“ОЛЕГ ИВАНОВИЧ, БЕРЕГИТЕ СЕРДЦЕ”,

16 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 279

Романцев приехал, как всегда, за полчаса до начала прямой связи со своим футбольным "электоратом". Мне показалось, он немного волнуется. Наверное, было от чего. Все-таки в последнее время желающих попинать главного тренера "Спартака" и сборной было хоть отбавляй. Об этом мы с Романцевым еще поговорим, и очень подробно, когда телефонная коррида останется позади и я приеду на спартаковскую базу в Тарасовку. Чтобы спокойно, не торопясь, задать уже свои, чисто журналистские вопросы. И тогда Романцев скажет мне, что все это мне показалось — нисколько он не нервничал: — А знаешь, я был уверен: люди все понимают. (Окончание. Начало на 1-й стр.) Да, наверное, понимают. И порой даже лучше, чем мы, журналисты. Хотя понять это на самом деле так просто: можно упрекнуть Романцева в каких-то ошибках. Но в том, что он не сделал всего, что мог, и даже, пожалуй, больше, чем действительно мог, — в этом Олега Романцева упрекнуть нельзя. Да, была фантастическая серия из шести побед сборной, в том числе и над чемпионами мира французами на "Стад де Франс", и была нелепая ошибка вратаря Филимонова на 88-й минуте матча с Украиной, стоившая нам поездки на Евро-2000, за которую изрядно досталось прежде всего Романцеву. ("Надо было больше забивать!") И почему-то мало кто хотел помнить, что еще совсем недавно, имея удручающее наследство прежнего тренера сборной Анатолия Бышовца в виде трех стартовых поражений в отборочном цикле, даже самый безнадежный оптимист в стране России не мог мечтать даже о том, что еще за три минуты до конца последней отборочной игры у нас будет шанс отправиться на Еврочемпионат. А потом, склоняя Романцева на все лады после московского поражения от "Бордо" уже в Лиге чемпионов и жуткого по невероятному для сегодняшнего "Спартака" счету 2:5 в Праге, мы тоже отказывались понимать, что "кошмар 88-й минуты" не забывается за один день. На это не способен ни один человек, и футболисты "Спартака" — не исключение. И что даже у Пеле после такого дикого испытания в сборной не нашлось бы сил забивать. В Москве — "Бордо" и в Праге — "Спарте". Наверное, эпитет "телефонная коррида" применительно к прямой линии Олега Романцева в "МК" я подобрала не совсем точно. Я имела в виду сумасшедшее количество звонков (телефон начал звонить за три дня до появления Романцева в редакции!), но не сами вопросы. Среди них не оказалось ни одного недоброжелательного. Буквально каждый из тех счастливчиков, кому удалось дозвониться, желал Романцеву здоровья, поздравлял с победой в чемпионате, благодарил за все, что он сделал, и надеялся на успех "Спартака" в играх с английским "Лидсом" в Кубке УЕФА. %— Меня зовут Олег, я болельщик "Спартака" c 80-го года. Какие позиции в "Спартаке" нуждаются в усилении в свете последних международных матчей? — Прежде всего оборона. У нас, конечно же, большая проблема с игрой на втором этаже, и нам мощные защитники, хотя бы один-два, очень нужны. Мы в этом плане работаем. Ну и, конечно, забивной форвард. У нас вроде шустрые нападающие, но, к сожалению, не забивные. Форвард, который будет хорошо использовать создаваемые полузащитниками моменты, нужен как воздух. — Не стоит ли попробовать поискать хорошего центрального защитника, а заодно и классного форварда в Европе? — Для того чтобы купить хорошего, высококлассного игрока, нужны очень большие деньги. Второе — его еще надо уговорить ехать в страну, где идет война. Допустим, хорват Кежман именно поэтому в "Спартак" идти не хочет. Что же касается болгарина Бачева, то его появление у нас вполне вероятно. Бачев побывал в "Спартаке", и наша команда произвела на него хорошее впечатление, поэтому сейчас вся проблема с ним заключается в том, сможем ли найти деньги для покупки этого нападающего. %— Олег Иванович, я вам звонил ровно год назад. Вы мне оставили автографы футболистов "Спартака". Почему Ширко так слабо играет? Сколько у него было выходов один на один, а он не в состоянии их использовать. — Да это беда наша, к сожалению. Работаем на тренировках, очень уж интересный парень. Все-таки ждем, когда же он начнет забивать. Столько голевых моментов, наверное, ни один нападающий в