ЗВЕЗДЫ ЛЕТЯТ НАД ГРОЗНЫМ

22 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 555

В ближайшие дни федеральные силы в Чечне окажутся обезглавленными. Сразу три генерала — Виктор Казанцев, Геннадий Трошев и Владимир Шаманов — уезжают в Москву. Повод весьма торжественный — Борис Ельцин собирается вручить им в Кремле звезды Героев России за успешное развитие операции в Чечне. Война и впрямь складывается для военных удачно. Первые два этапа выполнены успешно, а сейчас перекрыты все горные дороги в Грузию и Азербайджан. Остается в тылу лишь дымящийся Грозный. Успеют ли генералы его взять до получения высоких наград? Огромные клубы дыма в полнеба дают четкий ориентир на город. В дымке тумана, смешанного с гарью, его развалины походят на город-призрак. Вспышки разрывов и неумолкающая стрельба лишь дополняют мрачную картину. Где-то там, внутри городских кварталов, засели боевики Хаттаба — военная разведка утверждает, что именно им придется оборонять Грозный. По утверждению генералов, чеченская столица обложена со всех сторон и город находится в плотном кольце. Проверить — невозможно. Хотя большинство дорог и впрямь перекрыто блокпостами Российской армии. Но не везде. Например, в Старых Атагах присутствие военных ничем не обозначено. Ближайшие посты находятся в нескольких километрах. И на мой вопрос, можно ли отсюда проехать в Грозный, до которого 6—7 километров, словоохотливый Ваха на рынке в Атагах предложил: "Хочешь, отвезу, но не в центр". Ехать с Вахой, естественно, не хотелось — куда он может тебя отвезти, одному Аллаху известно. Но сам маршрут движения был интересен. Оказалось, что перемещаться на автотранспорте даже непосредственно в зоне боевых действий вполне возможно. Нужно только взять пропуск у коменданта в Шали. За оружие в автомобиле на блокпосту могут и к стенке поставить. Но останавливаться, как того требуют военные, нужно обязательно, иначе машину попросту уничтожат. — Поехали, я недорого возьму, — в глазах Вахи появился какой-то нездоровый огонек. Соскучились, видно, чеченцы по российским журналистам. Стоящий за спиной бронетранспортер показался мне в тот момент более надежным. Ваха разочарованно зацокал языком. Понять, что на самом деле сейчас творится в Грозном, довольно сложно. Официальная информация говорит о проведении разведки боем. В пригородах идет уничтожение артиллерией и авиацией выявленных групп боевиков. Наверное, так оно и есть, с тем лишь уточнением, что эти пригороды давно находятся в самом городе, а федеральные силы прочно обосновались в Ханкале и в Черноречье, от которых до центра рукой подать. Хорошо видно и слышно, что бой вспыхивает в Грозном то в одном, то в другом месте. Порой завязываются ожесточенные автоматно-пулеметные перестрелки, напоминающие по своей интенсивности целые сражения. А вот авиация появляется в небе довольно редко. Больше работают самоходные артиллерийские установки, что свидетельствует о прямом огневом соприкосновении сторон, при котором велика вероятность попасть в своих. Ровно пять лет назад войска входили в новогодний Грозный, как на параде, чтобы через несколько часов пылающие стальные коробки танков и БМП осветили весь город "иллюминацией". Неужели история повторится? И у кого-то хватит ума поспешно заверить, что в Грозном нет боевиков и его можно брать голыми руками? Пока похоже, что здравый смысл преобладает. Но что будет дальше — неизвестно, ведь Грозный в любом случае придется каким-нибудь образом принуждать к капитуляции. На длительную осаду у наших "ястребов" терпения может не хватить. — Пускать сейчас в город танки — это безумие образца 95-го года, — говорили мне разведчики крутого спецназа, побывавшие недавно в Грозном. — Наемников там, может, и немного, но полно мальчишек-смертников по 16—17 лет, вооруженных гранатометами. Опытный боевик с отрядом из 10 таких малышей сможет парализовать колонну танков на узких городских улицах. Боеприпасов у них вполне хватает, хотя за последнее время многие склады мы уничтожили. Единственно верной тактикой в этой ситуации может быть продвижение вперед небольшими группами, желательно обученными к бою в городе. Тогда можно и потери свести к минимуму, и задачу выполнить. Впрочем, даже если Грозный и возьмут по уму, это еще не будет означать, что город перешел под полный контроль федеральных сил. Боевики смогут выйти в ближайшие селения, предварительно закопав оружие. Паспорт с наличием чеченской прописки уже гарантирует им определенную безопасность. Отсидеться где-нибудь неподалеку от Грозного можно без проблем. По крайней мере корреспондент "МК" своими глазами видел приезжающих со стороны Грозного в Атаги, Шатой, Аргун мужчин, так скажем, призывного возраста. Необязательно, что они были боевиками, но сам факт "просачивания" через армейские кордоны вполне очевиден. — Какая зачистка? Я тебя умоляю, — десантный подполковник сердито махнул рукой. — Проедут "вэвэшники" по центральной улице, у нескольких человек паспорта проверят, и на этом все закончилось. Генералы тут же спешат доложить в Москву, что село зачищено. О чем можно говорить, если в Аргуне, где почти неделю шли бои, задержали потом только двоих боевиков. В Шали вообще ни одного. Пока армейские подразделения стоят возле селений, которые сдались без боя, заверив, что боевиков у них нет, здесь будет тихо. Войска это вполне устраивает — главное, что в них не стреляют. Но что будет, когда армия уйдет в горы, предсказать трудно. Те же "мужчины призывного возраста" в любой момент могут откопать свои автоматы и уйти в горы или в тот же Грозный. Заявления командования, что местные жители укажут на боевиков, мягко говоря, наивны — местным здесь жить дальше, а законы кровной мести никто в Чечне не отменял.





Партнеры