ТРАВЛЯ

17 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 251

...Это было похоже на ультиматум. Нет, слово "ультиматум" в контексте происходящего звучит даже изысканно. А тут изысками и не пахнет. "Жду Лужкова после кина!" — так пренебрежительно по сути и выразился ведущий программы "Зеркало" Николай Сванидзе, приглашая в воскресенье вечером столичного мэра и начальника московской милиции к себе в студию. Как только кино закончится, я, мол, покажу вам другое кино. Потом мы услышали о том, что мэр любит покрасоваться на людях — так пусть теперь увидит и услышит то, что слышать и видеть он не любит. Надо полагать, правду. Мэр, конечно, на столь странное приглашение не откликнулся. Когда надо было, он откликался. Как это было 3 октября 1993 года. Повод тогда был более чем серьезный: путч, беспорядки на улицах, угроза безопасности москвичей. Это сегодня Лужков для Ельцина — страшнее коммунистов. А тогда решительная позиция мэра во многом переломила ситуацию. Да, тогда был повод все бросить и поехать на прямой эфир. И если бы не этот поступок Лужкова, то у Сванидзе сегодня наверняка не было бы возможности пользоваться благами свободы слова и травить Лужкова с экрана государственного телевидения. Но это, как говорится, к слову. Вопрос в другом: была ли в минувшее воскресенье экстренная необходимость ехать на телевидение? Конечно же, нет. Поэтому Лужков и не поехал. И правильно сделал: зачем ему своим присутствием поднимать рейтинг передачи, которая если чем и известна, то только своими ляпами — о них речь впереди? Днем в воскресенье у Лужкова было много дел. В том числе и весьма приятных. Как отказаться, к примеру, от возможности лично поздравить Женю Кафельникова с третьей подряд победой в Кубке Кремля? Тем более когда сам являешься главным патроном соревнований и положил много сил на то, чтобы сделать этот Кубок по-настоящему спортивным и зрелищным. А после этого почему бы не поехать домой и провести остаток вечера в кругу семьи? Своей семьи. Это ведь так редко получается у мэра. Понимает ли это Сванидзе? Вряд ли. Он, скорее, даже кое-чем возмущен. Скажем, названием теннисного турнира. Да, Сванидзе, который сам лишен возможности провести воскресный вечер со своей семьей из-за того, что подрядился со столь примерным прилежанием выполнять специфические поручения другой "семьи", вполне может не соглашаться с тем, что лужковский турнир назван столь вызывающе-дерзко. Вдумайтесь только: Кубок Кремля... Это на что же Лужков намекает? На то, что в итоге в качестве приза получит Кремль?! Да не видать ему Кремля как своих ушей! Не имеет он никакого права называть так эти соревнования! Называй их, на худой конец, Кубок Москвы или, того хуже, — Кубок мэра. Но не трожь Кремль своими преступными руками!.. Думаете, перебарщиваю? Скажете, что Сванидзе не позволяет себе подобного рода выражений? Да, выражений таких он себе, естественно, не позволяет. Но делает все, чтобы мы с вами именно в такой мысли утвердились. Помните, на какой фильм приглашал Сванидзе Лужкова? На учебный фильм МВД, демонстрирующий преступную халатность городских властей перед лицом террористов. На фильм, после просмотра которого москвичи сразу бы поняли, что взрывы жилых домов в Москве произошли исключительно по вине столичных властей. А Лужков — это и есть персонифицированная столичная власть. После этого даже новорожденный москвич, не имеющий еще права голоса, и то поймет, кто преступник. Что тогда говорить о москвичах совершеннолетних, уже имеющих право голоса: они-то несомненно должны будут после сеанса Сванидзе уяснить себе, как нужно своим голосом распорядиться, чтобы больше не допустить фатальной ошибки. Ведь ни для кого не секрет, что вся эта демонстрация — и не только, разумеется, фильма — есть не что иное, как банальная охота за голосами. Кстати, отказ Лужкова встретиться со Сванидзе в прямом эфире — это всего лишь ответ мэра на подобный же отказ телеобозревателя на приглашение прийти на эфир ТВЦ. Сванидзе объяснил свой отказ (он всегда очень убедителен в своих объяснениях, чем, мне кажется, злоупотребляет) тем, что не принял приглашение Лужкова потому, что мэр уже однажды обещал прийти к нему на эфир, но не пришел. Что, конечно, неправда. Попросту говоря, Сванидзе обманул миллионы своих доверчивых телезрителей — и продолжает обманывать, утверждая, что именно Лужков несет всю полноту ответственности за взрывы в Москве. Лужков как мэр и как москвич никогда не снимал с себя ответственности за все, что происходит в столице. Но зачем же, обманывая людей, вешать на него всех собак? Нехорошо это, негуманно. И еще одна ложь Сванидзе. Он заявляет, что не примет приглашения в эфир ТВЦ потому, что этим телеканалом владеет Лужков. Разве может так говорить нормальный человек? Что, Москва — частная лавочка Лужкова? Как и всякий субъект федерации, столица вправе иметь свое региональное телевидение. Да, оно отражает интересы Москвы — а кому еще их отражать? Государственным федеральным телеканалам? Но они скорее готовы объявить Москве блокаду, чем дать правдивую картину ситуации в столице. Политическая ангажированность, нескрываемая предвзятость этих телеканалов доходят до абсурда. Возьмите ОРТ. Там не знающий тормозов Доренко в своей ненависти к мэру дошел до того, что уже у мертвеца снимает показания против мэра. Что может сказать человек, прошитый четырнадцатью пулями? Правильно — только одно: меня убил Лужков. Мало того: Доренко вскоре обнаруживает у покойного Тейтума