему судачат в полный голос. По мнению Нины Комовой (в качестве архитектора она не раз выступала соавтором работ своего мужа), город — несмотря на несколько принятых постановлений — так и не взял на себя финансирование сооружения, возложив весь груз на гендиректора "Трансинжстроя". Ну а про "комовские" авторские гонорары, считает она, лучше и не заикаться: их выплачивать никто и не собирается. Покрывало упало. Аплодисменты талантам.



    Партнеры