Европе не имеет. — А что толку от этих моментов, если он не забивает? — Но ведь Саша все-таки имеет эти моменты! То есть Ширко чувствует, куда надо бежать, чтобы встретить мяч. А вот отправить этот мяч в ворота... Может, не хватает для этого фарта, может, мастерства. Скорее — и того, и другого. — Олег Иванович, а правда, что в "Спартак" могут вернуться Онопко и Бесчастных? — Вряд ли. Я с ними разговаривал, такой вариант они не рассматривают. Они привыкли к западной жизни: благополучной, спокойной. %— Хотелось бы понять ситуацию с Рамизом Мамедовым. Почему он играет в киевском "Динамо", а не в "Спартаке", и не жалеете ли вы, Олег Иванович, об уходе Мамедова? — К большому сожалению, Рамиз несколько раз подвел команду именно в решающие моменты. Перед серьезными матчами он просто вел себя несколько неправильно, а если откровенно — пропадал из команды. К сожалению, все воспитательные меры — перевод в дубль, снижение заработной платы — не имели никакого действия. Я не знаю, чем это объяснить. Возможно, парень захотел каких-то свежих впечатлений, чего-то нового. А расстались мы с Рамизом нормально. — Ваше отношение к нему? — Я к нему всегда хорошо относился. Он очень порядочный, интересный парень. И я буду рад, если у Мамедова все в итоге получится в другой команде. %— Меня зовут Станислав, мне 20 лет, я болельщик "Спартака". Будет ли играть с "Лидсом" Бузникин? Его можно заявить? — К сожалению, нет. Он до 20 декабря заявлен за "Сатурн". Здесь наша небольшая ошибка была, надо было его чуть-чуть пораньше забрать назад. — А если все удачно сложится, в следующем году Бузникин сыграет? — Обязательно. %— Евгений Суров из Москвы, 20 лет. Как я понимаю, вы создали сборную по своим личным принципам, где-то на 80% из игроков "Спартака". Но в команде, на мой взгляд, явно не хватает игроков европейского уровня. И если собрать лучших россиян... — Пожалуйста, назовите мне, кого, например, вы имеете в виду? Интересный вопрос, я почему-то в полной уверенности, что мы ни по каким индивидуальным принципам сборную России не собирали. На мой взгляд, мы пригласили лучших игроков. Мое твердое мнение, может быть, ошибочное, что я собрал лучших. — На мой взгляд, есть ряд игроков, сейчас играющих за границей... — Например? — Ну давайте так: Колыванов... — Он даже там в "Болонье" не играет, какой он лучший... Ему уже 30 лет. — Возраст, это да. Второй вопрос меня больше волнует: после матча Россия — Украина вы сказали, что Филимонов на тот день был единственным кандидатом и, кроме него, ставить было некого. А вот объясните, как получилось, что в России, кроме Филимонова, некому было встать в ворота? С Хариным, как я понимаю, у вас просто не сложились отношения... Есть еще Черчесов, Овчинников. Один из них, если я не ошибаюсь, был травмирован. Второй не имел игровой практики. — Дело в том, что на тренировках в последних матчах Филимонов сильнее остальных вратарей выглядел. И ни у меня, ни у других тренеров, ни у футболистов не было сомнения, что Саша — вратарь номер один. Вот в чем дело. Конечно, таких супервратарей, как Яшин и Дасаев, у нас нет, это сто процентов. Но, во всяком случае, хороших вратарей достаточно. Однако Филимонов среди них в тот период выделялся. — Как я понимаю, вы сейчас несколько иначе думаете? — По его игре в последних матчах претензии к Филимонову есть, к сожалению. %— Это болельщик "Спартака", стаж 23 года, звоню из Москвы. Вопроса два: первый — учитывая последние неудачи "Спартака" и то, что сейчас в средствах массовой информации только ленивый не пытается поставить нам подножку, не стоит ли подумать над специальной программой по выводу "Спартака" в элиту европейского футбола? И второй — весь сезон я следил за Барановым как за новичком: он откровенно провалился. На фоне Парфенова, который как лев сражается в каждом матче, Баранов выглядит кисейной барышней. — На первый вопрос: есть большая программа, над ней работали и работаем до сих пор. Все упирается в финансы и прежде всего в вопрос, чем игроков удержать в команде. Я считаю, об этом нужно беспокоиться прежде всего, а потом уже думать о том, чтобы кого-то приглашать. Второй момент: для того чтобы российский футбол стал элитным, нужна специальная государственная программа. Сейчас