ТАРАКАН: ОЙ, МАМА, ЖЭКу ДАМ!

10 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 637

В объявленной в нашем городе еще в 60-х годах XVIII века войне с тараканами (они были завезены русской армией, возвращавшейся после войны с Пруссией) победу нам одержать так и не удалось. Хуже того: москвичи в этой битве явно проигрывают, а усатые насекомые продолжают наступление по всему фронту. Сегодня в столице трудно найти учреждение, предприятие или жилой дом, не захваченный тараканьей братией. И они далеко не безобидны, как многим кажется. Соприкасаясь с отбросами и нечистотами, тараканы переносят возбудителей кишечных инфекций, туберкулеза и прочей гадости. А заползти в бытовую технику и вывести ее из строя — для них вообще сущий пустяк. 1. РЫЖИЙ ТАРАКАН (blattella germanica). Кличка в России — прусак, в странах Европы — русак. Самка — 13,3 мм, самец — 13 мм. Окраска — рыжевато-желто-бурая. Обитает в любых теплых помещениях. 2. ЧЕРНЫЙ ТАРАКАН (blattella oriegentalis). Кличка — кукарача. Самка — 30 мм. Самец — 25 мм. Окраска — смоляно-черная. Обитает во всех теплых помещениях. 3. АМЕРИКАНСКИЙ ТАРАКАН (periplaneta americana). Кличка — хлюпик. Самка — 50 мм. Самец — 50 мм. Окраска — рыжевато-бурая. Обитает в особо теплых помещениях. Гастролер — предпочитает самолеты и трюмы судов. 4. АВСТРАЛИЙСКИЙ ТАРАКАН (periplaneta australiana). Кличка — кенгуру. Самка — 29 мм. Самец — 25,5 мм. Окраска — рыжевато-бурая с двумя черными пятнами. Обитает в канализационных системах, бойлерных и особо теплых помещениях. Другие породы в Москве встречаются редко. А ля гэр ком а ля гэр. В боях, которые ведут с усатыми соседями столичные дезинсекторы (так зовутся профессиональные враги тараканов), бывают и поражения, и победы. В нескольких таких сражениях принял участие корреспондент "МК". — У тебя будет все, что положено настоящему дезинсектору, — пообещала накануне запланированного сражения "начальник штаба" — руководитель дезстанции №4 Центрального округа Лариса Даркова. На вооружении настоящих дезинсекторов сегодня новейшие яды контактного и кишечного действия — диакап, микроцин, фас и эмпайр. Их либо рассыпают, либо распыляют в виде малюсеньких капсул, которые прилипают к таракану и растворяются постепенно. Таракан набирает летальную дозу и погибает. Плюс есть гормональные приманки-ловушки — листки бумаги, пропитанные клеем. Проведя краткий теоретический инструктаж, мне выдали боевое обмундирование — белый халат, респиратор, гидропульт (распылитель) и ярко-красный баллон с, видимо, страшной для таракана надписью "Квазар". Изюмительные создания — Место, куда пойти, можешь выбрать сам — поликлинику, больницу, морг, МИД, ТАСС, детский сад, Проектный институт, магазин... Кстати, завтра у нас по плану — Филипповская булочная, — демократично предлагает завотделом профилактической дезинфекции Людмила Мищенко. — В общем, практически любое учреждение, кроме Кремля. Там у них своя служба. На обслуживании Четвертой дезстанции (всего их 10, по числу округов) — весь центр Москвы. Это более 5 тысяч объектов. Но и штат немалый — 200 человек. В Филипповскую булочную отправляемся в тандеме с дезинсектором Славой. Задача, поставленная нам штабом, — проконтролировать отвоеванные у усатых две недели назад, во время генерального сражения, позиции. Булочная Филиппова, как и в начале века, полна покупателей, жующих знаменитые пирожки. Публика такая же разношерстная — от студентов до солидных чиновников. Ассортимент по прошествии ста лет тоже не оскудел: пирожки с мясом, яйцом, рисом, грибами, творогом и, конечно, с изюмом. Но это — в обычные дни. На время дезобработки булочная закрыта. Санобработку проводят либо в нерабочее время, либо закрывают заведение на полдня. Инструкцию стараются не нарушать. Впрочем, при виде "слоников" с гидропультами покупатели все равно разбегутся. Пока Слава разводит адскую смесь для тараканов, сотрудники булочной один за другим просят отсыпать таблеточек для "родных" домашних тварей. — Тараканы у нас привозные — из пекарни на ВВЦ, — говорят "наследники" купца Филиппова. — Мы их хлеб так и называем — тараканий. А до революции, во времена прежнего хозяина, знаете, как такой хлеб называли? — Как? — С изюминкой... "...