БУЛЬДОГ ЗАЛИЗЫВАЕТ РАНЫ

4 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 189

— Вы разочарованы? — Мы разочарованы... Тренер "Лидса" Дэвид О'Лири вышел к журналистам, глубоко спрятав руки в карманы и подняв воротник пальто так, что скрытой оказалась половина лица. Он словно хотел утонуть в этом пальто — чтобы и глаз не было видно. Но этого О'Лири сделать, конечно, не мог. Единственное, на что был способен тренер "Лидса", — это придать своим глазам совершенно бесстрастное выражение. — Я разочарован, но у нас впереди еще один матч со "Спартаком". Мы будем играть дома и, надеюсь, исправим оплошность, допущенную в Софии. Конечно, плохо, что мы проиграли, но счет 2:1 — это еще не катастрофа. Он сохраняет нам шансы отыграться на своем поле. Так говорил Дэвид О'Лири, из-за которого Олег Романцев не пришел на пресс-конференцию, чтобы "не подавать этому человеку руки". О'Лири говорил о своей надежде, но он вполне мог оказаться лишенным права произносить само слово "надежда", если бы "Спартак" забил в этом матче столько, сколько должен был забить. Тем, кто видел этот сумасшедший ураган, обрушившийся на ворота "Лидса", должно быть понятно, что именно я имею в виду. Сами спартаковцы, когда мы ехали в автобусе в гостиницу, легко согласились, что как минимум еще один мяч просто чудом не оказался в сетке англичан. Один — как минимум... Впрочем, это сейчас уже не так важно. В Софии было тепло. Настолько тепло, что сейчас, в начале декабря, такое кажется немыслимым. Во всяком случае, днем в четверг здесь вполне можно было гулять без пальто и даже без легкого плаща. К вечеру, правда, похолодало, над трибунами "Георгия Аспарухова" повис промозглый туман, и в слегка подмороженном густыми сумерками воздухе отчего-то еще сильнее, чем днем, стал ощущаться навязчивый запах гари. В парках Софии на десятках костров вдруг решили сжечь остатки осенних листьев. Гарью, впрочем, пахло и прежде, в Москве. Но не в прямом, как здесь, а в переносном смысле. Когда Олег Романцев, Дэвид О'Лири и президент "Лидс Юнайтед" Питер Ридсдейл наговорили друг другу множество самых приятных вещей по поводу переноса первой игры "Спартака" с англичанами на нейтральное поле в Софию. Но здесь, в Болгарии, и "Лидс", и "Спартак", словно по молчаливому уговору, решили сделать паузу, отложив выяснение своих явно непростых отношений на потом. Президент "Лидса" приостановил пикировку словами: "Я соберу все высказывания Олега Романцева в прессе и затем подам на него в суд", а президент и тренер "Спартака" подытожил: "Буду рад, если суд состоится. Я готов подписаться под каждым своим словом, потому что мне хотелось бы, чтобы англичане, в свою очередь, ответили за свои слова и поступки. Лучшего места для ответа, чем зал суда, в сложившейся ситуации невозможно представить". При этом оба заметили, что произойдет все, о чем они говорят, не раньше чем закончится противостояние "Спартака" и "Лидса". Но Питер Ридсдейл сдержал свое обещание не до конца. В Софии "Лидс" предпринял еще один выпад в сторону "Спартака". Когда вдруг решил перенести свою тренировку, тем самым заставив "Спартак" менять и свой график. Олег Романцев имел полное право возмутиться, но никак не стал комментировать новую уловку "Лидса", объяснив, что не хочет перед таким важным матчем давать волю раздражению: "Сейчас я думаю только о предстоящей игре". Не знаю, у кого как, а лично у меня сложилось впечатление, что уже в день перед игрой Дэвид О'Лири пожалел о спровоцированных "Лидсом" "московских событиях". Или, как опытный дипломат, только намечал путь к отступлению, когда вдруг стал жаловаться на последние тренировки "Лидса" обступившим его журналистам: — Вообще-то будет несправедливым, что команды из Лиги чемпионов попадают в Кубок УЕФА. Это ставит тех, кто с самого начала играл в Кубке УЕФА, в невыгодное положение. У меня очень молодая команда, у нее и близко нет того опыта, который есть у "Спартака". А в таких напряженных матчах, как тот, что нам сейчас предстоит, опыт имеет колоссальное значение. В скобках замечу, что эти слова принадлежат тренеру лидера английской премьер-лиги(!), и он говорит о "Спартаке", истощенном морально и физически, "Спартаке", у которого позади был тяжелейший сезон и который не играет уже целый месяц. Наконец, о "Спартаке", который выходил на этот матч без своего лидера и капитана Андрея Тихонова и до последнего момента оставалось под вопросом появление на поле одного из лучших бомбардиров "Спартака" Артема Безродного из-за сильных болей в области паха. "Лидс", конечно, тоже понес потери: у англичан также отсутствовал капитан Радебе, и, главное, не мог играть Дэвид Бэтти по прозвищу Бульдог. В Москве его хорошо помнят еще по временам выступления за "Блэкберн", когда Бэтти по ходу матча со "Спартаком" умудрился... подраться со своим партнером Грэмом Ле Со. Бэтти — один из лучших в сборной Англии и лучший в "Лидсе". Это действительно огромная потеря. Но все-таки положение "Спартака" и англичан было несопоставимо... — Нет ничего хуже, чем играть при безразличных трибунах, — говорил перед игрой Юра Ковтун. Он оказался прав: трибуны на "Георгии Аспарухове" были именно безразличными, более того, болгары, обещавшие накануне болеть за "Спартак", потом почему-то поддержали английских фанатов в радостном вопле, когда в ворота "Спартака" влетел мяч. И хотя немногочисленная красно-белая торсида, пусть ценой сорванных голосовых связок, все-таки "перекрыла" шум трибуны верноподданных "Лидса" ("Водка, Россия и "Спартак!"), это не шло ни в какое сравнение с оглушительным ревом заполненного стадиона в Москве, не смолкающего ни на минуту. И все-таки "Спартак" это сделал. То, чего от него уже мало кто ждал. И как это обычно бывает, навсегда останется загадкой, откуда у "Спартака" взялись силы на сумасшедшие рывки к воротам "Лидса", продолжавшиеся до последней секунды. Саша Ширко скажет: "Я не знаю, чем объяснить этот потрясающий кураж: то ли этим скандалом с переносом матча из Москвы, который буквально перевернул нас, то ли тем, что мы давно не играли..." А врач "Спартака" Юрий Васильков объяснил еще проще: "Да просто "Спартак" — чумовая команда. Когда ей все предсказывают поражение, она обязательно выигрывает". Юрий Сергеевич просидел весь матч с браслетом Егора Титова на одной руке и с часами Титова — на другой: "Егор всегда надевает на меня браслет и часы, когда играет. Примета такая — на счастье". Может быть, примета и вправду сработала. Хотя, по-моему, 2 декабря "Спартак" просто силой заставил удачу наконец обернуться к себе лицом. Иначе зачем он поселился в том самом "замке Хранкова", где жила сборная России Бориса Игнатьева, проигравшая болгарам?



Партнеры