ХВОСТ УТОМЛЯЕТ СОБАКУ,

17 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 182

Судьбоносно не то, что за шесть дней до выборов в прайм-тайм показали "Хвост виляет собакой" — фильм, просто созданный для демонстрации в любую избирательную кампанию; судьбоносно то, что крутили его под оригинальным названием, а не под глупым "Плутовство", почему-то придуманным для российского видеопроката. Видать, дошло, что для сегодняшних реалий шаловливый термин "плутовство" подходит меньше всего. Самое же забавное — что кино о том, какими способами выигрываются выборы, продемонстрировал именно ОРТ, каковой факт дает повод заподозрить его верхушку либо в наличии самоиронии, либо в откровенной глупости. Впрочем, при всей своей актуальности — а может, благодаря ей — фильм только подчеркнул разницу между электоратом нашим и американским. У них там, за океаном, президенту достаточно предъявить народу якобы спасенного из тыла врага "простого американского солдата" — хоп, и народ уже в восторге, и победа на выборах в кармане. Насколько проходима такая схема у нас, и теоретизировать не пришлось: российский вариант развернулся тут же, не отходя от кассы. Фильм прервали для анонса новостей, в котором сообщили, что еще один российский летчик сбит в Чечне, и местонахождение его неизвестно; назавтра, к счастью, летчика спасли — правда, при проведении операции погибли два пилота. Чем летчик отличается от пилотов и логично ли оправдывать гибель вторых спасением первого, лично мне непонятно. Понятно лишь то, что, в отличие от американского фильма, у нас эта коллизия на ход последних дней предвыборной борьбы не повлияла никак... Впрочем, о последних днях, самых важных в предвыборной гонке, я на момент написания данных строк еще ничего не знаю, и до чего ухитрились договориться кандидаты, не представляю. Вернее, как раз представляю, и потому очень рада, что всего этого пока не видела. Ибо чем меньше часов остается до 8 утра 19 декабря, тем многословнее становятся будущие избранники, тем меньше внимания обращают они на регламент, тем сильнее предвыборные дискуссии становятся похожи на череду монологов. От этой монологичности сник даже обычно живой и остроумный в своем "Гласе народа" Евгений Киселев: "Ну а вы что скажете?.." — утомленно роняет он очередному политику, и по его интонации в конце фразы так и просится обращение "больной". Что уж говорить о телезрителях, которые по большей части давным-давно сделали свой выбор: на них финальные разоблачения и обещания лишь нагоняют зубную боль. Правда, если талантливо, с огоньком подойти к делу, то впечатлить зрителя все-таки можно. Я вот до сих пор не могу оправиться от потрясения, которое преподнесло мне ТВ-6: наконец-то я воочию наблюдала слив компромата в чистом виде, как он есть. Не думайте, Доренко я смотрела — и скажу вам, что он и в подметки не годится своей коллеге с 6-го канала; впрочем, в том, что данная особа действительно является коллегой Доренко, то бишь журналистом, у меня большие сомнения. Полагаю, что столкнулась с неким неопознанным сливающим объектом (далее — НСО), ибо в телепрограмме передача, на которую я наткнулась, заявлена не была. Данное НСО представляло из себя блондинку с бессмысленным выражением лица, зато в шикарной шубе, хотя дело происходило в студии; временами блондинка перемещалась из студии на улицу — уже в другой шубе — и, двигаясь походкой "от бедра", пыталась поведать о страшных хищениях Гусинского и Ко в ходе производства русских телесериалов. Получалось у нее плохо, ибо процесс речи давался НСО с огромным трудом, — и тогда в экран совались размытые ксерокопии каких-то документов, прочитать которые было невозможно еще и потому, что они моментально исчезали. Тщетно я ждала финальных титров, надеясь проникнуть в тайну создателей сего дива: под конец мне сообщили только, что "одежда для ведущей предоставлена фирмой N"; кто предоставил саму ведущую, почему-то не сказали. Так я и осталась в мучительном недоумении, и если бы ТВ-6 можно было заподозрить в определенной игривости ума, я бы решила, что авторство данного опуса принадлежит самому Гусинскому, ибо лепет НСО в шубе можно было воспринимать только строго с точностью до наоборот. Что, кстати, весьма симптоматично для финишной прямой предвыборной кампании. Несколько раз за эту неделю я задумывалась над действиями тех или иных политсил: в здравом ли они уме, или происходящее — дело рук вражеских шпионов, окопавшихся у них в тылу? Такие мысли приходили мне в голову, когда неделю назад я зашла в чудесно преобразившееся метро, уклеенное плакатами одной-единственной партии: неужели им там было непонятно, какой протест возникает у человека, когда его держат за собаку Павлова, действующую по принципу безусловного рефлекса? Такие мысли возникли у меня, когда митинг этого же блока вдруг был заклеймен по одному из каналов как общественно опасное мероприятие: впору сказать недоброжелателям с ТВ спасибо за отличную рекламу предвыборного сборища. Сообщения о другом митинге, вернее, пикете, выставленном еще одним движением в пику вышеназванному, и вовсе вызвали смешанные чувства: по сведениям с разных каналов, в нем участвовало от 300 до 500 человек, милицией же было задержано "около 50". То есть, надо понимать, повинтили каждого десятого? Интересно... И совсем угрюмое впечатление оставил у меня НТВшный репортаж о заведении уголовных дел на студентов, которым правые предложили за деньги распространять агитпродукцию. Нам показали кадры оперативной съемки процесса передачи листовок, в которых, между прочим, не было ничего криминального — ни призывов к свержению существующего строя, ни разжигания межнациональной розни, — так, будто речь шла как минимум о поимке наркокурьеров. Интересно, почему столь круто не взялись за коммунистов, которые, как известно, тоже не брезговали платить распространителям своих листовок?.. Про коммунистов все как будто вообще забыли — а стоило бы помнить, чтобы не сбылся сюжет из "Кукол", когда Зюганов в наполеоновской треуголке, идя по трупам перестрелявших друг друга кандидатов, провозглашал: "Теперь Россия точно будет моей!". Георгий же Боос на "Гласе народа" и вовсе высказался о них так: "Дело впереди, а политика — мы как-нибудь договоримся!" Договариваться с людоедами? Это мило. И хорош же тот политик, который ставит свое основное занятие на второй план во имя абстрактного "дела", на которое так падки избиратели. Наиболее печальная особенность предвыборного ТВ — то, что своим нечеловеческим лицом оно прививает многим стойкое отвращение к самим выборам. Но это, пожалуй, единственный случай, когда оправдания тонким натурам нет и быть не может: ведь если отстраниться, то получится, что все эти ушаты помоев мы слопали за просто так. Проголосуйте же хотя бы из этих соображений — если слова "свобода выбора" и "гражданский долг" вам ничего не говорят.



Партнеры