ЗАБУГОРНЫЙ ДЕСАНТ

25 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 190

Дивное виденье, гений чистой красоты в костюме от Черутти, с бесконечными ногами, с личным переводчиком, — откуда бы этой даме взяться на избирательном участке в средней школе №171 и сидеть там целый день с серьезным видом? Да оттуда, что дама — международная наблюдательница, и щупать свежие бюллетени — ее работа... ЦИК при каждом удобном случае говорит о демократизме наших голосований, а подтвердить его и раструбить по всему миру могут только гости из-за бугра. Поэтому к 19 декабря наши города и веси оккупируют от 800 до 900 наблюдателей из стран — участниц ОБСЕ. Иностранных спецов делят на две категории. Около сотни из них приехали аж месяц назад и готовят плацдарм для остальных. Основная масса, как рассказали корреспонденту "МК" в столичной миссии ОБСЕ, приедет за неделю до голосования. Будет немало депутатов европейских парламентов, чинов из правительств, научных светил... Иностранцы осядут во всех субъектах Федерации — по два-три человека, один из которых обязательно должен говорить по-русски. Занятно, что организаторы стараются не допустить, чтобы в одном регионе были только поляки или только французы, — для объективности. Деньги наблюдателю платит страна, его отправившая. Самые "упертые" вообще не получают оклад за эту работу — лишь суточные и деньги на дорогу. Конечно, по евростандартам. С одним из иностранных специалистов удалось встретиться корреспонденту "МК". Англичанка Хэлен Ллойд работает на миссию ОБСЕ почти десять лет. Кроме России, год провела в Варшаве, побывала на выборах в Боснии, Югославии, Грузии. Лучшие, на ее взгляд, выборы назвать не берется, зато вспоминает страны, куда ее с коллегами вовсе не пригласили. Узбекистан, например: "Причина отказа — все партии, СМИ в подобных странах жестко контролируются властной верхушкой, и не имеет смысла туда ехать. Демократии-то там нет. Можно только подорвать престиж миссии". По этой же причине ОБСЕ на президентские выборы в Казахстан отправило лишь 8 человек. То есть огромный состав нынешней "делегации" — для России скорее хороший признак. У госпожи Ллойд осталось немало впечатлений от президентских выборов 1996 года, когда ей пришлось работать в Иркутске: "Было отчетливо видно, что Ельцина активно проталкивали на второй срок. Мы сделали вывод: президентская команда во многом оплачивала кампанию не из официального кандидатского фонда, а из каких-то сторонних источников. Вспоминается пропагандистский журнал, который каждый местный житель получил бесплатно. Помнится, мы с коллегами прикинули, сколько может стоить подобная агитка, и выяснили, что это дороже, чем весь официальный выборный бюджет. Там был плакат: женщина открывает дверь, видит портрет главного вашего коммуниста и сильно пугается. Мол, ее ужаснул символ коммунизма, который вот-вот вернется... Но подобное случается в каждой стране. Вспомните: в Америке Клинтон был больше на телевидении, нежели соперники... Сейчас положение в России изменилось — никто не знает имени вашего будущего президента. Поэтому ситуация более интересна". Кстати, по сравнению с началом 90-х столица стала, по мнению англичанки, во сто крат лучше. Большинству приезжающих наблюдателей все здесь нравится: "Большой, чистый, очень модный город. На улице много молодежи, и одета она шикарно даже по европейским меркам. Очень богатая культура, причем не только официальная — опера там или балет, — но и ночные клубы, дискотеки". Гости столицы, оказывается, очень любят московскую ночную жизнь, но за пределы Садового кольца стараются не попадать. Не из страха за собственную жизнь, как, скажем, в 1993-м, а лишь потому, что там делать нечего: "Ваши ночные клубы, особенно те, что находятся в районе Чистых Прудов, ничуть не уступают аналогичным лондонским заведениям". Абсолютное большинство специалистов считает: Москва — не самый дорогой город Европы, как ее подают иногда. "В Лондоне все-таки подороже жить, хотя у вас, например, одежда стоит порой баснословные деньги. Я знаю, что немногие русские могут позволить себе часто ее покупать. Иногда даже я после похода в магазин пересчитываю наличность и удивляюсь, за что же я отдала такие деньги, — сочувствует Хэлен. И еще делится политическими сомнениями: — За рубежом многие опасаются, что находящиеся у власти партии будут иметь больше возможностей на выборах, нежели конкуренты..." Наблюдателям хорошо опасаться: им есть куда вернуться. Аналогия: как-то обсуждали с одним французом творения Церетели, и иностранец, затянувшись хорошей сигарой, обронил: "А может, в нем что-то есть? Такой, знаете, фольклор..." — "Угу, — парировали русские собеседники. — Вам — фольклор, а нам с этим жить!.."




Партнеры