ТИХИЙ УХОД ГРОМКОГО ЧЕЛОВЕКА

5 января 2000 в 00:00, просмотров: 392

И при Путине, и при Ельцине "ядерный чемоданчик" на самом деле – в одних и тех же руках, руках офицеров ВМФ. Ну вот и все. Тихо, буднично одна эпоха сменила другую. Один президент забрал свои вещи из стола, снял фотографии семьи (о которой писали невесть что), надел пальто и сказал: "Теперь, Владимир Владимирович, это ваш кабинет". 31 декабря 1999 года была поставлена точка не только в президентстве Б.Н. Была поставлена точка в десятилетии великой русской революции конца ХХ века. Безусловно, главным стержнем, вокруг которого происходили все события, был президент Ельцин. Кому-то казалось, что он может управлять не хуже, ведь он с утра до вечера сидит с президентом за одним столом, и даже водку с ним пьет. Кому-то, уже потом, — что президент вообще не управляет страной. Один из главных идеологов ельцинской кампании 96-го года даже придумал специальный термин — "семья", который и запустил на подведомственном телеканале. Но стоило только барину выгнать своего лакея, как выяснилось, что между хозяином и слугой есть огромная разница. И что править государством это вовсе не значит подсовывать главе государства сомнительные указы. Быть главой государства — это значит постоянно держать равновесие в огромной стране, имея очень небольшие возможности для маневра. Только человек, который никогда не видел, как работает власть, может подумать, что если президент захотел, то вот милиция уже и побежала штурмовать парламент, а войска начали спецоперацию в Чечне. Каждое такое решение, каждое решение, связанное со сменой премьера, — это колоссальный набор факторов, действующих на одного человека, который в конечном счете и принимает решение, рискуя своим положением, а иногда и жизнью. И в 91-м, и в 93-м, и в 96-м, и в 98-м, и в 99-м одно присутствие Ельцина удерживало ситуацию. Все говорили, что он непредсказуем. А он просто хорошо считал. И когда ситуация позволяла, рисковал и подминал ее под себя. А когда не был уверен, то не обгонял. Это не называется непредсказуемостью. Это называется политическим талантом. И главное достижение Ельцина в том, что, проведя страну через десятилетие страшной смуты, он все-таки сумел сохранить и единое государство, и демократические свободы, и укрепить власть настолько, что, уходя, ему не нужно было выводить на улицу танки. (Это притом что многие СМИ, работавшие на его противников, предрекали Ельцину и членам его семьи судьбу членов семьи Чаушеску.) Было достаточно собрать личные вещи и отдать президентскую ручку наследнику. Так уходят победители, сами определяющие правила игры. Вариант с досрочной отставкой в окружении Ельцина обсуждался давно. Около месяца назад он был доложен президенту, который принял его на удивление спокойно и объявил, что будет думать о нем. 22 декабря Ельцин впервые сообщил о своем решении премьер-министру. Он говорил с ним два с половиной часа, после чего Путин уже знал, что 1 января встретит в Кремле. 27-го Ельцин с Путиным обсудил технологию передачи власти. Так как Б.Н. четко понимал, что от этого решения реально зависит судьба страны, он настаивал на чрезвычайной секретности приготовлений. 29-го Б.Н. сообщил о своей будущей отставке Александру Волошину. Тогда же о том, что решение принято, узнала и Татьяна Борисовна. Из соображений секретности Волошин предложил Ельцину, чтобы обращение к народу писали не спичрайтеры, а Валентин Юмашев. Вечером 29-го Волошин вместе с Юмашевым приехали в Горки. Пока глава администрации обсуждал с президентом технологию исполнения решения, Юмашев писал текст, а Ельцин постоянно его правил. Утром 31-го об отставке впервые узнала Наина Иосифовна. Ельцин сказал, уезжая в Кремль, что он уходит в отставку. В тот момент жена президента даже не поняла, что муж уходит в отставку именно сегодня. Она решила, что Ельцин сообщил о своем принципиальном решении. Поэтому о том, что имелось в виду, семья Ельциных поняла, по сути, из