АВТОР КНИГИ ЗНАЛ ВСЕ. НА 3300 ЛЕТ ВПЕРЕД

30 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 309

Полстолетия назад американский раввин Вайсмандель задался странным вопросом: почему евреи называют Моисеево Пятикнижие Торой, если ни на одном свитке это заглавие не указано? В самом тексте священной книги тоже нигде не встречается слово "тора". "А не зашифровано ли оно как-нибудь?" — подумал бородатый детектив. И приступил к расследованию. В первом же слове первой книги "Бытие" взял букву "тав" (передающую звук "т"). И стал искать вторую букву слова "тора" — букву "вав" (передающую звук "о") — с определенными интервалами, пропусками какого-то количества букв. Интересовали раввина те интервалы, которые сохранялись также между буквой "вав" и третьей "рэйш" (звук "р"), между "рэйш" и "хэй" (звук "а"). Таким оказался интервал 50. Для еврейской истории, записанной в Ветхом Завете, это число весьма примечательное: на 50-й день после выхода из Египта Моисею на горе Синай была дарована Тора. Слово "тора" с различными интервалами между буквами было отыскано во всех пяти книгах Моисея. Разыскания Вайсманделя, опубликованные им в 50-е годы, может, и не произвели ошеломляющего впечатления. Зато нашли продолжателя. Им оказался житель Израиля, киббуцник (по-нашему, что-то типа колхозника) и к тому же очень дотошный человек Авраам Орен. Он стал неутомимо отыскивать в Торе другие коды. Его логика была аналогична логике Вайсманделя. В третьей книге Ветхого Завета "Левит" рассказывается о первосвященнике. Как известно, звали его Аарон, но в этой книге он не назван. Может, имя спрятано внутри текста? Орен принялся искать его, перескакивая от одной буквы к другой через различные интервалы. И на первой же странице отрывка об Аароне нашел упоминание его имени 25 раз с шагами 9, 18, 28, 36, 87... До эпохи компьютеров эти поиски так и оставались занимательной арифметикой на ниве богословия. Но в начале 80-х любознательный Авраам Орен обратился к иерусалимскому математику Элиягу Рипсу, недавнему репатрианту из Риги, с вопросом: насколько с точки зрения теории вероятностей значим полученный Ореоном результат? Рипс не поленился — посчитал. С учетом частоты встречаемости букв, входящих в имя Аарон, случайно оно могло бы встретиться в отрывке 7—8 раз. Но не 25! Налицо явная концентрация ключевого слова в соответствующем отрывке книги. Тогда профессор Рипс еще не знал, что эффект концентрации ключевых слов — общий закон, пронизывающий Книгу книг. Профессор математики Михельсон усилил значение полученного Авраамом Ореоном результата — он взял все возможные варианты следования четырех букв имени Аарон. Каждое полученное из них слово встретилось в данном отрывке от 5 до 11 раз (это математика не удивило — обычная случайность), и только единственный вариант осмысленного расположения букв, дающих слово "Аарон", встретился 25 раз. Но, возможно, Ветхий Завет не уникален. Иерусалимские математики взяли похожий текст — самаритянскую Тору (самаритяне внесли в канонический текст всего 1 процент изменений). Компьютер, просчитав тот же самый отрывок книги "Левит", выдал всего трех прежних Ааронов плюс семь новых, зато 22 Аарона исчезли. То есть получен тривиальный для математики, неинтересный результат. Выходит, самаритянский текст, едва-едва "подпорченный", сразу потерял волшебство концентрации ключевого слова. Этот эффект, позволяющий сравнить книгу с разумно мыслящим существом, доктор Рипс проверил на других отрывках. Взяв отрывок, в котором повествуется о райском саде Эден, математик предположил, что здесь могут быть зашифрованы растения. Однако собственно в тесте — скажем так: в открытом тексте, — ни одно растение не названо. Всего же в Пятикнижии Моисея упоминаются 25 названий растений. Профессор Рипс принял их за ключевые слова — и, представьте, нашел все 25 с различными буквенными интервалами. Фрагмент первой книги "Бытие" повествует о том, как Змей совратил Еву. Змей (на иврите — Нахаш) назван открыто. А есть ли он в закодированном виде? Вручную ни за что не найдешь. А компьютеру буквенные интервалы 248 и 365 нипочем — вот вам два раза и Нахаш. Кстати, числа отнюдь не случайны: 248 — число заповедей типа "делай", 365 — число заповедей типа "не делай". Всего в Ветхом Завете 248+365=613 заповедей. Фрагмент о Змее как раз и сообщает, что происходит, если нарушить заповедь. Рипс