КАК СТАТЬ АНГЕЛОМ?

31 декабря 1999 в 00:00, просмотров: 244

Где-то через век молодой, удачно клонированный журналист, кликнув встроенной в живот клавишей, решит проглядеть номера "МК" столетней давности — как, мол, предки встречали рубеж тысячелетий? Мы, конечно, еще не так совершенно устроены, кнопок в организме у нас нету, и подшивки старых газет листали дедовским способом, чихая от пыли, — но кое-какие послания из прошлого показались нам любопытными... Кажется, россияне сто лет назад мыслили логичнее и свято чтили математические законы. Накануне 1900 года никакого ажиотажа по поводу наступления нового века не наблюдалось, потому как век этот, с точки зрения наших предков, должен был наступить позже. Для тех же, кто все-таки сомневался, газеты публиковали математические расчеты. Из них ясно следовало, что 1900 год — последний в ХIХ веке, а вовсе не первый в ХХ. Хотя, например, власти Германии, презрев дотошных ученых и прочее мировое сообщество, аж официально постановили встречать ХХ век именно в ночь с 31 декабря 1899 на 1 января 1900. Русская интеллигенция тогда негодовала: "Европа еще не высвободилась из-под гнета подобного учения, что сила, если вздумается, способна отрицать даже самые элементарные законы математики". Кто бы мог подумать, что спустя век неправильный почин немцев возьмет на вооружение весь мир... Наступление нового века если и вызывало прилив эмоций у наших предков, то по накалу несравнимый с нынешним. Возможно, они брали пример с Запада. "Наступило ХХ столетие. Но парижане встретили его почти так же, как они встречают каждый новый год", — сообщал корреспондент газеты "Русский листок". А "каждый новый год", если верить самим французам, на родине Вольтера отмечали не особенно весело. Из воспоминаний парижанина о новогодней ночи: "Небо хмурое, дождя нет, на бульваре грязно. Дует не особо резкий, а все-таки пронизывающий ветер. Прохожие поглощены своими делами и, по-видимому, нисколько не думают о приближающемся торжественном моменте". Но о празднике все-таки думали — стоял вечный вопрос: "Где отмечать?". Самым модным из "мест отмечания" в Москве считался Манеж. Здесь на новогоднюю ночь планировалось грандиозное действо — одетые в костюмы всех времен и народов актеры должны были развлекать публику "картинами из жизни". "Картины" предполагалось разместить на специальных крутящихся сценах, приводимых в движение лошадьми, что в прошлом веке, наверное, должно было смотреться очень эффектно. Однако присущий русскому человеку скептицизм подсказывал: "Здесь (в Манеже то есть) делать нечего, здесь бесплатно раздаются кашли и насморки, Манеж просто надоел". Изысканным считалось встретить новый век и в некоем "Аквариуме", где "гулянья происходят под открытым небом, а благодаря выгодному расположению места — в окружении стен примыкающих зданий — тепло и не дует". Пришедшим обещалось: "чисто русское удовольствие доставят детям и взрослым русские горы". А еще устраивались елки — для офицеров и низших чинов, для слепых, для глухонемых и даже душевнобольных. "Во время елки душевнобольным были розданы конфеты и фрукты, — сообщает репортер "Русских ведомостей" в номере за 31 декабря. — Вечер произвел на душевнобольных хорошее впечатление". Любители вкусно поесть отправлялись в ресторан, где под Новый год играли "оркестры музыки". Столики в ресторанах были в большом дефиците. Настолько, что на эту тему даже сочиняли анекдоты. Например: "— Могу я заказать стол для встречи Новаго года? — Извините, у нас записи не ведутся; кто раньше пришел, тот и занял. — В таком случае, я сейчас займу стол и просижу за ним эти четыре дня!" Самым желанным подарком, если верить рекламе, считался граммофон — усовершенствованный "Идеал" за 50 руб. Или ручной "Ново" — за 18. На втором месте по престижности значился некий предмет непонятного предназначения под названием "Электрическая самоуправляющаяся машина ценою в 5 руб. (в оптическом магазине)". Ну а у сильных мира сего были свои причуды. Так, "Биржевые ведомости" сообщают, что "к празднику Рождества Христова Его Императорское Величество Государь Император пожаловал своему крестнику его высочеству наследному болгарскому княжечу Борису Тырковецкому Свой портрет в ценной художественной раме". Гороскопами наши "продвинутые" предки не увлекались. Просвещенные люди на рубеже ХIХ—ХХ веков интересовались исключительно