КРЕМЛЕВСКАЯ РАСПАЛЬЦОВКА

20 января 2000 в 00:00, просмотров: 440

Сложившуюся в Госдуме ситуацию комментируют ведущие российские политологи. Вячеслав НИКОНОВ: — Селезнев Кремлю не нужен. Просто на сегодняшний день он фигура, которая устраивает Кремль больше, чем другие, например Примаков или Степашин. Тактический или стратегический союз Кремля и коммунистов? Вчерашнее поведение первого показывает, что имеют место как стратегические тенденции, так и тактические соображения. У Путина был выбор: пойти на сближение с коммунистами или с правыми. Выбор, который он сделал — с коммунистами, — это стратегия. Не исключаю, что здесь были и тактические моменты, ведь нам неизвестно, какие договоренности были достигнуты между Администрацией Президента и коммунистами. Возможно, Кремль обещал повлиять на распределение постов в Думе в обмен, например, на то, что участие коммунистов в президентских выборах будет номинальным. Наверное, Путин настолько уверен в поддержке справа, что решил теперь сдвинуться влево. Но это ошибка: правый электорат ему этого не простит. Сергей КАРАГАНОВ: — Селезнев необходим Кремлю как послушный союзник. Но ошибка заключается в том, что маневр, приведший его в спикерское кресло, разрушает идею большой коалиции со всей элитной группой, в которую входят "Яблоко", "Вся Россия", правые, буржуазия и интеллигенция. Таким образом, в России может создаться "поствеймарская" республика, то, что было в Германии тридцатых годов. Что же касается того, тактический или стратегический ход предпринял Кремль, создав союз "Единства" и коммунистов в вопросе избрания спикера, то здесь нет ни того, ни другого. У "Единства" на данный момент времени нет никакого политического лица, а коммунисты, пойдя на такой шаг, его просто теряют. Скорее всего, произошедшее — результат быстрых и ошибочных решений, потому что вряд ли столь разумный человек, как Путин, мог заложить под страну и свою власть такую бомбу. Наверное, все уже в курсе, что новая Дума начала во вторник свою работу со скандала. Возмущенные тем, как проходили выборы председателя нижней палаты и распределение постов глав комитетов, три фракции — ОВР, "Яблоко", СПС и большая часть группы "Российские регионы" — покинули зал заседания, отказавшись участвовать в распределении думских портфелей. В среду лидеры этих депутатских объединений не пришли на заседание Совета Думы... Первый вопрос, который возникает: а в чем, собственно, причина такого громкого и политически красивого возмущения? В чем состоит пресловутый "сговор" коммунистов и представителей Владимира Путина в Думе (фракции "Единство" и группы "Народный депутат")? Может, все нормально, и просто у оказавшихся в меньшинстве действительно не выдержали нервы, и они бьются в банальной истерике? История о том, как это случилось, длинна и запутанна. Ни у одной из политических сил, прошедших в Думу в результате выборов, нет большинства. Состоявшаяся во вторник регистрация фракций и групп показывает: коммунисты полностью контролируют менее трети мандатов (около 130 — фракция плюс Агропромышленная группа), Кремль — примерно треть (150 голосов: "Единство", "Народный депутат" и ЛДПР). У остальных пакеты намного меньше. Принятие решений в ТАКОМ по составу парламенте возможно только при сложной, кропотливой работе по созданию временных альянсов, союзов и союзиков по поддержке того или иного постановления или того или иного закона. Ничего нового в этом нет: и первая, и вторая Думы не имели устойчивого большинства, хотя во второй коммунистам не хватало до него буквально чуть-чуть — пары десятков голосов. Ради того, чтобы ТАКАЯ по составу Дума могла работать и все не переругались со всеми сразу, сделав затруднительным впоследствии совместные действия, и в первой, и во второй Думах депутаты прибегали к особому способу дележки думских должностей и выборов председателя Думы — т.