СОЦИАЛИЗМ С ЧЕЛОВЕЧЕСКИМ ЯИЦОМ

26 ноября 1999 в 00:00, просмотров: 208

Пять лет Лукашенко торговал белорусской невинностью. Свершилось! Наши президенты заключают наконец договор о слиянии. Завтра белорусы и россияне проснутся в одной постели. Но так ли уж хороша покажется вам наутро белорусская невеста? 1. ВЗЯЛСЯ ЗА ЯЙЦА — ПРОПАЛО МАСЛО В Белоруссии опять появился знак беды в образе перепелиных яиц. Это значит, что про обычные куриные вновь придется забыть до лета. Лукашенко еще в прошлом году не вылезал из телевизора, рекламируя ценные свойства перепелок, которых в срочном порядке стали разводить на птицефермах. Уж как только президент не восторгался новым продуктом и лично собой за найденный способ борьбы с дефицитом, а народ все равно за свое: верните в магазины куриные эмбрионы! На какой-то период удалось: президент лично взялся за дело, и яйцо вернулось на прилавки. Но тут же стали пропадать другие продукты, как-то: сыр и масло. От такого безобразия Александр Григорьевич взвыл: "Ну надо же! Взялся за яйца — масло пропало!" Не прошло и полугода, как все стало повторяться в той же последовательности. Только теперь из-за неурожая зерновых в список "летучих голландцев" добавился самый ценный белорусский продукт — водка. За "белым золотом" выстраиваются очереди. Государство демонстрирует смекалку, придумывая для народа все новые "забавы". Когда обнаружился дефицит сметаны, выход был найден в разбавлении этого продукта до уровня кефира. Жидкое месиво стали продавать с этикеткой "10-процентная жирность". На витринах — до боли знакомые консервы с морской капустой и белые от жира банки с надписью "Завтрак туриста", оставшиеся, видимо, еще с советских времен. Ничего не напоминает? 2. КОРОЛЕВЫ ПРИЛАВКА Мария Ивановна и Галина Ивановна — "водочные королевы". Они, стоя за прилавком, ежедневно отпускают "жидкую валюту", и поэтому всегда могут рассчитывать на помощь коллег, держащих "на контроле" яично-сметанный отдел магазина. Люди рождаются, женятся, умирают — значит, водка нужна всем. — Раз в неделю покупаем мясо и даже сырокопченую колбасу, — с гордостью в голосе сообщили мне новые знакомые. Они называют себя средним классом, потому что получают в два раза больше обычного продавца — 30 миллионов, или 40 долларов. Кроме того, женщины всегда готовы помочь покупателям в обмене "по хорошему курсу" белорусских денег на американские, с чего имеют свой куш. Обе Ивановны всем видом демонстрировали, что у них все в порядке. Правда, вопрос, какую крупную покупку совершили в последнее время, привел их в замешательство. Ситуацию спасла Мария Ивановна: — Крышку для унитаза я вчера купила, миллион отдала! — и залилась смехом. Мол, важная покупка, так как работаем мы "на унитаз". — А в театр или кино ходите? — Зачем? У всех видики есть. — Что ты говоришь, у тебя же его нет! — вмешалась Галина Ивановна. — Никуда мы не ходим, нам это ни к чему. Да и вашей политикой мы не интересуемся. Вот вы, с этим объединением... Нам, по большому счету, все равно. Но с Чечней объединяться страшно, у меня ведь сын взрослый... Проститутки из-за кризиса стали работать за еду и выпивку. Рестораны под страхом закрытия сделали "под козырек" и по требованию Лукашенко ввели в свои меню блюда белорусской кухни. А между прочим, все это в основном иностранные предприятия, но и на них управа нашлась. Бизнес приноровился играть "в прятки". Появилась тенденция пересаживаться из дорогих автомобилей в более неприметные. Не дай Бог, засветишься с эксклюзивным авто — на следующий день в дверях офиса появится налоговый инспектор. Смекалистыми оказались и некоторые граждане. Бывший генеральный прокурор, назначенный в свое время Лукашенко, шепотом и с ужасом в глазах жаловался мне в своем кабинете: — Если бы вы знали, сколько пишут анонимок и на кого! Ведь закладывают отец сына, брат сестру! Такая грязь из людей полезла! Это было как раз после того, как в стране возродилась практика реагирования на анонимки. 