в Думе рассматривается закон о спорте, где есть отдельный вопрос о футболе. Если Дума примет этот закон, немножко полегче будет. Так что перспектива вроде есть, но все зависит опять же от наших политиков, к сожалению. Что же касается второго вашего замечания — по поводу Василия Баранова,— то для меня его не очень удачная игра тоже стала неожиданностью. Парень обладает всеми качествами, чтобы играть хорошо. У него и здоровье отменное, и скорость есть, отличный удар с обеих ног. Я думаю, он еще сможет раскрыться и все его лучшие качества "Спартаку" пригодятся не раз. %— Здравствуйте, Олег Иванович. Я недавно читал в газете интервью с Юраном под названием "Тихонов и Титов раскололи "Спартак". Неужели все, что там написано, — правда? Вы читали? — Нет, я не читал. Мне странно, что человек, который столько лет ел вместе с ребятами из одной тарелки, вдруг начинает говорить о них такие вещи. Это, видимо, какая-то обида. Да и мне тоже обидно за него, поверьте. Потому что я считаю все-таки Сергея хорошим футболистом и надеюсь, что своего последнего слова в футболе он еще не сказал. — Чем объясняется то, что в Лиге чемпионов "Спартак" плохо выступал? — Я бы не стал говорить, что он плохо выступал, это первое. А второе — причин достаточно много. Прежде всего причины эмоционального плана. Мы единственный клуб, который играет с января без всякого перерыва, и силы игроков не беспредельны. Если физически они где-то еще немного двигались, то эмоционально ребята были просто истощены. — Вот когда с "Аланией" играли — это был настоящий матч. Надо так играть... — Вы совершенно правы. Видимо, после того как с Лигой чемпионов не получилось, ребята снова уперлись, если можно так сказать. Снова какие-то эмоции набрали. Я думаю, что с "Лидсом" мы будем играть примерно так же, как с "Аланией". %— Александр Антонов из Москвы. Я поздравляю вас с выигрышем в этом году и хотел бы у вас спросить: почему "Спартак" все время придерживается такой концепции — "стеночки" и восемь человек в штрафной площадке. Может, стоит перейти на европейский стиль или это неприемлемо для "Спартака"? — Я не понял, но это ваше личное мнение. А где у нас восемь человек? В чьей штрафной: нашей, чужой? — Имеется в виду штрафная противника. — В свое время великий футболист Рууд Гуллит говорил, что "Спартак" и Россия играют в футбол XXI века. И мне тоже кажется, что восемь человек в чужой штрафной — это лучше, чем восемь игроков в своей. Именно ради такого футбола люди ходят на стадион, прежде всего за такой футбол любят "Спартак". Кстати, тренер "Бордо", действующего чемпиона Франции — страны опять же действующих чемпионов мира, — сказал, что "Спартак" должен был выиграть в Бордо и как минимум не проиграть в Москве. Наконец, на совещании тренеров после чемпионата Европы-96 было признано, что в самый атакующий футбол играет сборная России. Просто об этом мало пишут. — Олег Иванович, я с вами согласен. Если бы "Спартак" все время играл так, как с "Аяксом"... Тогда это был именно российский футбол, XXI века. Но на сегодняшний день мы этого, к сожалению, не видим. — Мне понятно ваше огорчение. Но что поделаешь, если у нас исполнителей для "футбола XXI века" не хватает. А вот заиграет Ширко или появится кто-то другой, кто будет забивать... Тогда, возможно, вы увидите, что наша концепция правильная, согласитесь со мной. Вообще, эта проблема, если уж мы о ней заговорили, гораздо шире. Чтобы у нападающего были голевые моменты, играть должна вся команда, начиная с вратарей. И если уж на то пошло, то главная наша (не только "Спартака", а всего российского футбола) головная боль не атака, а оборона, и я об этом говорю уже десять лет. %— Моя фамилия Шаметов Игорь Михайлович. Я болельщик с большим стажем, примерно лет 55. Я смотрел второй матч с "Бордо" из больницы, отделение острой сосудистой хирургии. Болельщики сразу, когда показали, как вы курите, сказали — это будущий наш больной. Олег Иванович, надо не только беспокоиться о "Спартаке", себя ведь тоже нужно любить. — А как вы попали в больницу? Вы себя сильно любили? — Я с венами. Я не куряка. И вот, к несчастью, их слова оказались пророческими. Я вам желаю здоровья. Я очень удивляюсь слабой физической подготовкой команды. "Спартак" в