СЕКС С ЛЕВОЙ НОГОЙ

12 января 2000 в 00:00, просмотров: 370

Сразу предупреждаю: слабонервным лучше дальше не читать. Может плохо кончиться. Вся эта история не очень хорошо кончилась и для американца Филипа Бонди. Но тогда, в самом ее начале, предвидеть он этого, ясное дело, не мог. Тогда, аккурат под Новый, 2000 год, Бонди пришел в городе Сан-Диего к врачу-хирургу по имени Джон Рональд Браун и простенько так, без всякого надрыва молвил: — Доктор, отрежьте мне ногу! Врач тут же осмотрел упомянутую конечность. Ей можно было забивать пенальти, причем регулярно. — Так она же здоровая! — Надо, доктор, — настаивал пациент. — Давно мечтаю с ней, с этой проклятой ножищей, расстаться. Правая еще куда ни шло. А вот левая, знаете, опротивела — просто сил нет. Давайте ее, доктор, побыстрее отчекрыжим. В подтверждение своей мысли Бонди выложил коричневый конверт с гонораром за операцию. 10 тысяч хрустящих долларов. Наличными и авансом. Хирург Джон Браун накрыл конверт широкой мозолистой ладонью и глянул пациенту прямо в глаза. Безумия он там не увидел. Перед ним стоял добропорядочный житель Нью-Йорка, исправный налогоплательщик. Под судом не был, в психушках не сидел. Потолковав еще пару часов, врач наконец понял, с кем имеет дело. Филип Бонди страдал так называемой апотемнофилией — разновидностью полового отклонения, состоящего в тяге к сексуальному наслаждению посредством... ампутации собственных конечностей. Есть такие, представьте, люди. Конечно, они — как редчайшие орхидеи. Их на свете, может быть, не более двух сотен. Мировая наука разгадкой этой медицинской тайны, видимо, не особенно озабочена, поскольку деятельность апотемнофилов лишена масштабности. Ну хорошо, отрезал себе ногу — дошел до оргазма. Но сколько раз можно таким, простите, сексом заниматься? Продолжительность и регулярность сексуального наслаждения ограничена в данном случае количеством конечностей. Хирург Браун тяжко задумался. Он понимал, что пациент Филип Бонди уже в достаточно зрелом возрасте, чтобы принимать такие решения не с бухты-барахты. Бонди стукнуло 79. То есть человек был уже вправе заниматься сексом любыми дерзкими способами, вплоть до ампутации головы. Браун согласился отнять у Бонди левую ногу. Еще бы не согласиться. Хирургу самому было 77 лет. Он махал скальпелем уже три десятилетия, и все эти три десятилетия преимущественно делал операции по изменению пола. То есть клепал из мужчин женщин и наоборот, подрабатывая в промежутках еще более сомнительными процедурами. За это, а также за "профессиональную небрежность" — сплеча, видимо, и помногу рубил — Брауна лишили в 1977 году лицензии на занятие хирургией. Однако он продолжал резать, сверлить и делать окрошку. Тогда его посадили на три года. Выйдя на свободу, он поселился в Калифорнии и стал тайком мотаться через границу, чтобы оперировать уже в Мексике. Опять-таки без лицензии. Получалось это у него, как можно предположить, по-разному. В одном случае пациенту из Лос-Анджелеса, которого Браун переделал в женщину, было так больно, что тот застрелился. В другом случае Браун вставил одной даме, тоже из Лос-Анджелеса, силиконовые имплантанты в груди, а силикон оттуда, из грудей, потек. Та к хирургу с претензией: "Как так?!" Браун тогда бесплатно заклеил ей фистулы хозяйственным клеем типа "БФ". Понятно, почему именно к Брауну пришел со своей ногой наш любитель сексуальных наслаждений путем ампутации. — Когда ты сам на обочине общества, поневоле приходится искать представителя медицинской профессии, который тоже на обочине, — так пояснил позднее на суде Грег Ферс, психоаналитик из Нью-Йорка, который всю жизнь дружил с Филипом Бонди. Сам Ферс тоже, между прочим, решил было совершить сексуальный акт обезноживания на пару с Бонди. Даже заплатил Брауну вперед. Однако уже в Мексике передумал. Сердце дрогнуло, когда увидел, как в клинику явился ассистент-мексиканец с огромным тесаком, каким у лошадей зачищают копыта. Но Филипа Бонди, того никакой тесак уже не мог свернуть с дороги к сексуальному триумфу над собственной левой. От осознания того, что нога эта чужая, не телу принадлежащая, его замучила эрекция. Надо было кончать. Браун ему помог. Он отсек проклятую ногу пониже колена, отхватил грубо, как рубят дрова для камина. Конечность тайно закопали в пустыне, в тени кактусов. Содрогающегося от наслаждения Филипа Бонди оставили с его порнографической культей в номере местного мотеля. Побудь наедине со своим счастьем, старец! Однако вместо продолжения сексуальной оргии у Бонди развилась гангрена. Через два дня он там же, в мотеле, помер. — Таких хирургических экспериментов мы не видывали со времен Дахау! — воскликнул прокурор на суде в Сан-Диего. Хирургу Брауну дали 15 лет. В его возрасте это смертный приговор. Вот и обеспечивай после этого ближнему полноценную сексуальную жизнь. собкор РИА "Новости" и "МК", Лондон.



    Партнеры