3. МЫШКА - НАРУЖКА Технология культивирования страха в Белоруссии достигла уровня сталинских времен. В 10-миллионной стране 150 тысяч милиционеров, что вдвое больше, чем в армии. Улицы заполнены людьми в камуфляже и с автоматом через плечо. Власти перестали скрывать, что всех слушают. Кстати, Интернет тоже под присмотром, ибо единственный в стране провайдер — государственный. "Нет человека — нет проблемы". После того как в стране бесследно "растаяли" три известных политических деятеля, тюремные застенки стали восприниматься оппозицией гораздо теплее — тут хоть есть гарантия, что человек не исчезнет с лица земли. На фоне пропавших без вести экс-председателя Нацбанка, экс-министра внутренних дел и экс-председателя Центризбиркома пребывание бывшего премьера Михаила Чигиря в каталажке КГБ кажется большой удачей. Хотя исчезновения продолжаются уже долее двух лет, механизм их до сих пор загадочен. Даже для правоохранительных органов. В милицейских кругах ходит своя версия: как только у Совета безопасности возникает потребность убрать ту или иную фигуру, нанимается специальная группа из соседней России, которая и проводит операцию. Глава Совбеза генерал Виктор Шейман слывет главным палачом страны, а знающие его люди говорят так: — Он Афганистан прошел, он и Белоруссию пройдет. В подтверждение "русского следа" высокопоставленный источник из МВД привел нам такой довод: если бы операции проводили местные, то обязательно просочилась бы утечка хотя бы на уровне МВД и КГБ. А в Белоруссии в неведении находятся даже эти структуры. Если такими методами действительно работают россияне, то можно сказать, что объединение государств в части борьбы с "лишними людьми" уже произошло. Кстати, непонятным образом исчез пару лет назад и самый матерый уголовный авторитет республики — Владимир Клещ (Щавлик). Одной из причин его устранения называют то, что Щавлик посягнул на водочную империю, которую держит под контролем верхушка власти. Когда белорусский криминал понял, что Щавлика живым не дождаться, были коронованы шесть новых воров — по одному на каждую область. До сих пор уголовный мир держит их имена в тайне. 4. ПАРТИЗАНЫ – 99 Но самое поразительное — в Белоруссии, похоже, опять появились партизаны! Героя этого интервью мне пришлось искать долго. Местные журналисты давно догадываются, что многие теракты происходят не сами по себе, а организованно. Например: взрыв газопровода к подписанию союзного договора два года назад, обстрел в том же году российского посольства, взрыв здания суда в Минске, где судили политических. Конспирация настолько серьезна, что даже журналистской братии не удавалось выйти на след этих людей. Только давнее знакомство с представителем одной из партий и его личное поручительство позволили собкору "МК" встретиться с "боевиком" — так его окрестили. Мы разговаривали в машине. Парень, представившийся Алесем, не снимал маски с лица. — Алесь, взрывы и обстрел посольства на совести вашей организации? Пауза. — Отвечу "нет", но в Конституции записано, что защищать независимость можно любыми способами. — То есть вы готовы и с оружием в руках делать это? — Мы готовы ко всему. — Если вы не проводили взрывов, зачем такая конспирация? — Чтобы эффективно работать. Наши люди натаскиваются в специальных лагерях. Их учат рукопашному бою, владению различными специальными приемами и другому, чего вам знать не надо. — А кто ваши враги? — Все, кто содействует лишению Беларуси независимости. — Значит, ваш враг не столько Лукашенко, сколько любая власть, объединяющая Белоруссию с Россией? — Мы в принципе оппозиционны любой власти: она должна знать, что есть те, кто готов на все ради независимости нашей Родины. Не Лукашенко источник всех бед. Он марионетка. Наша цель — белорусское независимое национальное государство. Любой, кто бы ни руководил государством, должен знать, что мы следим за тем, как воплощаются эти идеалы. — Как велика группа людей, занимающихся тем же, чем вы? — В Белоруссии сейчас действует несколько молодежных организаций. Я не назову вам численность, но мы имеем свои отделения во всех крупных городах. — 26 ноября — подписание Договора о союзном государстве. Вы будете реагировать? — Если я что-то скажу и это произойдет, то вас потом менты затаскают с допросами: откуда узнали? Лучше следите за новостями. ...