ЗАЧЕМ НАС ВЫПУСТИЛИ?

5 января 2000 в 00:00, просмотров: 180

Мой дядя вернулся из сталинских лагерей после семнадцати лет отсидки в 1955 году. Именно от него, а не из "Архипелага ГУЛАГа" Солженицына, "Колымских рассказов" Варлама Шаламова, вообще лагерной литературы, появившейся значительно позже, я узнал о том кромешном аде, в котором побывали, а в большинстве сгинули десятки миллионов советских людей, строивших Великий, Могучий и Свободный Советский Союз. Был дядя человек умный, тонкий и, безусловно, терпимый. Единственное, чего он совершенно не переносил, это когда в его присутствии (конечно, шепотом, громко этого, естественно, было делать совершенно невозможно) поливали Никиту Сергеевича Хрущева. Поводов для издевательств и анекдотов тот, как известно, давал предостаточно. Это и пресловутая кукуруза, которую он насаждал от вечной мерзлоты до субтропиков, и знаменитый башмак в качестве аргумента на сессии ООН, и руководство культурой и т.д. и т.п. Анекдоты иногда были очень остроумные, но тут чувство юмора напрочь отказывало блистательному, ироничному дяде, и он произносил фразу, сразу убивавшую смех и врезавшуюся мне в память навсегда: он меня выпустил. Действительно, на фоне этого ВЫПУСТИЛ — читай: спас от смерти миллионы людей — сразу становились мелкими и ничтожными прегрешения этого не очень умного, совершенно необразованного, да и сильно запачканного кровью преемника великого Сталина. Грандиозные антикоммунистические демонстрации конца 80-х — начала 90-х в Москве казались мне вполне естественными. Ну просто вышли на улицы все родственники и близкие десятков миллионов людей, погубленных и искалеченных советской властью за годы строительства светлого будущего. По домам остались с чадами и домочадцами те, кто сажал, охранял, погонял и в связи с этим жировал в те же годы. Их тоже дай бог сколько, но значительно меньше. Расклад казался хоть и примитивным, но довольно логичным. Первые демократические выборы, казалось, подтвердили мою правоту: около 25% за коммунистов — это те, которые потеряли. Дальше демография сказала бы свое веское слово, и, казалось, лет через десять, учитывая возраст ортодоксов коммунистического рая и полную бредовость идеи, которой и живет-то сегодня только голодающая Северная Корея да кастровская Куба, компартия тихо "уколыхается" на своих маргинальных бессильных 10—15 процентах, как и во всем цивилизованном мире. Но вот Дума 2000 года, и опять четверть чистых поклонников коммунистического рабства и наверняка не один десяток сочувствующих из других партий. Собственно, первое же голосование (если тайное, то уж точно) по решающему антикоммунистическому закону о частной собственности на землю покажет фактический расклад сил, и, боюсь, что не в пользу настоящих демократических преобразований. Почему же так произошло? Почему же нас выпустили, а мы не хотим? Я не знаю ответа.



    Партнеры