МИНИСТРЫ ИСЧЕЗАЮТ В ПОЛНОЧЬ

13 января 2000 в 00:00, просмотров: 173

Резкое возвышение министра финансов Михаила Касьянова до первого вице-премьера удивило многих. Однако ничего странного в нем нет. Времена действительно меняются. И на поляне, где до недавнего времени паслась исключительно политическая элита 80-х годов, наконец-то пробилась молодая и настырная поросль. При этом Касьянов — личность для широкого круга россиян довольно загадочная. До самого последнего времени вел он себя тихо и малозаметно, его участие в политической жизни страны ограничивалось регулярными переговорами с западными кредиторами России, впрочем, без особого успеха. И то, что изложено ниже, не в коем случае не претендует на портрет нового первого вице-премьера. Так, скорее штрихи к портрету... Объявляя о заменах в своей команде, и.о. президента и премьер России Владимир Путин заявил, что все перестановки являются временными, только до выборов нового главы государства. Намек выглядел более чем прозрачным: дескать, никто и не планирует в марте делать из Касьянова премьера, должность координатора (термин Путина) — чисто администраторская. Пусть в отсутствие хозяина в Белом доме приглядывает, чтобы скрепки из канцелярии не воровали. Может, оно и правильно. Вот только, если кто помнит фильм "Обыкновенное чудо", — был там такой "министр-администратор". Который, по словам его коллег, в начале поездки имел с собой кусок мыла и пару кальсон, а к ее концу — полностью контролировал весь двор короля. Включая количество сладкого на ужин. Оказывается, все, что было нужно, дабы подмять под себя ситуацию, — это наличие мозгов, определенной доли нахальства и желания своим шансом воспользоваться. Ну и кто это сказал, что у нового первого вице-премьера Михаила Касьянова этого нет? До сих пор всеми своими поступками он доказывал только обратное... Касьянов начал превращаться в активную политическую фигуру летом прошлого года — во время формирования правительства Сергея Степашина. При этом назначение его на должность министра финансов России (до этого он был первым замом) проходило на фоне полудетективной истории. Помните, как после отставки Евгения Примакова за должность премьера начали бороться сразу несколько околокремлевских группировок? В итоге пост главы правительства получил Сергей Степашин, однако параллельно был возвышен до зампремьера близкий друг Березовского с Абрамовичем Николай Аксененко и фактически лишен полномочий тогдашний министр финансов Михаил Задорнов. Степашин тогда предложил Задорнову пост первого вице-премьера (с сохранением прежней должности), и Задорнов согласился. Однако уже на следующий день Борис Ельцин, вернувшись из Сочи в Москву, огласил указ о назначении министром финансов Михаила Касьянова, тем самым нанеся серьезный удар по престижу Степашина и заставив многих говорить о политической немощи нового премьера. В конечном итоге Задорнов просто ушел в отставку со всех постов. И здесь очень интересно было следить за реакцией на все политические интриги самого Михаила Касьянова. А он... просто исчез. Ночью. По официальной версии, Касьянов два дня провел в "какой-то европейской стране", явно пережидая, пока пикантная ситуация решится тем или иным образом. А переждав, спокойно вернулся в Москву и тихо вступил в должность. Напрочь опровергнув тем самым известную мысль, что важнее всего для чиновника оказаться в нужное время в нужном месте. Оказывается, куда важнее не оказаться... Михаил Касьянов родился 8 декабря 1957 года в подмосковном Солнцеве. Окончил МАДИ, затем Высшие экономические курсы Госплана, почти 10 лет проработал в Госплане СССР, пройдя в нем должности инженера, ведущего экономиста, главного специалиста, начальника подотдела внешнеэкономических связей. В 1990 году он перешел в Госкомитет экономики РСФСР, где занял кресло начальника подотдела Управления по внешнеэкономическим связям, а в 1991-м — в Министерство экономики России. Профессионально внешними долгами страны Михаил Касьянов начал заниматься с 1993 года, после назначения в Министерство финансов РФ. Почти два года Касьянов руководил Департаментом иностранных кредитов и внешнего долга, а в 1995 году — распоряжением премьера Черномырдина — был произведен в заместители министра финансов. На самом деле чисто чиновничья лестница для него могла оказаться и короче. В том же 