В РОССИИ ЖИТЬ ЭКСТРЕMАЛЬНО

2 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 909

Девушку зовут Шелест. Ласково — Шел. На MTV она ведет две программы: "Бодрое утро" и "Новая атлетика". Девушка современная, без комплексов. "Крыша" на месте. Звездной болезни не предвидится. Взгляд на жизнь — трезвый. Что характерно — уже замужем. — Что такое Шелест? — Шелест — моя настоящая фамилия по паспорту. Мой прадедушка был первым секретарем ЦК компартии Украины. Мое имя, по-моему, не очень совпадает с фамилией, поэтому я просто Шелест. — Где ты родилась? — В Татарии, в городе Набережные Челны, там, где "КамАЗы" выпускают. Наши корни — на Украине. Во время войны моя бабушка переехала на Урал. Там познакомились мои родители. Потом по молодежной путевке они уехали на комсомольскую стройку — на КамАЗ. Моя сестра до сих пор там живет. — С прадедушкой не успела пообщаться? — Нет, я узнала про него буквально два года назад. — Приятно, наверное, о прадедушке читать? — В старых учебниках о нем писали как о супердруге Никиты Хрущева. А сейчас я специально залезла в Интернет, оказалось, он был деспотом, националистом жутким, всю Украину построил и заставил говорить на украинском языке. — Чем ты занималась в Набережных Челнах? — Прожила там до 18 лет. Закончила художественную школу с красным дипломом. Занималась плаванием, имею первый взрослый разряд. Всегда участвовала в какой-то самодеятельности, КВНах. Год проработала на местном ТВ и поехала в Москву. — В никуда? У тебя никого здесь не было? — Тетя двоюродная. Поначалу родители помогали, я квартиру снимала. Поступила в Институт телевидения и радиовещания, а спустя месяц попала по конкурсу на Муз-ТВ. Потом работала на СТС, "НТВ плюс", стала деньги зарабатывать. — Из тех программ, что ты ведешь на MTV, какую больше любишь? — "Атлетику". Там общаюсь с классными ребятами. Я сама занимаюсь экстремальными видами спорта. А "Бодрое утро" веду с Антоном Камоловым. По-моему, мы здорово спелись. Нас постоянно женят и все время спрашивают, когда будут дети. Я рада, потому что в одиночку вести "Утро" не смогла бы. Мы с Антоном только прикалываемся со страшной силой, но никогда друг другу не завидуем. — Как тебя муж называет? — Когда как. — Он — человек MTV. У тебя с ним нет проблем? — Никаких абсолютно. А здесь, на MTV, если кто меня и окликнет по имени, я не обернусь даже. — Ты для родителей — отрезанный ломоть? — Уже лет с 14 я точно знала, что должна уехать из Челнов. Скучный город, тягомотный, там ничего не происходит. Родители очень отговаривали: будет трудно, придется впроголодь жить. И меня это отстранило от них. Я думала: как, они в меня не верят?! И поначалу действительно была отрезанным ломтем. А сейчас они увидели, что я смогла выжить и чего-то добиться, очень мною гордятся, ждут в гости, мы часто созваниваемся. Папа собирает все журналы, все вырезки со статьями обо мне. Первое мое интервью было напечатано рядом с фотографией Клаудии Шиффер. Он сказал тогда: "Вот видишь, мать, это наша дочь, а это — Клаудиа Шиффер". Он считает, что теперь я такая же знаменитая, как и она. — Как ты умудряешься вставать в такую рань? — Это очень больная тема. Я встаю в полпятого утра. За мной заезжает машина — и вперед. — И это называется бодрое утро?! — Я по натуре сова: весь вечер и ночь тусуюсь, днем сплю. Нужно встречаться, общаться, куда-то ходить, не пойдешь — друзья обидятся. А мне ведь нельзя даже пива попить, потому что я завтра не проснусь или проснусь опухшая. Поэтому приходишь в 3, заваливаешься на час... Но приезжаешь сюда, здесь операторы, осветители, гримеры, как-то разогреваешься. Потом Антон приезжает — начинаются колкие шуточки, анекдоты. Вот так и просыпаюсь. — Ты ни разу не срывала съемки? — Один раз. Антон был в командировке. Я завела четыре будильника, около головы поставила телефон. Да еще у меня домофон, который гудит на всю квартиру. Я не помню, что до этого было, но я ничего не услышала. Проснулась в 8 часов, вскочила и поняла, что уже час как идет эфир. — Тебе никогда не хотелось убежать от этих тусовок, спрятаться? — Я не люблю все эти показы, презентации, фуршеты. Если близкие друзья попросят — я приду, чтобы их поддержать. А вообще там огромное количество незнакомых людей, которые начинают тебя дергать, приходится с ними разговаривать — послать же я их не могу. Я люблю отдыхать со своей компанией, на даче. — А с мужем? — Ой, с мужем — мечтаю. У нас графики совершенно дебильные: я работаю по утрам, он — по ночам. То есть мы либо сталкиваемся в дверях, либо на работе. Обмениваемся впечатлениями за день — и все. Поэтому, когда удается в выходные побывать вдвоем, — это кайф. — Домашнее хозяйство для тебя проблема? — В принципе да. С этим "Бодрым утром" я ничего не успеваю. Единственное, может быть, в субботу что-то соизволю сготовить. Муж у меня очень хороший кулинар. Он прекрасно разбирается в этих соусах, винах, грудинках. А в одежде, бытовой технике — лучше разбираюсь я. Муж вообще не заворачивается по поводу одежды. — Из экстрима чем ты занимаешься? — Зимой катаюсь на сноуборде, а для лета приобрела себе агрессивные ролики. Но я на них потихоньку езжу, чтобы фэйс не расшибить. — Есть какие-то совсем безбашенные виды спорта, которые тебя поразили? — Был у нас парень — он прыгал с парашютом на велосипеде, делал кульбиты и лишь потом раскрывал купол. Очень экстремально. Но на Западе все намного круче. К нам приходят видеоматериалы из Америки — я смотрю и не понимаю, как это можно сделать. У них невообразимая техника, у нас такого, наверное, никогда не будет. Хотя кто знает?.. Собственно, ради этого мы и делаем "Атлетику". — Политика тебя интересует? — Не то что интересует — просто бесит. В Нью-Йорке роллеры ездили по мостовой, их сбивали машины, — так для них после этого специальный парк построили. А здесь власть ничего не делает. — В России жить экстремально? — Порой чувствуешь жуткую невостребованность. Например, мой муж — это такой кладезь, такой талантище: его отбивки "Мы — MTV" показывали в Европе, в Бразилии, он хочет сделать пати для экстремалов, но никому это не нужно.




Партнеры