вещами, имеющими прикладное значение. Поэтому в газетах на новый век делались такие вот прогнозы: "Вступит в силу закон об уничтожении налогов и городских такс на вино, пиво, другие гигиенические напитки". Кстати, на "гигиене" тогда были просто помешаны. Именно с ней связывали все чаяния в наступающем веке. "Гигиенической", по мнению культурных масс того времени, должна была стать даже одежда. А мыслители пророчествовали: "Новый век будет веком личной и общественной гигиены, улучшения человеческого общежития и человеческой расы". В общем, понять, что именно вкладывалось в понятие "гигиена", нам, спустя сто лет, по-видимому, не удастся. Утешает одно — тогда это тоже понимали не все. Некоторые дамы путали "гигиену" с "геенной" или с "гиеной", за что подвергались публичному осмеянию. Усовершенствование электрического освещения и телефон тоже занимали немалое место в возлагаемых на грядущий век надеждах. Кстати, москвичи так и не смогли поздравить петербуржцев, а петербуржцы — москвичей с новым веком: 31 декабря "перепутались провода междугородного телефона и сообщения с Петербургом не было". Думали, конечно, и о душе. "Храм божий опустел. Биржи переполнились. Мир молитв сменился горячкою ажиотажа... Где же спасение? — трагично вопрошает в своем предновогоднем номере одна из газет. — Свет придет с Востока. Двадцатый век — век союза и возрождения славянских племен, век великой северной империи — России". Непонятно, почему такое недовольство вызывало то, что "биржи переполнились"... Банки-то дивиденды за 1900 год выдавали. В газетах даже 31 числа все еще печатались объявления: там-то начинают выдавать. Нам бы, потомкам, такие биржи с банками... "Женский вопрос" волновал тогдашних мужчин не в пример нынешним. На женщину в новом веке они налагали совсем уж завышенные требования. Например, что, "возведенная на степень куртизанки или рабочей силы", она должна "осениться великой мыслию, что ея призвание быть ангелом на земле". Стать "ангелом" женщине помогали специальные организации. Одна из них возникла как раз под Новый год в Нижнем Новгороде и называлась "Общество нуждающимся женщинам". В целях ее значилось — "борьба с условиями, способствующими их нравственному падению". Свою деятельность общество планировало начать с "опроса проституток о причинах, которые заставили их взяться за позорное ремесло"... Какой же Новый год без политики! Политические новости предновогодних дней конца ХIХ века до боли напоминают день сегодняшний. Диалог из рождественского рассказа декабря 1900 года: "— На рубеже нового века появится у нас и новая Дума. Несомненно, что эта новая Дума внесет в жизнь столицы свежую струю. — Это ты насчет водопровода? Ошибаешься, какая была мутная струя, такая и сейчас пойдет". Выбирали тогда в Москве и "городского голову" (по-нашему, мэра). Как и спустя сто лет, без информвойн не обошлось: "Праздничное настроение праздничным настроением, а дело — делом: приближается момент избрания городского головы, — обрисовывали ситуацию "Московские ведомости". — "Городския сферы" в большом волнении: разныя группы гнут линии разных кандидатов. При этом совершенно неожиданно можно услышать такие имена, которые способны вызвать одно лишь недоумение". А вот международная жизнь была куда богаче. В канун смены веков в мире произошло "важнейшее событие истории": появилось новое государство — Австралия: "Шесть австралийских самоуправляющихся колоний соединились на федеральных началах и образовали одну Австралийскую республику". На рубеже тогдашней смены веков случались, надо признать, и всякие чудеса. Например, в Америке ученый по фамилии Тесла получил сигналы с планеты Марс, а именно: "Он уловил электрическия явления, которые привели его к убеждению, что они были управляемы разумной вселенной. Говоря проще, им была получена депеша с Марса, которую Тесла прочел так: один, два, три". Впрочем, случались чудеса и вполне земные. Скажем, обнаружение разных кладов. Так, "Биржевые ведомости" в номере от 26 декабря 1900 года сообщают: "Крестьянин Екимов, роя яму, нашел у себя в земле узел с золотыми монетами, судя по предположениям, тысяч на 15 рублей. Как раз такая сумма была украдена в 1889 году почтальоном Окладниковым с почты". До наступления нового ХХI века остается несколько дней — может быть, кому-то из нас еще удастся найти какой-нибудь, пусть маленький, клад?



Партнеры