брата, которого у того никогда не было. За хорошие деньги, которые платят обозревателю ОРТ, можно было бы докопаться и до какого-нибудь двоюродного дедушки. Не блещет оригинальностью и другой федеральный канал — РТР, где Сванидзе из недели в неделю нудно, но целеустремленно предрекает развал столичной экономики. И таким людям доверять интересы столицы?.. Боюсь, москвичи не поняли бы своего мэра. О том, что могло ожидать мэра в воскресном прямом эфире РТР, можно судить по тому приему, который Сванидзе оказал своему тезке — начальнику столичного ГУВД Николаю Куликову, который все-таки откликнулся на приглашение. Сванидзе попросту предложил ему подать в отставку, отметив при этом, что Куликов должен был сделать это сразу же после взрывов в Москве. Наверняка такое предложение у него имелось и для Лужкова — и если Сванидзе о чем-то и сожалеет, то только о том, что не смог обратиться с ним к мэру в прямом эфире. Смелость Сванидзе восхищает. Почему бы ему не предложить подать в отставку с поста министра Рушайло или с поста президента — Ельцину? Говоря об ответственности Лужкова за прогремевшие в Москве взрывы, Сванидзе подводит к мысли, что мэр плохо руководит столичной милицией. Но зачем Лужкову руководить милицией? Он прежде всего хозяйственник, управляет одним из крупнейших городов мира. Это не его задача — обезвреживать террористов. В структуре столичного правительства нет ни одного силового подразделения. В Москве, как и в других субъектах страны, действуют филиалы федеральных ведомств. Действуют вполне самостоятельно, несмотря на то, что город своими доплатами практически удваивает зарплату тех же, скажем, милиционеров. Вот в этом и заключается вмешательство мэрии во внутренние дела органов внутренних дел. И никто не может запретить столичному правительству, если оно пожелает, защищать репутацию руководителей столичной же милиции, как это не раз делал Лужков в отношении Куликова. Что, впрочем, дает повод Сванидзе и многим другим, мягко говоря, недоброжелательно настроенным журналистам считать его чуть ли не карманным милиционером мэра. Отсюда и отношение к начальнику столичной милиции, над которым теперь нависла угроза увольнения только за то, что за него заступился Лужков. И, наверное, по-человечески можно понять начальника Управления ФСБ по Москве и Московской области Царенко, который давно уже не заглядывал в мэрию: чекист опасается, что это будет стоить ему места. И столичный прокурор Герасимов тоже чувствует себя неуютно, как и начальник налоговой полиции Москвы Добрушкин. Они, конечно, не могут забыть судьбу бывшего начальника ГУВД Москвы Панкратова и бывшего прокурора столицы Пономарева, которых уволили в 1995 году в связи с делом Листьева, — будто при их попустительстве произошло. Как при попустительстве Куликова — взрывы жилых домов в Москве... Между тем Куликов напрямую подчиняется МВД и его руководителю Рушайло, с чьей подачи, уверен, и был показан учебный фильм миллионам телезрителей. Конечно, он смотрелся не так интересно, как кино про похождения "человека, похожего на Скуратова". Но среди зрителей наверняка были и такие, которые восприняли ленту как учебное пособие. Они, думаю, безмерно благодарны РТР и МВД за то, что теперь точно знают, как и где закладывать взрывчатку, чтобы нанести Москве максимальный урон. Кто за это будет отвечать? Опять Куликов и Лужков? А почему не Рушайло? Если вспомнить, то как раз нынешний министр внес свою лепту в то, чтобы обескровить столичную милицию. Именно по его инициативе был снят со своей должности руководитель регионального Управления по борьбе с организованной преступностью генерал Н.Климкин. Это был специалист высокого класса, которого убрали как раз накануне сентябрьских взрывов в Москве. Кто несет за это ответственность? Сомнений нет: Рушайло как руководитель МВД. А можно вспомнить и то, как летом этого года мину — настоящую, не учебную! — нашли в приемной МВД. Чудом предотвратили взрыв. А нашел ее, кстати, совершенно посторонний человек. Почему Рушайло не подал тогда в отставку?.. Кстати, те объекты, в плохой охране которых сейчас обвиняют московскую милицию, никакого отношения к ней не имеют. Химкинское водохранилище должны охранять силы МВД, спецобъект "Метро-2" — подразделения ФАПСИ. Получается, федеральные структуры, ополчившиеся на Москву, сами себя и высекли. Поэтому Рушайло и его коллегам следует серьезно подумать о своей ответственности. Хотя вряд ли это у них получится. Ведь Рушайло следовало бы подать в отставку сразу же после того, как взлетел на воздух первый дом. Но даже и в те трагические дни МВД не выпускало из головы главную задачу, поставленную перед ним: расправиться с руководством столичной милиции. Как? Посредством проверки работы, которая уже загодя признана неудовлетворительной... Прямо как в славном 1937-м: был бы человек, а статья найдется. Было желание поставить "неуд" — и поставили. И еще показали всей России: вот какая она, Москва, зазнавшаяся, слишком самостоятельная. Надо быстренько поставить ее на место и показать, кто в доме хозяин. Мы-то знаем, кто у нас хозяин. Знаем и догадываемся, кто объявил сезон охоты на Лужкова. Догадаться об этом совсем нетрудно. Как и предположить, что хозяин этот — не настоящий. Как не настоящим является все временное. Россия ждет настоящего хозяина. Хозяина, который будет заниматься делом. Россию ждут большие дела. И их уже нельзя откладывать на потом. А сезон охоты... Он идет и проходит. Как и все сезонное...



Партнеры