н. "пакету". Причем спикера ВСЕГДА избирали тайным голосованием, самым тайным из всех возможных: через кабинки, бюллетенями, — потому что выбирать начальство открытым голосованием как-то неловко (хотя регламент позволяет депутатам и открытый способ волеизъявления). А комитеты попросту делились между фракциями и группами в процессе похожих на пасьянс долгих и мучительных консультаций. Вычислялось, сколько весит один депутатский мандат — в баллах, потом эта цифра умножалась на число депутатов в каждой фракции. Считалось также, сколько баллов весит тот или иной комитет. Первая цифра делилась на вторую — так выяснялось, на сколько комитетов может претендовать та или иная фракция. Каких комитетов — это решали лидеры. Итоги этих мучительных консультаций объявлялись нерушимыми ни при каких обстоятельствах "джентльменскими соглашениями". Это делало структуру Думы более-менее устойчивой: выглядеть в глазах общества не джентльменами даже нашим, не очень похожим на джентльменов депутатам не хотелось. Точно так же предполагалось поступить и сейчас. Но получилось совсем по-другому. Все переругались сразу. Коммунисты очень хотели сохранить организационный и технический контроль над Думой, сохранив в кресле спикера своего человека. Их человеком, одновременно являвшимся человеком Кремля, был Геннадий Селезнев, гармонично вписавшийся в номенклатуру "антинародного режима" и потому сочтенный оптимальным вариантом. Селезнев вполне мог стать спикером и без всякого сговора. Шансов у него было предостаточно. Даже в том случае, если бы "Единство" объединилось с ушедшими фракциями и группами. Скорее всего, он бы и победил. Но не наверняка. Процедура тайного голосования спикера вполне могла обернуться для "союзников" неожиданным результатом — к примеру, победой овээровца Жукова. Коммунисты же хотели наверняка. Феноменальный выход из положения коммунистам предложил держатель другого крупного пакета голосов — Владимир Путин. Все разговоры о том, что он "не знал", чем занимаются его люди в Думе, кажутся пустыми: тогда получается, что Путин "не знает", что творит его администрация, днями и ночами пасущая фракцию "Единство" и группу "Народный депутат". Итак, руководство "Единства" предложило коммунистам составить большинство (130 плюс 150 — этого вполне достаточно, потому что большинство в нашей Думе — 226 голосов). Путинцы обещали поддержать кандидатуру Селезнева на пост спикера (так им было приказано), в обмен на эту услугу потребовав значительное число весьма важных комитетов. И коммунисты, которые не поддались соблазну всех "кинуть" даже во второй Думе, где они имели почти большинство, на эту наживку, естественно, клюнули. Очевидно, что такая постановка вопроса требовала уже не тайного, а открытого голосования. Человека в кабинке с анонимным бюллетенем трудно проконтролировать — хоть путинец он, хоть коммунист. Открытое голосование делало шансы всех других кандидатов абсолютно никакими — вот почему "Яблоко", ОВР и СПС выступили против такой постановки вопроса. Дальше — больше. Аппетит приходит во время еды. Пойдя на нарушение думских традиций (не регламента или закона — традиций), коммунисты и путинцы просто-напросто поделили все комитеты так, как им захотелось, не считаясь уже ни с чем: ни с баллами, ни с пакетами, ни со здравым смыслом. Получилось следующее: КПРФ получила 9 комитетов (хотя "по баллам" должна была получить 8), "Единство" — 7, сателлит "Единства", группа "Народный депутат", — 5, аграрии-сателлиты коммунистов — 2; фракции ОВР, по численности гораздо больше аграрной группы, оставили всего 1 комитет, группе "Российские регионы" — тоже, ЛДПР — 1, СПС — 1, а "Яблоко" вообще осталось с носом. Ноль комитетов. Требования "Яблока", ОВР и СПС в расчет на последнем этапе переговоров не принимались. А хотели они не так уж много, и вполне по праву: "Яблоко" — один комитет (по международным делам), СПС — два, ОВР — тоже два... Вот тут-то и дошла гиря до полу. В результате чего произошел альтернативный союз: лидеры "Яблока", СПС и ОВР договорились о совместных дальнейших действиях. В общем, дележка думских постов произошла на этот раз в новорусском стиле. Собрались два крутых пацана — и "кинули" всех остальных, менее крутых. Обычаи российского полукриминального бизнеса, представители которого в обилии представлены во фракции "Единство", были перенесены на благодатную почву российского парламента. Если есть возможность заработать