физическом плане, мне кажется, даже слабее, чем ЦСКА, "Локомотив". Только за счет тактики, построения игры удается побеждать. — Игорь Михайлович, дело в том, что при огромной физической нагрузке, работе на тренажерах пропадает мягкость, легкость обращения с мячом. Это я говорю вам как профессионал, как специалист. И здесь нужна какая-то альтернатива, которую я ищу. Если ребят "качать", у них не будет гибкости, ловкости. %— Это Алексей, студент. Не кажется вам как человеку не последнему в российском футболе, что сегодня у нас недостаточно хороших игроков на все 16 команд высшей лиги. Если бы удалось сократить количество, то повысился бы уровень футбола в каждой отдельной команде? — Я с вами согласен на 100 процентов, потому что, еще когда только начинался российский чемпионат, один я говорил — давайте оставим в высшей лиге 12 команд. Пока у нас нет возможности вырастить игроков на двадцать команд, как, допустим, в Испании или в Англии. — Нет ли у вас впечатления, что первый этап Лиги чемпионов был придуман для того, чтобы выбивать команды из Восточной Европы? — Я не думаю, что он был придуман для этого. Это все-таки коммерческое мероприятие. Чем больше игр, тем больше дивидендов. Другой вопрос, что финал "Милан" — "Барселона" здесь намного более желателен, чем, допустим, "Спарта" — "Спартак". Потому что за право показа матча "Милан" — "Барса" крупнейшие телевизионные компании мира заплатят любые деньги, спонсоры будут готовы выложить просто заоблачные суммы. А в том, что нас судят таким образом, чтобы нам как можно быстрее вылететь, в этом плане я с вами полностью согласен. Никому не нужны в престижных турнирах клубы из России. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить полуфинальный матч Кубка кубков между "Спартаком" и "Антверпеном". Уже перед этим матчем было понятно, что никто не хочет видеть "Спартак" в финале. И пожалуйста — судья придумал для Онопко красную карточку, а в ворота "Спартака" пенальти. В эпизоде, по поводу которого боковой судья замахал флажком и побежал совещаться с главным, Онопко вообще не было в штрафной площадке, а мяч в этот момент находился на другой половине поля. Все, кому я рассказывал про этот пенальти и изгнание Онопко, были потрясены и в один голос заявили: такого в истории футбола просто не было. И что, кого-нибудь наказали за это? Как бы не так. И, кроме нас, боюсь, ту историю в Европе никто и не вспоминает. Как не вспоминает о том, что вице-чемпионы мира итальянцы забили нам на чемпионате Европы-96 гол из "вне игры". И как в следующем матче с немцами при зыбком счете1:0 в их пользу и абсолютно равной игре известный провокатор Айльтс, после того как Ковтун выбил у него мяч в подкате, дико закричал и распластался на траве. Можно было подумать, что у него перелом. А после того как Ковтуна удалили, тут же встал и как ни в чем не бывало сыграл матч до конца. %— Мне 27 лет, Александр из Москвы. Не кажется вам, что если на "Запорожец" ставить импортные детали, он все равно им останется? То есть сколько бы суперигроков вы ни купили, все будет без толку, если не начнете играть в более скоростной футбол. — Для того чтобы переубедить меня, что мы неправильно играем, нужно выиграть первенство России у "Спартака", выйти в Лигу чемпионов. И там, в Европе, победить нас по игре. Это для меня будет аргументом, не признать который я не смогу. %— Я больше 30 лет болею за "Спартак". Очень жалко, что подвел вас Филимонов. Было так досадно, так обидно. Хочу пожелать вам здоровья, не переживайте вы уж так сильно. У меня есть предложение — в сборной Филимонову не давать первый номер. Он парень хороший. Но, мне кажется, что Филимонов первого номера пока не достоин. Пусть он будет 12-м или 14-м. — Позвоните Филимонову. %— Меня зовут Фанель, я болею за "Спартак" 15 лет. В этом году "Спартак" стал чемпионом, какое у вас чувство после нынешнего сезона? — У меня чувство двоякое. Прежде всего, хотелось бы, чтобы сборная решила свою задачу, но этого не случилось. Хотя, с другой стороны, как спартаковец рьяный и пожизненный я очень горд тем, что "Спартак" установил рекорд — четыре года подряд выигрывает первенство. Это достижение "Спартака" — не Романцева или каких-то определенных игроков — войдет в историю. К тому же мы выиграли Кубок Содружества, победив в финале, кстати, киевское "Динамо" с Шевченко, Ребровым, участвуем в Кубке УЕФА. Вообще, давайте повременим с оценкой до тех пор, пока "Спартак" не сыграет с "Лидсом". Я все-таки надеюсь, что мы "Лидс" пройдем, и тогда можно будет оценить сезон как очень хороший. %— Мы постоянно бываем на матчах "Спартака" и, конечно, огорчены осечкой в Лиге чемпионов. Одна из причин — плохое поле. Вот, например, два года назад, когда "Спартак" играл в Кубке УЕФА, на "Локомотиве" почему-то догадывались накрывать поле пленкой, и таким образом удавалось сберечь зеленую травку. А этой осенью "Спартаку" пришлось в болоте играть... Естественно, на таком поле невозможно победить, тем более, если играешь в атакующий футбол... — Вы совершенно правы, с нашей манерой игры нам очень нужно хорошее поле. Потому что на поле, где на каждом шагу лужа или кочка, торжествуют, как правило, команды мощные физически, но по манере игры — примитивные. И сейчас для меня проблема поля в матче с "Лидсом" — одна из самых главных. А может быть, и самая главная. Я собираюсь заниматься этим вопросом вплотную, потому что "Спартак" действительно может побеждать и показывать настоящий футбол только на хорошем газоне. ... А через несколько дней в Тарасовке шел мелкий ноябрьский снежок вперемешку с дождем. Машина Романцева выезжала из ворот спартаковской базы, а на дороге, дрожа от холода, стоял мальчишка лет шестнадцати, держа в негнущихся, насквозь промезших руках лист бумаги и ручку. Сколько он там стоял — полчаса, час? Приехав в Тарасовку, я его, во всяком случае, не заметила, но говорили мы с Олегом Ивановичем достаточно долго... Романцев опустил стекло: — Ну что ты здесь мерзнешь? Паренек просунул в окно авто свой листочек и, пока Романцев расписывался, быстро затараторил: — Олег Иванович, у меня к вам еще просьба. Возьмите меня в "Спартак" на работу! — Кем, футболистом? — рассмеялся Романцев. — Да нет, я что угодно могу делать. Подсобным рабочим, например, или на кухню. За маленькую зарплату, а? — Ладно, подойди к директору базы, скажи, что от меня... Нельзя сказать, чтобы я до этого момента не понимала, почему Романцев, не слушая протестов врачей, не ушел — сбежал из больницы совсем недавно. На эту тему можно зачитать, наверное, целый список причин, начиная с того, что нельзя ему, как тренеру, жить хотя бы неделю отдельной от команды жизнью, особенно перед матчами с "Лидсом", до нормального человеческого неприятия больничной койки. Но мне лично тогда, у ворот спартаковской базы, истинной причиной показалась только одна. В чьем-то представлении, возможно, это эпизод, не заслуживающий внимания. Хотя... Чуть позже, когда машина уже отъехала достаточно далеко от Тарасовки, Романцев рассказал мне историю, которую часто слышал от Старостина, причем совсем по другому поводу. Один знаменитый жокей проиграл скачку, в которой был бесспорным фаворитом. И вот он стоит после финиша в полной прострации, до конца еще не осознавая, как это могло с ним случиться. Он же должен был выиграть, должен... Думая обо всем об этом, жокей механически лезет в карман и вынимает оттуда маленький ключик. Взвешивает его на ладони и задумчиво произносит: — Так вот почему я проиграл... Рассказав эту историю, Старостин обычно добавлял: — Ну сколько мог весить этот ключик... А к чему я это говорю? Ни в жизни, ни в футболе мелочей не бывает. ...Когда мы говорили еще в Тарасовке, сидя у Олега Ивановича в номере, Романцев мне признался: — Когда я вижу, что моих ребят в буквальном смысле этого слова ноги не носят, и чувствую, что надо находить какие-то особенные слова, чтобы завести их на работу, у меня срабатывает только один аргумент: "Ребята, вы играете не для себя и не для меня. На нас смотрят миллионы". И они начинают что-то делать через "не могу". Я просто уверен, даже если бы я им в такие минуты по миллиону долларов обещал — каждому, это бы не сработало. Этой осенью Романцев взвешивал на руке свой ключик дважды: на 88-й минуте матча с Украиной и вскоре после этого, во время матча с "Бордо". Помню, после игры с французами ветеран спортивной журналистики, давно знающий Романцева, когда мы шли на пресс-конференцию, сказал мне: — Я