ПУТИН — ПОЧТИ НАШ ПРЕЗИДЕНТ

21 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 211

У нас всегда так: ругаем-ругаем депутатов, говорим: “Какие же они подлецы и даже свиньи через одного!”, ждем не дождемся, когда их можно будет поменять... Выберем других — и сначала ахаем от ужаса, и кровь стынет в жилах, а потом привыкаем, что опять “подлецы и свиньи через одного”, и терпим — куда ж деваться. Потому что выбираем мы по принципу “Посмотрим!”. “Посмотрим!” — сказал слепой, садясь в крапиву... Ну вот, опять выбрали. За неделю до 19 декабря практически все социологические службы утверждали, что почетные первые места в выборах по общефедеральному округу (то есть партийным спискам) займут КПРФ, "Единство" и "Отечество — Вся Россия". И так же дружно все социологические службы утверждали, что партий-счастливчиков, преодолевших заветный 5-процентный барьер и получивших право на долю при дележке половины мест в Думе, будет шесть: КПРФ, "Единство", ОВР, "Яблоко", Союз правых сил и "Блок Жириновского". Так оно и получилось. КПРФ: То, что коммунисты получили по общефедеральному округу несколько больше, чем в 1995 году (24,31% против 22,3%), еще не говорит о безоговорочной победе. С учетом голосования по одномандатным округам пока у КПРФ в Думе получается на 35 мандатов меньше, нежели было. Кроме того, коммунисты лишились ряда союзников, которые вовсе не представлены в новой Думе. Однако результаты, которые показали коммунисты, демонстрируют тщетность надежд, которые питают вот уже несколько лет некоторые представители правого лагеря: вот, мол, естественным образом вымрут старики, главная электоральная опора КПРФ, и партия вымрет вместе с ними. Пока не получается. Старики мрут буквально как мухи — не без помощи тех же правых, — а голосов избирателей у КПРФ не уменьшается. "Единство": Когда перед выборами авторы прогнозов предупреждали нас, что "Единство" неумолимо рвется вперед, зашкаливая, по некоторым данным, за 25-процентный результат, мы не верили. Мы думали о себе гораздо лучше. Нам казалось, что надуть из ничего (а по составу "Единство" — именно ничего) нечто солидное и впарить этого дутыша нам просто невозможно. Оказалось, что для этого достаточно неограниченных информационных ресурсов первых двух общероссийских каналов и магического имени "Путин". Имени премьера-кандидата в президенты, надутого точно так же — как резиновый шарик, за рекордно короткий срок — теми же общероссийскими каналами. А Путина сделала ПУТИНЫМ Чечня. И вот созданное Кремлем "Единство" — "движение Путина" — уступает первое место лишь коммунистам... Около 24%. "ОТЕЧЕСТВО – ВСЯ РОССИЯ": ОВР в своих ожиданиях несколько обманулось. Общую электоральную картину все-таки сильно подпортили использованные Кремлем "грязные технологии". Особенно аудио- и визуальный ряд, еженедельно предлагаемый г-ном Доренко. ОВР же удар не держал. Не секрет, что московского мэра в регионах недолюбливают. Этим и не преминули воспользоваться некоторые губернаторы. К сожалению, даже не все союзники ОВР в регионах могут обеспечивать такие результаты, какие продемонстрировал подведомственный Минтимеру Шаймиеву электорат. СОЮЗ ПРАВЫХ СИЛ: Так много — почти 9% голосов — Союзу правых сил не давал никто. Сами правые могут сколько угодно говорить себе и своим болельщикам, что их успех — результат резкого поправения общества. Но это не так. Правые вовремя лизнули руку господину Путину, признав его лучшим кандидатом в президенты, вовремя безоговорочно поддержали чеченскую кампанию премьера. Так решил Чубайс, а он — мудр и опытен. Следствие — неограниченная реклама СПС на ОРТ и РТР. Конечно, не последнюю роль сыграла и грамотная рекламная кампания — с упором на "мы — молодые". На фоне пожилого и почти недееспособного президента Ельцина, с которым нахлебались, и пожилого и медлительного, хотя и достаточно бодрого Примакова Кириенко, Немцов и Хакамада смотрелись как молодые, резвые борзые. ЛДПР: С ЛДПР вопросов нет: способности вождя плюс вовремя и правильно сделанный в пользу Путина выбор, обеспечивший "зеленый свет" на ОРТ и РТР, — как и в случае с СПС. "Яблоко": Вот это облом так облом. Так мало — 6,12% — "Яблоку" никто не обещал. И "Яблоко" рассчитывало на гораздо большее. Конечно, их "зажимали" на общероссийских каналах: они не поставили на