деньги, влияние, власть, — плевать на сложившиеся традиции, джентльменские соглашения и прочую интеллигентскую муть! Судя по всему, главным сторонником применения таких методов является Александр Волошин, который привык давить конкурентов невзирая на лица и разговоры. Во многом из-за этого теперь в Думе все совсем как в жизни... Конечно, участники "сговора" это прекрасно понимали — вот почему они так долго торговались и пытались получить от соратников по дележке Думы какие-то гарантии. Так долго торговались, что в конце концов им стали советовать позвать в Думу нотариуса и составить договор по всей форме, с печатью: Путин коммунистам — Селезнева-спикера, а коммунисты Путину — побольше хороших и сытных мест для его мальчиков... Вопрос в том, насколько прочно Путин решил "дружить" с коммунистами. Пока они — на коне. Большой подарок от и. о. президента: имея на 70 голосов меньше, чем в прошлой Думе, коммунисты получили практически столько же постов, не считая самого важного из них — спикерского! Кроме того, "Единство" сплошь состоит из людей, ничего еще не понимающих в думской работе, вообще не политиков, — а это значит, что в повседневной парламентской жизни и процедурных вопросах они объективно пока будут ориентироваться на своих временных союзников. Кстати, после завершения некрасивого заседания во вторник руководство "Единства" пошло выпивать в помещение фракции КПРФ... Но: кресло Геннадия Селезнева будет горячим. Если сейчас коммунисты "кинули" всех в союзе с путинцами, то что мешает тем же путинцам, если их шефу это покажется политически выгодным, точно так же "кинуть" коммунистов, сколотив другое большинство и отобрав у КПРФ буквально все? Ничего не мешает. До президентских выборов, судя по всему, ничего подобного не произойдет, но после объявления их результатов спать вождям КПРФ спокойно не придется. Это если Путин победит очень уверенно. Но и Кремлю дремать не стоит. Поведение фракции "Единство" в Думе показывает, что эти ребята моментально переориентируются, если почувствуют, что их хозяин "не в силе". Моментально. Никто и не заметит, когда и как. Ладно. Спикера избрали безальтернативно — меньшинство даже и слушать не стали. Что дальше? Объявленный "союз Путина с коммунистами" подвергнется серьезному испытанию при первом же принципиальном голосовании. Например, по договору СНВ-2. Чтобы коммунисты поддержали этот договор — верится с трудом. Или Земельный кодекс. Именно коммунисты в прошлой Думе заблокировали принятие даже весьма мягкого, компромиссного его варианта. А Путин заявил, что Земельный кодекс приоритетен для него... Мало кто сегодня безоговорочно верит и в то, что попытки создать коалицию из ОВР, "Яблока", СПС и "Российских регионов" увенчаются чем-то прочным. Пока согласовывается план законодательной работы: отказавшись от думских постов, члены этих объединений не отказались от работы в Думе вообще. Причем в этом плане — как раз те законы, которые Владимир Путин просил депутатов принять поскорее... Что же касается политических вопросов — единства здесь, скорее всего, не будет. Нехорошее начало у этой Думы. Нехорошее. Как теперь налаживать отношения и выстраивать структуру принятия решений — пока неясно. Демократия — не только в том, чтобы принимать решения большинством голосов, но и в том, чтобы прилично вести себя по отношению к меньшинству и учитывать его мнение. Если вообще можно говорить о демократии и приличиях применительно к политической жизни России... P.S. К моменту подписания номера в печать заседание Думы еще продолжалось. Народные избранники быстро выбрали пять замов Селезнева. От "Единства", как и ожидалось, им стала Любовь Слиска, от коммунистов — Петр Романов, а также аграрий Геннадий Семигин, "народный депутат" Владимир Аверченко. В эту компанию попал и сам Владимир Вольфович. Возглавлять же жириновскую фракцию отныне будет... сын вождя Игорь, один из самых молодых думцев. Обиженные фракции ОВР, СПС, "Яблоко" и группа "РосРегионы" свои кандидатуры в вице-спикеры не выставили. Они поступили как обещали еще вчера утром — бойкотировали недемократичное, по их мнению, мероприятие.



    Партнеры