боюсь, как бы с Олегом не случилось чего-то страшного. Мне кажется, всего этого он просто не переживет. И вскоре в теленовостях замелькало: — Олег Романцев в больнице. Сердце... По словам Олега Ивановича, услышав диагноз, он был поражен: — Сердце меня до сих пор никогда не подводило. У меня всю жизнь была такая кардиограмма, что врачи ее всем в пример ставили. В больнице мне сказали: сильный стресс. Мне, честно говоря, не хочется говорить на эту тему. Ну от чего может давление подскочить? Только от стресса... — Что вы чувствовали, глядя, как играет "Спартак", не с тренерской скамейки — по телевизору? — Как Рахметов на гвоздях. Но, слава Богу, я еще не смотрел. Врачи не разрешили. Хотя, если бы мы не выиграли у "Локомотива" и не стало бы ясно, что мы уже чемпионы, — меня никакие врачи бы не удержали. В любом состоянии я был бы на игре... — А вы не пытались, по крайней мере после матча с Украиной, напомнить себе, что до сих пор еще ни одна сборная даже после двух стартовых поражений в финал чемпионата Европы не выходила? Вам же команда досталась с тремя... И то, что вы пытались сделать, — это просто чудо, которое по всем законом выглядело почти невозможным. — Нет, такие доказательства я не воспринимаю. Даже в разговорах с самим собой. Ведь рано или поздно появляется кто-то, кто переписывает заново всю эту историю, статистику. Хотя, наверное, если беспристрастно все взвесить, я уверен, что мне самого себя и весь наш тренерский штаб, команду упрекнуть не в чем. Мы работали не жалея себя. — Если бы снова пришлось решать, принимать ли сборную от Бышовца с таким пригибающим ко дну грузом, вы бы поступили иначе? — Нет, я пошел бы на это снова. Хотя бы потому, что, пусть нам не удалось попасть в финал чемпионата Европы, мы сделали что-то, может быть, по-своему не менее важное: вернули болельщикам веру в свою сборную. Я могла бы спросить еще о "втором ключике" — "Спартаке" в Лиге чемпионов. И наверное, точно так же, как в случае с экскурсом в историю отборочных матчей, Романцев отмахнулся бы от напоминания о том, что и "Милан" с его стомиллионным бюджетом не попал не то что в следующий раунд Лиги, но даже в отличие от "Спартака" в Кубок УЕФА. И что "Манчестер Юнайтед", прошлогодний триумфатор Лиги чемпионов, все хором назвали "уникумом", потому что выигрывать и в национальном чемпионате, и в Лиге чемпионов параллельно — достижение действительно фантастическое. Мало кто даже из элитных европейских клубов способен на такое. А "Спартак" со своей короткой скамейкой не позволяет себе пожертвовать чем-то одним в пользу другого никогда. Наверное, за это "Спартак" и любим в России так, как не любима ни одна команда. Правда, особенной любовью, не всегда умеющей прощать. Я не знаю, привык ли Романцев и сможет ли когда-нибудь привыкнуть к тому, что даже после победы порой можно услышать: "А должны были в два раза больше забить!" или "Игра могла бы быть и поинтереснее!" Я думаю сейчас о другом. И почти уверена — Олегу Романцеву не понравится, если я напишу, что он, возможно, родился не в то время или, скорее, даже не в той стране. Прекрасно помню, когда именно я об этом подумала. Когда он как-то вскользь обронил: "Если бы у меня играл Дель Пьеро...". При этом он, по-моему, даже шутил. А ведь на самом деле, если углубиться в эту фразу... Возможно, мы так никогда до конца и не узнаем, на что на самом деле способен этот тренер. Потому что Дель Пьеро к нам никогда не приедет. — Вы никогда, даже чисто гипотетически, не допускали мысли о том, чтобы поработать, допустим, в Италии? Пусть не с "Миланом" или "Интером"... — Нет. Я точно знаю, что там я буду ходить на работу только потому, что "надо", а не потому, что я этого хочу. И потом, почему-то уверен, что у меня и в России со временем появятся другие возможности. И у меня есть время, чтобы этого дождаться. Мне ведь всего сорок пять. Для тренера это даже еще не средний возраст. Когда мы прощались — уже в Москве, на проспекте Мира, Романцев в обычной своей манере, полушутя-полусерьезно, сказал: — Чего мне больше всего сейчас хочется — это просто отдохнуть. Дело даже не в том, что хочется, — мне это необходимо. И тут же добавил: — Только отдыхать, к сожалению, я так и не научился.



    Партнеры