телеобращения. В 9 утра Ельцин, приехав в Кремль, дважды прочитал подготовленный указ, после чего подписал его. В 9.30 он снова принял Путина. Во время этой встречи о случившемся узнали пресс-секретарь Якушкин и руководитель протокола Шевченко, которые, мягко говоря, были удивлены. В 10.30 приехал срочно приглашенный Патриарх, который поговорил с обоими главами государства и принял участие в передаче Конституции и президентского знака. При этом стояла задача успеть подготовить телеобращение до 12 дня по московскому времени. Потому что с трех часов дня по Москве на Дальнем Востоке начинался Новый год. Успеть надо было обязательно до него. Срочно вызвали телегруппу, якобы чтобы переписать поздравление с Новым годом, которое было записано за два дня до этого. Вызванные спичрайтеры поинтересовались, много ли изменений. Волошин сказал: "Сам увидишь". Спичрайтер удивился не меньше Якушкина. После записи обращения все присутствующие встали и зааплодировали президенту. Многие руководители администрации, присутствовавшие при этом, были буквально растроганы до слез. Как и несколько силовых министров, с которыми президент прощался ближе к полудню. Тогда же Б.Н. подарил цветы женщинам из телегруппы, которые участвовали в записи, и поздравил их с Новым годом. Как сказала Татьяна Дьяченко: "Казалось, не мы поддерживаем его, а он пытается поддержать всех остальных". В 11.00 Валентин Юмашев в окружении джипов охраны на машине главы Администрации Президента лично привез кассету в "Останкино", где она была смонтирована за 40 минут. Ельцин опять успел. За два дня до Нового года, собирая своих ближайших помощников, Ельцин долго мотивировал, почему решил уйти в отставку досрочно. По его мнению, достоинств у такого развития событий больше, чем недостатков. Главным недостатком, как говорят, по его мнению, стало то, что власть передавалась на полгода раньше конституционного срока. Поэтому особое внимание было обращено на то, чтобы соблюсти все требуемые по закону процедуры. Можно предположить, что лично Ельцин уже ощущал наступление нового времени (как гениальный политик он всегда чувствовал, "что происходит на улице") и, наверное, не хотел тянуть волынку. Сейчас в Администрации Президента происходит массовое освобождение кабинетов. 2 января новый "старый" глава администрации Александр Волошин вызвал к себе руководителя секретариата Ельцина Семенченко, его советника Дьяченко, руководителя протокола Шевченко и отвечающего за кадры администрации Макарова. Он объявил им о том, что подписано постановление об их отставке. В течение часа Татьяна Борисовна Дьяченко забрала свои вещи из кабинета (единственного кабинета в первом корпусе с полукруглым окном) и в сопровождении секретарши уехала из Кремля. Вообще, в администрации откроется довольно много вакансий, и довольно большому количеству чиновников придется искать себе новую работу. Очевидно, что из Белого дома в Кремль Владимир Путин возьмет буквально несколько человек. Александр Волошин останется руководить администрацией нового главы государства и, если верить слухам, может возглавить его предвыборный штаб и тем самым стать чиновником, плавно перешедшим из одного времени в другое. Новым пресс-секретарем станет до сих пор руководивший пресс-службой Кремля Алексей Громов. Который по идее должен отлично сработаться с и.о. Президента. Это главное политическое назначение. Пресс-службу возглавит Игорь Щеголев из Белого дома. Протокол — МИДовец Владимир Рахманин. Потенциальные соперники Путина на президентских выборах, как они сами утверждают, оказались не готовы к такому развороту событий. Почему — бог знает. Они, наверное, были уверены, что Ельцин и его "семья", которой они до смерти пугали друг друга, не уедут из Кремля и после июня 2000 года. А Ельцин в очередной раз их переиграл, сделав все от него зависящее, чтобы государство, основателем которого он стал, получило возможность продолжить существование без ненужных и болезненных ломок.



Партнеры