ЛЕДОКОЛ ПАРХАЕВ

14 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 2014

Старая истина "не имей сто рублей, а имей сто друзей" вполне приложима к директору художественно-производственного предприятия "Софрино" Евгению Пархаеву. У каждого человека есть свой особый дар от Бога. Евгений Примаков так сказал о нем: "Крепкий мужик! Я его знаю давно и очень хорошо. Бывал у него на заводе — порядок идеальный. Рабочие довольны: когда другие не получают зарплаты, у Пархаева всегда получают вовремя. В социальном отношении он поддерживал очень многих бедствующих. Считаю, Пархаев — хороший хозяин". Сегодня Евгений Пархаев — гость "МК". — Евгений Алексеевич, кто более всего повлиял на вас? — Прежде всего мать и бабушка. Я коренной москвич. Бог судил мне появиться на свет за три дня до начала Отечественной войны — 19 июня 1941 года. Отец, несмотря на бронь (работал на военном заводе), добровольцем ушел на фронт и погиб в 1943 году. Мать поднимала троих детей. Сегодня мало кто сможет понять те маленькие радости, когда ели картофельные очистки. Бабушка водила нас в храм в селе Коломенском — он не закрывался в годы гонений. Те детские впечатления, красота православного богослужения — навсегда запали в сердце. В зрелые годы отслужил в армии, работал на заводе токарем, слесарем, перепробовал немало профессий и, наконец, в 1965 году пришел в Русскую Церковь. Начинал маляром, золотил купола храмов, приходилось месить раствор и штукатурить. Первым настоящим учителем считаю Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Пимена. Именно он сумел зажечь во мне искру Божию. Учил доброте, мудрости и в то же время осторожности — ведь Церковь в то время была гонимой. Одно из его напутствий запомнил на всю жизнь. "Спешите делать добро", — повторял Святейший слова доктора Гааза, врача, праведника, жившего в России в прошлом столетии. Я всегда старался и стараюсь следовать этому завету. — Церковные мастерские ютились в те годы в Новодевичьем монастыре и при храме в селе Алексеевском. Сегодня же это мощное предприятие, на котором трудятся почти 3 тысячи мастеров. Как это удалось сделать за неполные 20 лет? — В 1972 году решением правительства Русской Церкви было выделено 3 га для строительства завода. Помню, когда мы с патриархом Пименом приехали осматривать выделенный участок (дело было осенью), ему пришлось обуть резиновые сапоги — такая была непролазная грязь. Пришли, смотрим — вокруг болота, грязища. Оказывается, нам выделили землю, на которой кирпичный завод брал глину. Святейший посмотрел и сказал: "Вот здесь должен вырасти прекрасный церковный завод". Эти его слова я воспринял как задачу. Теперь-то понимаю, что он духовным взором увидел будущую красоту нашего предприятия, которая сегодня восхищает всех. А тогда я этого не понимал. Накануне 1000-летия крещения Руси патриарх Пимен вызывает меня и говорит: "Ты должен возглавить завод". Я стал отказываться — строительство было в разгаре. Но он настоял. Иногда вспоминаю те времена — сколько всего пришлось пережить! Попробуй купить кирпич или доски — дефицит! А сколько контролеров следило за Церковью! — А нынешний патриарх Алексий II как-то повлиял на вашу судьбу? — Святейшего Патриарха Московского и всея Руси я знаю без малого 30 лет. Последние 10 лет работаем вместе. Наше предприятие находится в прямом его подчинении. Он мудрый, добрый и отзывчивый человек. Его отличительная особенность — к каждому умеет найти подход, направить человека на путь истинный. Общение с ним — для меня школа духовного развития. Нелегкий крест выпал на его долю — вести церковный корабль в такое сложное, смутное время. — Как вам удалось в период разрухи, когда крупнейшие заводы останавливались, создать процветающее, оснащенное современными технологиями производство? — Моя судьба неразрывно связана с предприятием. Здесь я прошел все ступени — снизу доверху. Когда в 1990 году после смерти патриарха Пимена был избран Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексий II, он поставил перед нами сверхзадачу. При его непосредственном участии происходила модернизация производства. Сегодня наша гордость — котельная, оборудованная немцами, экологически чистый электролизный цех (его монтировала немецкая фирма "Атотех"), столовая для рабочих. Завод постепенно расширялся, осваивая выпуск новых видов продукции. Выросли теплицы, поставляющие в столовую зелень и овощи круглый год. Три года назад мы завершили работу над теми задачами, которые поставил