НОЧЬ МАНСУРА

17 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 361

АВТОР: Сергей ДЫШЕВ Темные раскосые глаза женщины смотрели на Сергея пристально и чуть-чуть загадочно. Она умела так смотреть — эффектная женщина с внешностью японки. — Балдахин, говоришь, а на него еще амбарный замок, да и сам балдахин — бронебойный и с решетками, — усмехнулся Сергей, взял в ладонь ее грудь и слегка сжал. — Разве тебя удержишь? — без тени грусти произнесла Татьяна. Она могла мгновенно менять свои чувства. — Опять поедешь со своими девками в Сочи... — Не ревнуй, все равно я от тебя никуда не денусь. Мы с тобой кровно повязаны. Он взял со столика сигареты, закурил. — Вот именно кровно. — Приподнявшись, Татьяна ткнула локотком Сергея в нос. Чуть ниже локтя у нее был характерный шрам, который остается после скользящего ранения пулей. — Прости, дорогая, я ведь был вне себя, ты знаешь. Характер у меня — бешеный... Он взял ее руку и осторожно поцеловал маленькую ямочку на коже. — В следующий раз, когда надумаешь опять наставлять на меня свою пушку, лучше выстрели себе в голову. F F F В детстве он ни в чем не нуждался. Отец — морской инженер, капитан первого ранга — хорошо зарабатывал, имел "Волгу"; мать, благодаря своим связям среди адвокатов, юристов, чиновников МВД, могла решить любые щекотливые вопросы. Она занималась его воспитанием, привила вкус к художественной литературе, театру, поэзии, изобразительному искусству. Именно благодаря ей он не был невеждой и профаном, мог умно и толково выразить свое мнение о картине, скульптуре, иконе. Но его не устраивало размеренное и практически предопределенное родителями благополучие. Ему хотелось иметь деньги. Много денег. Уже в школе он нащупал связи с людьми, которые привозили из-за границы импортный товар. Вместе с другими спекулянтами крутился у знаменитого комиссионного магазина на Садово-Кудринской. Начал с продажи жвачки, потом перешел на торговлю джинсами. Позже переключился на импортные часы, аудиоаппаратуру, антиквариат. Он всегда был на голову выше невежественной и жадной спекулянтской братии, которая не могла отличить халтурную мазню или дешевую цепочку с кулоном от подлинного произведения искусства. Вскоре Мансура впервые задержали за спекулятивные сделки. Но благодаря оперативному вмешательству матери обошлось без последствий... F F F Мансур, как всегда стремительно, не вошел — ворвался в офис. В приемной с "сотовиком" в руке ждал "адъютант" — Егор. Кто-то дал двадцатидвухлетнему Сереге Политову это имя-кличку, и она почему-то приклеилась. Может, из-за простоватой внешности: неряшливые патлы, мясистое лицо с полными губами и припухшими глазами. — Собирай братву! — коротко распорядился Мансур. — Все уже здесь! — бодро ответил Егор. P.S. Продолжение читайте в цветном воскресном выпуске "МК".



Партнеры