Мне удалось выяснить, что называют свою организацию эти парни "Край", а себя — "краевцами". Круглогодично ребята тренируются группами по тридцать—пятьдесят человек в лесных лагерях, где занятия ведут опытные инструкторы, прошедшие армию и "горячие точки". В лагерях запрещено знакомиться и называть друг друга по имени. Всем присваиваются прозвища, так что Алесь — скорее всего тоже псевдоним. Когда готовится какая-либо операция, ее участники видят друг друга только в момент самой акции. Достоверно известно об одной акции, которую провели "краевцы". Это факельный проход по Гродно в память о Чернобыльской трагедии. Тогда пятьдесят человек в масках, стоя спина к спине, более часа удерживали оборону, сражаясь на равных с омоновцами. Отступили лишь после того, как спецназовцы на "уазиках" въехали в толпу, покалечив несколько человек. Это была предупредительная демонстрация силы. Как сообщил Алесь, половина членов их организации прошли через задержания и отсидки. У "Края" есть четкая идеология: независимое государство и оппозиция любой власти. Своя символика: крест Святой Троицы и бело-красно-белый флаг, перечеркнутый двумя черными линиями, — цвет свободы. Приветствие — как пароль: "Жыве Беларусь!" и ответ: "Жыве вечно!". Партнеры — аналогичные организации Прибалтики и Украины, за исключением УНА-УНСО, так как "краевцы" считают ее гебистской структурой, так же, как и РНЕ. Любопытно, что состоят в "Крае" не только белорусы, но и русские. Есть во всем этом доля мальчишества. Но в то же время ясно, что за парнями стоят серьезные люди, чьи руки пахнут порохом. И не сегодня-завтра из леса на очередной взрыв выйдет не мальчик, а здоровый мужик, пропитанный духом "лесного братства". 5. "ИНТЕГРИСТЫ" Лариса — совсем другое дело. Она не верит, что белорусы смогут отстоять свою независимость. Она учительница в обычной школе. Ее доход в месяц составляет 20 миллионов, что в человеческих деньгах — 30 долларов. — Когда у меня в кошельке есть миллион, я чувствую себя уверенно. Да у нас все учителя так живут. Дома у Ларисы вся бытовая техника — советских времен, но есть и "буржуйские" атрибуты — например, электрочайник или фирменный утюг. Это "гуманитарная помощь" — подарки от итальянской семьи, которая на лето берет к себе Ларисину дочь. Кстати, таким же путем появляется в семейном шкафу неплохая одежда, иногда даже новая. Большинство горожан давно и целыми подъездами не вносит квартплату. "Приоритетны" только свет и телефон, так как их могут отключить. Роскошью для таких семей, как Ларисина, оказались газеты и журналы: слишком дорого. Еще, например, поход в "Макдоналдс". Живые цветы — тоже роскошь, лучше подарить деньги. Нынче на день рождения дарят до пяти долларов, на свадьбу — 20 долларов от семьи, родители на этот случай готовят для молодоженов долларов триста. Вообще-то белорусскими массами вновь овладевает идея, что лучший подарок — книга. Конечно, не альбом модернистов, а томик Пушкина. Особый раздел жизни — взятки: они, как и жизнь, ничтожны. Шоколадка — на уровне вахтера в общежитии, коньяк — на уровне нотариуса. Врачи довольствуются 20—30 долларами за оказание "транспортных" услуг: перемещение вашей фамилии в первую десятку в очереди на несложную операцию. — А вы, Лариса, хотели бы, чтобы белорусы объединились с россиянами? Без долгих раздумий моя новая знакомая выпаливает: — А зачем нам их проблемы?! К тому же они придут и задушат белорусский язык, а моя дочь учится сейчас в белорусском лицее, где дают в сто раз лучшее образование, чем в обычных русскоязычных школах. И вообще, я хочу, чтобы дочка жила за границей. Здесь такая экология после Чернобыля, что мухи дохнут, не говоря уже о людях. Но, как оказалось, не все в Ларисиной школе такого же мнения. Процентов 30 учителей — "интегристы". Еще столько же вообще не рефлексируют на эту тему, считая, что без них все решат. Когда-то Белоруссия была сплошным болотом. Потом пришли мелиораторы и осушили эти земли. Сейчас трясина, по-белорусски "дрыгва", вновь затягивает страну. Не стоит думать, что белорусское болото — бедствие исключительно местного масштаба. Одну мою знакомую семью, проживающую в Пинске, этой осенью навестил родич из России. Гостеприимные белорусы отправились с ним в лес за клюквой, но не учли, что на болоте встречаются топи. Заблудившийся гость, как потом оказалось, наступил не на ту кочку и оказался затянутым в трясину. Вот такая печальная история. Есть большая опасность того, что российским "интеграторам-мелиораторам" не удастся осушить белорусское болото. Не расползется ли та самая проклятая дрыгва до самых Курил?.. Минск.



    Партнеры