В те времена всевластным диктатором Москвы, — писал в книге "Москва и москвичи" Гиляровский, — был генерал-губернатор Закревский, перед которым трепетали все. Каждое утро горячие сайки от Филиппова подавались ему к чаю. — Э-тто что за мерзость? Подать сюда булочника Филиппова! — заорал как-то властелин за утренним чаем... — Э-тто что?! Таракан?! — и сует сайку с запеченным тараканом. — Э-тто что?! — И очень даже просто, ваше превосходительство, — поворачивает перед собой сайку старик. — Что?.. что?.. Просто?! — Это изюминка-с! И съел кусок с тараканом. — Врешь, мерзавец! Разве сайки с изюмом бывают? Пошел вон! ...Вбежал в пекарню Филиппов, схватил решето изюма, да в саечное тесто... Через час Филиппов угощал Закревского сайками с изюмом, а через день от покупателей отбою не было". А что же сегодня? Да мало что изменилось. — Сколько с руководством пекарни ни ругались, сколько писем ни писали — ничего не помогает, — жалуются сотрудники булочной. — В каждом лотке ползают и рыжие, и черные... Меж тем мы, облачившись в белые одежды и нацепив респираторы, с ядовитым баллоном на плече и "гидроогнеметом" в руках, отправляемся по местам недавних боев: складским помещениям, подсобкам и кабинетам местного руководства. В баллонах — яд контактного действия. В прошлый раз был кишечного. Чтобы у тараканов не возникало привыкаемости, тип отравы все время меняют. — Распыляй понемногу на пути к пище и воде, — учит меня Вячеслав. — На пороги и по краям стен, вдоль плинтусов, водопроводных и отопительных труб, канализационных систем и вентиляционных отдушин, в щели в стенах и за дверными коробками, вокруг раковин и кафельных плиток... Сейчас москвичи по большей части знакомы с рыжими и черными тараканами. Живут они в любых отапливаемых помещениях. Но встречаются и американские тараканы (громадные, но очень нежные, не живучие), и кубинские (серые, чуть сплющенные), впервые появившиеся в Москве еще в 50-е годы, с первыми поставками гаванского рома. Предпочитают они канализационные системы и помещения с повышенной влажностью. Благодаря связанной между собой сети магазинов, складов, объектов питания усачи путешествуют по всему городу, постоянно осваивая новые территории. Тараканы просто обожают мучные и хлебные изделия, не прочь полакомиться мясом, овощами, жирами, охотно едят мед, сахар, шоколад. Но при отсутствии хорошей пищи могут питаться чем попало: бытовыми отходами, экскрементами человека и животных, кожей, чернилами, ватой, шелком, шерстью, бумагой, клеем... При большой же численности и вовсе поедают друг друга. Обойдя с "огнеметом" места сражения двухнедельной давности и раздав измученным тараканьей братией булочникам запас "боеприпасов"-таблеток, отбываем на "базу". — Мы сюда еще вернемся где-то через полгодика, а может, и раньше, — обещает Слава. — Когда на смену погибшим молодая поросль подрастет... Дело в том, что тараканья популяция феноменально живуча. Чувствуя свою гибель, подтравленные самки сбрасывают кокон с яйцами, на который не действуют даже самые сильные яды, в теплое укромное место. "Пусть сама я умру, — "думает" тараканья мамаша, — зато через неделю, месяц, а бывает, что и полгода, выбегут из кокона от 28 до 56 мелких (меньше булавочной головки) тараканчиков". И, как в песне поется, "все опять повторится сначала". Тогда спаситель желудков москвичей дезинсектор Слава опять появится с ядовитым красным "Квазаром" на плече. Маленькая химическая война Пропускная система в "Моспроекте", куда мы собрались на следующий день, несколько озадачила руководство 4-й дезстанции: — Ну ничего. Как и вчера, наденешь халат, респиратор. Скажем, что ты ученик. В 10.30 утра бригада в количестве пяти человек, включая "ученика-стажера", вступила во владения научных работников. Наше появление в кабинетах и лабораториях вызвало у сотрудников... животный страх и бурю негодования. Через мгновение комнаты опустели. Норматив по эвакуации при химической атаке персоналом был сдан на "отлично". — Ага, видно, живы еще воспоминания... — говорит старшая бригады дезинструктор Людмила Ивановна. — Три года назад тараканов травили керосином и карбофосом. От одного запаха голова шла кругом. А сегодняшние препараты учует лишь очень чувствительный человек. Опасны они только в больших количествах, а дозы, которые мы используем, — чепуха. После обработки достаточно открыть форточку, промыть шкафы, посуду, а спустя два дня — сделать влажную уборку. Зато уж кто нас совсем не испугался, так это усатые "американские друзья" размером больше сорока миллиметров. Сидели они