не ограничился ключевыми словами, взятыми из самого Священного Писания, — им, что называется, сам Бог велел там быть. Ученый испытал потрясение, когда попробовал забросить в информационное пространство Торы слово, невозможное в ее открытом тексте просто по времени, — слово из далекого будущего. Ну, скажите, мог ли автор Пятикнижия, составленного больше трех тысяч лет назад, знать о Великой французской революции, которой суждено было разыграться в XVIII веке нашей эры? Мог или не мог? Не спешите с ответом. Рипс взял слово "Бастилия" и отыскал его в книге "Бытие". Его пересекала библейская фраза: "Тюрьма — место, в котором содержатся под стражей заключенные царя". Тора написана в виде свитка — ни знаков препинания, ни просветов между словами нет, строки располагаются одна под другой, так что буквы размещены "квадратно-гнездовым" образом. Правда, обычный читатель Библии, пусть даже знающий иврит, вряд ли догадается соединить пунктирной полосой равноудаленные ивритские буквы, составляющие название парижской тюрьмы. Но когда компьютер вычислил нужный буквенный интервал, стоит только обвести кружком выделенные буквы — и перед вами слово "Бастилия" в Моисеевом тексте. Оно, кстати, встречается еще раз. Теперь — уживаясь со словом "революция", тоже найденным с определенным интервалом. В другом месте горизонтально проявленные слова "революция" и "террор" соседствуют с вертикально расположенной "гильотиной". (На всякий случай напомню: это орудие казни врач Гийотен изобрел 3100 лет спустя после того, как люди познакомились с текстом Ветхого Завета, причем за столь немалый срок в Книге книг не изменена ни единая буква, что бесспорно доказано современной наукой.) Еще одно чудо: фраза Торы "А сейчас вы пойдете и убьете его" и словосочетание "арестованный царь" снизу вверх пересекаются проявленным ключевым словом "Конвент" (Конвент — для забывчивых — высший законодательный и исполнительный орган Первой Французской республики, решением которого король был сначала арестован, а затем обезглавлен). Какой, спросите, король? И на эти наивные вопросы отвечает Ветхий Завет. На словосочетание открытого текста "Король будет обезглавлен" наложены отысканные компьютером "Луи", "Бурбон" и, чтоб уж не сомневались, снова "гильотина". Рипс и его коллега Дорон Вейцтум вдоволь наигрались с Торой, выуживая из нее имена Наполеона, Гитлера, Сталина. Характерно, что рядом, поперек или под острым углом к найденному имени непременно прочитывается фраза из открытого текста, переносным значением как-то связанная с исторической личностью, жившей спустя три тысячелетия. Однако сколько бы удивительных примеров такого рода с иллюстрациями — фрагмент текста Торы и ключевые слова — ни приводилось в изданных в Израиле альбомах "Буквами дана Тора" и "Добавочное измерение", все равно гложет сомнение: а не совпадения ли это? Тот же вопрос задавали себе и математики, искавшие в Ветхом Завете реалии разных эпох. И в строгом соответствии с теорией считали вероятности совпадений. Вот какие цифры у них получились для различных находок: 1:770 миллионов, 1:890 миллионов, 1:10 миллиардов. Говоря проще, не бывает таких совпадений. С этими результатами познакомили математиков мирового уровня — Каждана и Файнштейна. Те не поленились перепроверить вычисления и даже решить несколько усложненных задач. Эффекты не исчезали. "Если это открытие подтвердят независимые эксперты-математики, — утверждал в 1990 году главный редактор авторитетного математического журнала "Statistical Science", — оно окажется важнейшим открытием в истории науки, полностью меняющим наше представление о жизни, Боге и человеке". Четыре года спустя независимая группа математиков подтвердила истинность открытия. 