МИСТЕРИЯ ЧУЛПАН

25 января 2000 в 00:00, просмотров: 153

Чулпан Хаматова — идеальная героиня традиционной рубрики "Смотрите, кто пришел". В роли "крестного отца" новой звезды выступил Валерий Тодоровский, который определил ее в "Страну глухих", где Чулпан прекрасно устроилась, приняв и полюбив местные правила: жизнь по-голливудски в пределах МКАД. Биография короткая и стремительная: родилась в Казани, покорила Москву. Фортуна нежит ее и лелеет, материализовываясь то в Вадима Абдрашитова, снявшего Чулпан в фильме "Время танцора", то в Галину Волчек, сделавшую из Хаматовой девушку Ремарка в спектакле — сенсации нынешнего сезона по некогда культовым "Трем товарищам". Последнее время Чулпан сочетает выходы на сцену "Современника" с поездками в Питер, где она участвует в проекте режиссеров-дебютантов Юрия Фетинга и Андрея Кравчука с рабочим названием "Рождественская мистерия". Собственно, мы и встретились в одном из арбатских кафе для того, чтобы поговорить об этой ее последней работе. Чулпан взяла кофе, закурила сигарету и под злободневную песенку "У меня зима в сердце, на душе — вьюга" потек наш разговор, который неожиданно так растекся... — Я еще ничего не могу сказать про мою героиню. Она сформируется в процессе съемок, в процессе монтажа. Но что меня привлекло, это то, что я играю три возраста — 15, 20 и 30 лет. (Самой актрисе — 24.) И через это взросление героини, через изменение ее взглядов на жизнь и на отношения с любимым мне надо было пройти. Время действия? В наши дни моей героине исполнилось тридцать. — Это на самом деле рождественская мистерия? — Да, много событий происходит под Рождество. Там много сказки, и есть чудо — компьютерный персонаж кукла-ангел, которая летает и двигает сюжет. — Настоящие спецэффекты? — Спецэффектов для русской картины, снимающейся в Питере, в фильме много. Тяжело и очень интересно работать с настоящей деревянной куклой, которую водит кукловод, и еще иногда надо обыгрывать пустое место. Да, ангел то кукла, то компьютерный персонаж. И на съемках обязательно присутствовал компьютерщик, потому что существует множество условий, которые надо соблюсти. Я и Леша Кравченко один раз были очень измучены, потому что это совершенно другая технология — другие рамки и границы. Правда, с компьютерными технологиями я уже сталкивалась в "Лунном папе", но там была не такая ювелирная работа. ("Лунный папа" — фильм Бахтияра Худойназарова. Вместе с Чулпан там снялся Николай Фоменко. — Е. С.-А.) — И долго вы уже существуете между Питером и Москвой? — Съемки начались в середине ноября. Так и живу с тех пор — несколько дней в Питере, потом ненадолго возвращаюсь в Москву, потом один день в Питере, один день в Москве, и снова — на неделю в Питер. Бывает, что с вокзала рано утром едешь сразу на репетицию, понимая, что домой уже не успеваешь. Заходишь в первое попавшееся кафе, чтобы позавтракать и привести себя в порядок, и — на репетицию. Вечером спектакль, после него — в поезд. Очень помогают ребята, с которыми я играю в "Трех товарищах", — Сережа Юшкевич несколько раз отвозил меня на вокзал. — А до этого у вас были съемки в Берлине? — Я была там всего неделю в начале ноября, снималась в немецкой картине "Англия". И потом мне оставалось только вздыхать, потому что все очень быстро кончилось, так как делалось по-немецки — все очень четко и вовремя. Режиссер очень жалел, что у меня такая маленькая роль, хотел ее увеличить, но у них это невозможно — они снимают строго по сценарию. Он кусал локти, все было трагично для обоих, но тем не менее никто из продюсеров не пошел бы на это. И бюджет — копейка в копейку. Кстати, этот режиссер — тоже дебютант. — У вас были роли не о любви? — "Страна глухих". (Смеется. — Е. С.-А.) На самом деле до "Рождественской мистерии" не было ни одной роли, где бы осязаемо присутствовала любовь. "Время танцора" — тоже не о любви, а о внутренних переживаниях человека. Любовь везде присутствует, но не явно. Первый раз я с ней столкнулась в "Трех товарищах". И до сих пор мучаюсь — мне очень непонятно, как ее играть. — Почему? — Потому что когда ты влюбляешься, у тебя есть конкретная история. Все очень конкретно. Прикосновения, взгляды, ситуация, ожидание звонка — все очень определенно: и близость физическая, и страдания. Это интересно сыграть, но в деталях. В том, что я до сих пор играла в кино, не было таких деталей. — Про съемки "Лунного папы" ходят самые невероятные слухи, что же там было на самом деле? — Целый год я сидела в Таджикистане. Отказалась от всех фильмов в Москве, от Штайна. Под Каракумом были выстроены декорации настоящего большого города. Там это намного дешевле, но все равно бюджет оказался три миллиона долларов. Я очень сильно люблю этот фильм и людей, с которыми там работала, несмотря на все ужасы, которые там со мной происходили. Впервые за всю историю северного Таджикистана там начались военные действия у нас под боком. Еще был мой личный кошмар — я сделала страшную глупость. Сначала мне это помогло, но в какой-то момент стало ужасно тяжело. Я попросила, чтобы в животик, который мне сделали из ваты и ткани, вшили камень — минимум три килограмма, чтобы ощущать этот вес на себе, чтобы чувствовать его в пластике. И год каждый день надо было надевать этот животик! И когда я смотрела "Лунного папу" на фестивале в Венеции, мне было даже удивительно, что он наконец вышел, потому что я в это уже не верила.



Партнеры