перед нами Святейший. Думаю, что, если бы не его молитвы, мудрые советы, вряд ли мы сумели бы справиться. На предприятии вырос храм в честь преподобного Серафима Саровского, покровителя мастеров, одного из величайших святых прошлого столетия, в котором постоянно совершаются богослужения. Так что наш успех — в исполнении древнего монашеского завета "молитва и труд". — Принцип, который вы стремитесь донести до ваших сотрудников? — Конечно. Молитва и послушание. Это самое важное. И, конечно же, еще один — дисциплина. Именно поэтому предприятие работает стабильно и с прибылью. Своих замов я подбирал из простых рабочих, тех, кто отдал предприятию не один десяток лет. Конечно, бываю требователен к рабочим. Не терплю пьянства и воровства. Когда люди поступают на работу к нам, то их предупреждают: пьянство, воровство, матерщина — достаточный повод для увольнения. С этим мы не можем мириться. Когда люди попадают к нам, их изумляет чистота, порядок и, конечно же, уникальные изделия — мы изготавливаем иконы и кресты, купола и облачение, свечи и церковную утварь. Я всегда подчеркиваю, что основная наша ценность — мастера. Найдите таких ювелиров, иконописцев, золотошвеек! И не пробуйте — не только в России, во всем мире нет таких! — Вас связывает многолетняя дружба с Евгением Максимовичем Примаковым. Разделяете ли вы его взгляды на экономику? — С Примаковым я дружен почти 25 лет. Это глубоко порядочный человек. А это, согласитесь, в наше время очень много. Он всегда отличался от окружающих особым умом и проницательностью. Я ценю его чувство юмора. Это очень важная черта в человеке. Он умеет несколькими словами подметить самое важное. После дефолта 1998 года он сумел вывести Россию из кризиса. Его уважают и прислушиваются к его мнению ведущие политики Запада. Конечно, он также немало помог мне советами. Экономику знает досконально. Все, что сегодня несут о нем некоторые телеведущие, — сущий абсурд. — Как вы думаете, сможет ли сегодня Россия сама выбраться из экономического и политического кризиса? — Думаю, что вряд ли. Слишком далеко завели нас непродуманные реформы. Промышленность в руинах. Экономический рост, о котором столько кричат, пусть никого не вводит в заблуждение. Он инфляционный и скоро схлынет. Без привлечения западных или восточных инвесторов нам не обойтись. На российских предприятиях необходимо устанавливать современное оборудование, а не воскрешать устаревшее. Вот когда в виде новейших технологий в Россию пойдут инвестиции, тогда начнется возрождение экономики. Важно поставить под жесткий контроль государства так называемые естественные монополии — источники газа, нефти, а также редчайшие месторождения никеля, кобальта, алмазов, урана. Смешно даже подумать — кучка олигархов по своему усмотрению, не отчитываясь ни перед кем, распоряжается общенародным достоянием. Необходимо, чтобы в конце каждого года, а может, и полугодия публиковались отчеты не только о доходах, полученных от продажи газа или нефти, но и на что пошли вырученные деньги. Тогда не будет перебоев ни в выплатах пенсий нашим старикам, ни задержек в зарплате учителям и врачам. Россия переживала худшие времена, и я считаю, что нет оснований для уныния. Пока у нас не перевелись мастера, честные политики и толковые экономисты, пока есть кому молиться о нас — Россия воспрянет! Мой друг, один из самых талантливых российских журналистов, как-то заметил, что в 2025 году российский рубль вновь, как и в дореволюционные времена, станет международной валютой. — Но ведь сегодня Россия раздирается всевозможными распрями. Политологи ищут и изобретают какие-то новые идеологии... — Ничего не надо изобретать. Россия как государство возникла благодаря христианству. Православие не раз спасало нашу страну в самые тяжелые моменты. Достаточно вспомнить преподобного Сергия Радонежского, благословившего князя Димитрия Донского на битву с Мамаем. Или святого патриарха Гермогена, который поднял на решительное сражение Минина и Пожарского. А радиовыступление митрополита Сергия Страгородского 22 июня 1941 года — никто из политиков не нашел в себе сил обратиться к народу с призывом сплотиться против фашизма. Только Русская Церковь! И сегодня возрождение христианства в России — залог нашего спасения. Те, кто был на нашем предприятии, помнят лозунг "Русь Святая, храни веру Православную!". Святая — не значит безгрешная. Но Бог возлюбил и избрал нашу страну. Верю, поэтому она возродится и станет еще краше!



Партнеры