10-страничная статья докторов Рипса, Вейцтума и Розенберга в "Statistical Science" совершила ожидаемый переворот в познании. Вот еще один скептический вопрос: а может, не только Ветхий Завет, но всякий большой по объему текст, особенно художественный, а значит, высокоорганизованный, хорошо структурированный, содержит все что угодно? Дотошный Рипс проверил и такое предположение. Поискал зашифрованные слова в "Войне и мире", в "Братьях Карамазовых", в произведениях Нобелевского лауреата — израильского прозаика Шая Агнона... Увы, кодов не оказалось. Другая проверка. В компьютер введен текст книги "Бытие", в котором изъята каждая тысячная буква. Все коды исчезли. Еще одна проверка: все буквы текста Торы смешали и ввели в компьютер хаотично — опять нет кодов. Выходит, канонический текст Ветхого Завета уникален. Попутно, кстати, врезана оплеуха известному пересмешнику Библии Лео Таксилю и прочим атеистам, считающим, что в Священном Писании много более поздних вставок и исправлений. Итак, Ветхий Завет предвидит события и исторические личности, которые появятся много веков спустя после написания текста. Книга книг — универсальный предсказатель? Почему бы в таком случае не предположить, что в Торе имеются свои коды и на будущее? И нельзя ли по ней предугадывать ход событий? Нельзя. Это уже не научный вывод, а этический запрет, налагаемый религией. Поскольку все работающие с Торой математики — люди верующие, запрет на гадания они стараются не нарушать. Впрочем, исключения все же случались. В 1992 году был похищен израильский солдат Нисим Толедано. Как всегда в таких случаях, вся маленькая страна переживала, как одна семья. В дни, когда еще не было известно, жив ли солдат, профессора Рипса убедили заглянуть в Тору. Он сдался: включил компьютер и принялся искать с различными интервалами имя исчезнувшего солдата. Вскоре нашел. Рядом ученый надеялся отыскать топонимы Иерихон, Бейт-Лехем — географические названия, где могли скрывать похищенного. Увы, ни одно название из букв текста не складывалось. Пока доктор Рипс "запрашивал" Тору, по радио сообщили, что найден труп Нисима Толедано. И тотчас математик увидел рядом с именем солдата вертикальную колонку со словом "яамут" (умрет). Значит, не предсказание прочитал ученый: Тора сообщила об уже известном факте. Этот эпизод, казалось бы, подтвердил мнение математиков: Священная Книга — универсальное хранилище исторических сведений от сотворения мира до сегодняшнего дня. Несомненно, в ней записано все будущее человечества (ибо наше вчерашнее прошлое — для Ветхого Завета будущее). Не правда ли, странно: случайное имя случайного солдата оказалось закодированным в тексте Священного Писания? Так, может, в нем найдется и мое имя, и номер моего телефона, и марка моей кофемолки? Кто знает... Похоже, что отыскиваются все слова. Во всяком случае, ученые, нашедшие в Торе множество ключевых слов, характеризующих любое понятие из любого времени и места, кажется, ни разу не оставались без ответа. Но можно ли пересекать черту настоящего момента — пока вопрос. Положительный ответ на него в январе 1991 года дал все тот же Элиягу Рипс, вычисливший по Торе дату начала войны в Персидском заливе. Этот случай, строго говоря, нельзя отнести к гаданию. Взяв в качестве ключевого слова имя Цадам (арабское звучание имени Саддама Хусейна), математик получил прогноз не на будущее, а как бы на пролонгированное настоящее. В более отдаленное будущее не заглянешь — ведь относящихся к нему ключевых слов мы, простые смертные, не знаем. Однако прорыв в будущее с помощью Торы все же был совершен. Сделал это уже не ученый-профессионал, а любитель — американский журналист Майкл Дрознин. Ведь методика поиска проста и доступна даже дилетанту. 3 сентября 1994 года, за 14 месяцев до убийства израильского премьера Ицхака Рабина, Дрознин нашел в Торе это имя, пересекающее библейскую фразу "Убийца, который будет убит". Журналист расценил эту крестословицу как пророчество и отправил лидеру Израиля письмо-предупреждение. Старый вояка, атеист и прагматик, пренебрег предостережением. Рабин оказался четвертым человеком — после братьев Кеннеди и египетского президента Садата, — сообщение об убийстве которого было найдено в Библии. Уже после оправдавшегося пророчества Майкл Дрознин отыскал в Торе пересечение имени Израиль и слов "ядерная катастрофа". До тогдашнего премьер-министра Нетаньяху журналист не достучался. "Я фаталист, но не мистик", — парировал неунывающий Биби. А вот Элиягу Рипс, не на шутку обеспокоенный находкой американца, вторично нарушил положенный себе запрет на гадания и наткнулся на то же самое пророчество. Неизбежна ли ядерная катастрофа на Святой земле? Или это лишь предупреждающий сигнал, приняв который, можно изменить ход событий?.. Ученые пока не готовы ответить на эти вопросы. Хотя наверняка знает ответы Тот, кто наделил священный текст неисчерпаемым знанием грядущего. Против гениальности Которого даже "Война и мир" — всего лишь хаотичный набор букв.



    Партнеры