ИРИНА ДМИТРАКОВА: ТЕЛО ДЛЯ ДЕЛА

16 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 1043

— В школе я была председателем комсомольской организации. Если бы не перестройка, обязательно бы в партию вступила. Мой принцип — за многое браться и все доводить до конца. Все знают, что если Дмитракова что-то организует, то все будет на пять с плюсом. У меня обычная семья: папа — шофер, мама — повар. Средств хватало только на питание. Я рано поняла: чтобы заработать деньги, нужно крутиться. -Поэтому ты оказалась на подиуме? — Увидела объявление, что в Доме моделей "Кузнецкий Мост" идет набор. Ну и пошла. Я до сих пор выхожу там на подиум, хотя платят копейки. — Моделям — копейки? — Это госучреждение, как там могут нормально платить? Я люблю своих художников — они рисуют под меня. Придешь — всегда тебе улыбнутся, настроение поднимут. У нас там девичник. — Что нужно, чтобы стать номинантом твоего телеконкурса "Стильные штучки"? — Деньги предлагали, но я отказывалась. — Сейчас на ТВ это не считается криминалом. — Все так, но для меня важнее дружеская атмосфера. — Какую роль сыграло тело в твоей карьере? — Я себя уважаю за то, что никогда никому не платила своим телом, я очень принципиальный в этом плане человек. Сейчас модно, чтобы каждый крутой бизнесмен имел при себе молодую девочку-манекенщицу. Я не хочу быть сопровождением для кого-то, чтобы на меня пальцем показывали: она спала с тем-то и тем-то. Я хочу быть личностью. Для этого учусь, закончила Университет культуры. Кому что нужно: многие, конечно, телом добиваются, чтобы богатый дядя купил съемки и места на конкурсах. — Но это тоже можно назвать карьерой. — Я так не считаю. Я в этой жизни всего добилась сама. — Однако, есть определенный штамп: модель — это пустышка, которая торгует только собственными 90-60-90. — Безусловно. Пообщавшись с такими девочками пять минут, мне становится скучно. Фигура — этого уже мало. Нужны глаза, опыт, артистизм. — Клаудиа Шиффер и Наоми Кэмпбелл тоже не блещут интеллектом. — Они раньше всех попали в струю, и уже никого не интересует их уровень развития. Они раскручены. Но сейчас требования изменились — вешалки никому не нужны. — А Слава Зайцев все время говорит, что ему нужны только вешалки. — Каждому — свое. Это право выбора художника. — Работа на модельера — рабство для манекенщицы? — Рабство? Нет. Всегда можно уйти, отказаться. У меня с модельерами другие отношения. Не все строится только на деньгах. — Многие модели уходят на пенсию в 25 лет и страдают от невостребованности. — Значит, надо думать о будущем. Мои девушки и в банках, и в офисах уже практикуются. Я кроме ТВ в кино стала сниматься. 22 декабря в Доме кино будет премьера — "Ультиматум" Анатолия Эйрамджана. Играют там Куравлев, Панкратов-Черный, Полищук, Щербаков, Польских, Кокшенов, а я там сыграла врача. Скоро выйдет детектив Александра Атанесяна "Двадцать четыре часа". Моя роль — любимая девушка Макса Суханова. — По жизни тебе удается роль любимой девушки? — Я не люблю об этом говорить, были потери, много горя. Мужчинам со мной сложно. Им хочется иметь домохозяйку, которая вечером будет встречать ужином. Я же вся в работе. Я лидер, и не каждому это понравится. — Бывают разные мужчины... — Да. Есть много друзей, куча поклонников. А если говорить о детях... Я безумно люблю детей. Но мне говорят: "Дмитракова, если у тебя родится ребенок — через месяц ты положишь его в машину и повезешь на подиум". — Трудно "девушкам из высшего общества" жить в нашей действительности? — Меня не слишком все это напрягает. На гастролях где-нибудь в глубинке, редко достается "люкс". Ну и что? Надо понимать, где ты живешь.



Партнеры