по-домашнему, парами на батарее, и пристально нас изучали... Уже позже, по возвращении на станцию, ветераны дезфронта (многие проработали дезинсекторами больше 40 лет) вспомнили, как первый раз повстречали американских гигантов в гостинице "Советская". Причем не где-нибудь, а в номере кинозвезды Марины Влади. Было это в 1959 году. — Сидел он у нее на трубе в ванной — большой, коричневый, блестящий, как брошка. Настоящий красавец, — рассказала корреспонденту "МК" одна из старых сотрудниц. — Видно, Марина ненароком привезла его с собой. Тогда такие "звери" для нас в диковинку были. Но спустя какое-то время "американцы" появились на "Мосфильме", где проходили первые международные съемки. Скорее всего, их с декорациями завезли. А в 70-е годы был такой случай. В один из рыбных магазинов на улице Герцена (сейчас Б.Никитская) зашла жена тогдашнего градоначальника Гришина. И столкнулась нос к носу с американскими гигантами, сидящими на трубах отопления. — У вас такие громадные тараканы! — набросилась она на директора. — А они и в Кремль заползти могут! От магазина до Кремля по подземным коммуникациям — действительно всего ничего. Тогда и началась в Москве массовая "антиамериканская" кампания. — Их нам даже жалко стало, — вспоминают сотрудники. — Они оказались очень хрупкими, чувствительными даже к самым слабым ядам... ...А между тем, почуяв недоброе, хлюпики-"американцы" стремглав расползлись по щелям. Первая струя из гидропульта ударила по батареям, стенам и полам. Один из наших "бойцов" остается в комнате громить усатых янки, а мы переходим в соседнее помещение. Два не эвакуировавшихся сотрудника "Моспроекта" вдруг занимают оборону: — Тараканов у нас нет, а если и были, то от такой жизни уже давно сдохли. Морить нас не надо. Дайте нам спокойно работать! Тем временем выползший из щели рыжий таракан, именуемый в народе прусаком, слушал ученых и ухмылялся. — Ничего, сейчас мы устроим представление, — объявляет наш бригадир, разозлившись не то на сотрудников, не то на рыжего. И в подтверждение своих намерений берет аэрозольный баллончик. В щелку, где тут же скрылся наглый прусак, направляется струя из распылителя. Подходят еще два дезинсектора с готовыми к бою "огнеметами". Все молчаливо ждут. Так проходит минут пять или десять. Тишина. — Аэрозоль на тараканов действует возбуждающе, — говорит "ядометатель" Екатерина Ивановна в ожидании грядущего "представления". — Они начинают волноваться и суетиться, сломя голову выползают из всех щелей... — По-научному это провокацией называется, — просвещает меня бригадир. — Делаем ее спустя какое-то время после дезобработки и тем самым проверяем качество работы. Если выползут — значит, обработку повторять надо. Институтских тараканов, "американцев" и прусаков, явно разобрало. Один за другим они стали высовываться из щелей. Отравленное жилище их явно раздражало. Через десять минут их на полу большого кабинета — уже целая армия. Психическая атака удалась. Наши "огнеметы" заработали на полную мощность. — Они могут и час лезть, и два, — комментирует происходящее бригадир. — Здесь главное — идти до конца, до последнего. Таракана, добавлю, а не патрона. Поскольку смертельной отравы у дезинсекторов на случай длительной "обороны" в избытке... На уровне "государственной политики" война с тараканами в Москве ведется уже больше ста лет. В прошлом веке была даже введена специальная должность — городской дезсанитарный уполномоченный. С 1923 года действовала Центральная дезинфекционная база. А в 1932 году она была преобразована в Дезбюро с десятью отделениями соответственно в каждом из десяти тогдашних районов города. В 1940 году оно получило название Дезинфекционной станции, а сегодня называется — Московский государственный дезинфекционный центр. В 2000 году столичные борцы с грызунами и насекомыми отметят "пенсионный" юбилей. Но на заслуженный отдых им рано. Если вообще когда-то придется... ...