95-м году фамилию Касьянова называли среди претендентов на Внешэкономбанк. Поговаривают, что российские власти намеревались превратить ВЭБ в банк двойного подчинения, для чего его председателем должен был стать действующий минфиновец. На Касьянова был даже заготовлен указ — однако в дело вмешался хозяин Центробанка Сергей Дубинин, протащивший в ВЭБ близкого ему банкира Андрея Костина. К тем же временам относится и громкий скандал внутри руководства Минфина, когда обиженный Касьянов открыто схлестнулся с всесильным в ту пору первым замминистра Вавиловым... И тогда же за Касьяновым были замечены некоторые странности. По свидетельству хорошо знавших его людей, в поведении чиновника стали просматриваться... назовем это странностями. Если раньше Касьянов отличался открытым и компанейским характером, теперь у него стали проявляться амбициозность, тщеславие, даже заносчивость. И даже больше... В некоторых деловых кругах еще отлично помнят несколько историй, так или иначе связанных с Касьяновым. Так, 9 декабря 1994 года российские власти утвердили программу строительства в приморском порту Восточный погрузочного комплекса для минеральных удобрений (ценой 179 млн. немецких марок) и перевалочной нефтебазы (70 млн. марок). Причем оплачивать возведение этих объектов должно было правительство ФРГ — в рамках т.н. "кредита-94". Если верить отчаянному письму губернатора Приморья в Москву, несмотря на все заранее выполненные формальности, Минфин по своей инициативе задержал подписание индивидуальных кредитных соглашений. Прибыльный для страны вообще и Приморья в частности проект "завис" — причем очень надолго... В феврале 1995-го РАО "Роснефтегазстрой" заключил контракт с немецким концерном "Тиссен Райншталь Техник ГмбХ" на поставку в Россию специальной техники и оборудования для объектов нефтегазового комплекса. Однако вместо того, чтобы быстро открыть аккредитив и передать немцам т.н. декларацию о включении — документ, необходимый для начала исполнения контракта, — Минфин более полугода изображал бурную трудовую деятельность без видимых результатов. Тогдашний премьер Черномырдин два раза выпускал по этому поводу дополнительные распоряжения, требуя немедленно оформить все бумаги, — а толку-то?.. В том же 95-м правительство решило провести реконструкцию нескольких ключевых текстильных предприятий за счет поставок оборудования из-за рубежа. Договор был подписан с фирмами "Текстима Экспорт-Импорт ГмбХ" и "Шпиннераймашиненбау ГмбХ". Цена сделки — 190 млн. марок. И вновь — несмотря на семь (!) дополнительных распоряжений премьера — Минфин больше года тянет с подготовкой нужных документов... На вопрос, почему какой-то чиновник искусственно тормозит очевидно выгодные для страны проекты, игнорируя гневные окрики даже высшего руководства страны, есть только два ответа. Либо он просто безумно ленив, а следовательно, профнепригоден. Либо — и это более вероятный вариант — налицо откровенное мздоимство. Требование того, что в богатом русском языке емко называется "откатом". Не беремся ничего утверждать конкретно. Здесь возможен любой из двух ответов или даже возникновение новых. Доподлинно известно лишь одно: во всех описанных выше проектах их куратором от Минфина был Михаил Касьянов. Вот интересно: у нас вообще есть люди во власти, за которыми не тянется шлейф каких-либо грешков?.. Ладно. Так или иначе, но сегодня Путин обзавелся "правой рукой", не имеющей откровенно выраженных связей ни с одной из прежних политических групп и группировок. Это — выбор и.о. президента: его можно поддерживать, с ним можно не соглашаться — от этого ничего по сути не изменится. Да, Касьянов не экономист, которым в идеале должен быть первый зампремьера, — он чистой воды финансист; поверьте, разница здесь ощутимая. Но, с другой стороны, самым больным вопросом для страны сейчас является огромный внешний долг. В стране нет лучшего специалиста по работе с западными кредиторами, нежели нынешний первый вице. Останется ли он на плаву и дальше, сможет ли сыграть роль "министра-администратора" или даже перерасти ее, зависит прежде всего от него самого. То же самое относится и к другим "выдвиженцам" Путина, имена которых мы скоро узнаем. Но в России действительно началось формирование новой элиты — уже не по идеологическим, не по клановым, а по возрастным признакам.



Партнеры