войну и Путина так же безоговорочно, как остальные. Но дело не только в этом. Складывается впечатление, что даже традиционно "яблочный" избиратель оказался сбит с толку некоторой невнятностью в определении позиций по той же Чечне, например. Скорее всего, среди тех, кто проголосовал против всех (а таких — более 3%), значительная часть — именно бывшие "яблочники". Еще задолго до парламентских выборов политики и политологи решили: эти выборы — в значительной степени ключ к выборам президентским, ожидающим нас летом 2000 года. Вот почему такая жестокая была борьба — зубами и когтями, а не мягкими лапками. Сверхзадачей тех, кто поставил на Путина как президента, было не допустить, чтобы новая Дума получилась такой, которая сможет захотеть отправить премьера Путина в отставку, не дожидаясь июня следующего года. Сделать новая Дума это может: полгода до президентских выборов ее нельзя распускать ни при каких обстоятельствах, даже если она три раза отклонит кандидатуры на пост премьера, предложенные президентом. А если депутаты вдруг решат проголосовать вопрос о недоверии правительству и недоверие свое Путину выразят — никто спасти его не сможет. Премьером ему не бывать — в лучшем случае и.о. А ведь Путин — готовый, раскрученный буквально в одночасье и буквально из ничего, на войне и "национальной гордости великороссов", кандидат в президенты. Пока он премьер, шансы его на избрание новым главой государства очень велики — учитывая огромные информационные, финансовые и административные возможности, которые сосредотачиваются в руках у любого человека, сидящего в премьерском кресле. Перестанет Путин быть премьером — трудно ему придется в борьбе за президентское кресло (если, конечно, он не передумает)... Парламентские выборы состоялись. Что же мы получили? Никакой "проправительственной" Думы мы все-таки не получили. Около 130 депутатских мест пока в парламенте за ЛДПР, "Единством" и Союзом правых сил — теми партиями, которые просто обязаны поддерживать премьера Путина, потому что попали в Думу в таком количестве только благодаря его рейтингу и поддержке правительства. Это меньше одной трети. Считать такой результат "контролем над Думой" едва ли можно. Коммунисты, которых почему-то принято считать страшными оппозиционерами, смогут контролировать примерно столько же. КПРФ по-прежнему будет самой крупной фракцией в Думе (111 человек плюс "левые" одномандатники). Но даже если Зюганову придет в голову поиграть в "недоверие правительству", в одиночку ему не обойтись. В качестве естественных союзников коммунистов в этом нехорошем деле обычно принято называть ОВР — особенно после того, как с блоком Лужкова—Примакова так нехорошо обошлись во время предвыборной кампании. У них — еще 62 голоса. До 226 голосов (простое большинство в Думе) явно не хватает. И это если считать, что ВСЕ до одного члены фракции ОВР захотят единодушно поддержать почин коммунистов. Но вряд ли: еще до выборов, когда у ОВР были надежды получить более приличный результат, ходили разговоры, что единой фракции блока в Думе не получится — расколется она как минимум на две части. Теперь же, когда ОВРовцы несколько деморализованы неудачей... Есть еще "Яблоко" с примерно 22 голосами. Но едва ли оно станет подыгрывать левым. В прошлой Думе если сторонники Явлинского и поднимали вопрос о недоверии правительству, то старались сделать это так, чтобы никто не смог заподозрить их в альянсе с коммунистами. И получалось, что у коммунистов — свое "недоверие", у "Яблока" — свое... Только какие-то чрезвычайные обстоятельства могут заставить их сплотиться на почве острого недоверия правительству. Есть, конечно, 115 "независимых", которые пока трудно определимы. Часть из них уйдет в проправительственные фракции, часть — к левым или ОВР, часть, возможно, попытается создать какую-то свою депутатскую группу с неясной политической ориентацией. Но эта категория депутатов, одномандатники, особенно пока они не организованы, обычно очень легко подвергается обработке со стороны исполнительной власти — потому что ориентируется в основном на волю помогавших им при избрании губернаторов. А к губернаторам ключик у правительства обычно находится. Так что не получается пока недоверие. Никак не получается. Получается, что Путин — почти что наш президент.



Партнеры