Обстрел из трех гидропультов-"Квазаров" не затихал ни на минуту. Армия рыжих, черных, пепельных и даже полосато-коричневых (какие только не выползли!) усатых созданий редела на глазах. Под градом химического огня самцы "капитулировали" почти сразу, заваливались на спину и поднимали лапки. Самки черных тараканов на последнем издыхании старались доползти до укромного места, чтобы сбросить коконы и погибнуть. Часть маленьких кожистых капсул тут же лопалась, из них врассыпную выбегали тараканьи детеныши. Коконы закатывались в "бункеры" — щели полов и плинтусов — с намерением переждать химическую атаку. С наступлением мирного времени из таких коконов вылупятся десятки мелких "усатиков"... — Наконец-то уматывают, — ворчали в курилке (мимо которой шли мы, усталые, но довольные) сотрудники "Моспроекта". — Нас в народе не всегда любят, — философски пояснил бригадир. — Мы, говорят, жить мешаем. А тараканы что, помогают?.. Демократия против тараканов бессильна Сегодня заказы на санитарную обработку от тараканов принимают как в окружных дезстанциях, так и в десятках частных организаций. Тарифы и там, и там примерно одинаковые: 220 рублей стоит полностью обработать однокомнатную квартиру, 290 рублей — двухкомнатную и т.д. Но куда бы вы ни обратились, вам настоятельно порекомендуют обработать всю квартиру полностью. Ведь при частичной обработке, учитывая способность тараканов мигрировать в поисках спасения, деньги будут выброшены на ветер. Дадут вам и гарантию "чистоты помещения". Где-то на полгода. Правда, подобная гарантия отнюдь не распространяется на ваших соседей. Последствий тараканьей "войны" в вашей квартире им не избежать. Подтвердили это и исследования в панельной многоэтажке с тараканами, маркированными радиоактивным изотопом Р-32. Тараканов выпустили на седьмом этаже у мусоропровода. Через девять суток они проникли в подвал и на все этажи, включая последний. А после дезобработки маркированные тараканы появились в домах, смежных с тем, где проводили дезобработку. Так что если ваши соседи решили покончить с тараканами, готовьтесь к приему "гостей" и сами "накрывайте на стол". "Стол" лучше "накрыть" в местах возможного проникновения усатых в квартиру (см. выше). Вот несколько рецептов, которыми поделились с корреспондентом "МК" ветераны тараканьих войн. Крошки серого хлеба или тертые сухари смешиваются с бурой или борной кислотой (продается в аптеке). Поскольку есть всухомятку тараканы не любят, сверху "блюдо" смачивается, например, пенкой супа или обычной водой. Крепко сваренный желток (чтобы легко крошился) или шарики из картошки смешиваются опять же с борной кислотой, намачиваются и "подаются к столу". Кушанье должно легко крошиться, чтобы не выскальзывало у тараканов изо рта. Тогда они быстрей наберут летальную дозу. А особо "заботливые" хозяйки могут "побаловать гостей" поистине деликатесным кушаньем. В пропорции два-два-шесть смешиваются сахарная пудра, крахмал, борная кислота. Или сахарный песок, мед, вода и борная кислота. И тараканам нравится, и хозяева рады. Впрочем, все эти рецепты придуманы еще нашими бабушками и дедушками и подходят больше к классическим представителям тараканьего братства. Современные усачи с аппетитом поглощают любые изысканные меню, с великой фантазией приготовленные человеком. Но от регулярного потребления отравы не погибают, а меняют цвет, размер и т.д. Они продолжают жить, активно размножаться и завоевывать все новые и новые пространства. Так что армия "классических" тараканов постоянно пополняется еще и мутантами-альбиносами. На сегодня учеными изучено около 3500 (!) видов тараканов, распространенных по всему земному шару. На территории СНГ встречается пока около 50 видов. В Москве их — около десятка. Существует ли панацея от тараканов? На этот вопрос столичные дезинсекторы отвечают утвердительно: "Средство самое простое — уничтожить в доме источник антисанитарии и провести сплошную дезобработку". Но проблема в том, что полностью избавиться от "очага инфекции" бывает просто невозможно. В любом доме найдется жилец, в квартире которого — полчища крыс, мышей и тараканов. Настоящий частный живой уголок на "радость" соседям... — С такими частниками мы сегодня поделать ничего не можем, — констатирует г-жа Даркова. — Обработать квартиру без разрешения хозяина мы не имеем права. Раньше меры воздействия были. В виде сандружинников, которые инспектировали квартиры вместе с милицией. Сейчас, после приватизации, законом никаких мер против "таракановодов" не предусмотрено. Так что и жильцы, и ЖЭКи бессильны... В общем, не сомневайтесь: тараканья интуиция всегда подскажет им путь к спасению, по которому надо двигаться. А он всегда лежит к воде (цветы, кстати, лучше поливать не вечером, а утром), открытой пище, отходам и грязной посуде. Где чисто и сухо — там тараканам скучно.



    Партнеры