ПУТИНА

25 января 2000 в 00:00, просмотров: 471

Под Путина легли все. Одни — с видимым удовольствием. Другие без видимого, но тоже с удовольствием. Впрочем, "все" — это я немного погорячился. Остались еще некоторые, которые не легли. Но их мало, и потому о них попозже. Наблюдать за тем, как происходит это лежание с нетерпеливым ожиданием (кого первого затребуют? кто станет "любимой женой"?), с подмахиванием (пока впустую, в качестве тренировки), весьма забавно и даже как-то жалостно. Как водится, особенно усердствуют разномастные "публицисты". Оно и понятно: нашего брата-журналюгу хлебом не корми — дай только подстелиться. Один мой, извините, коллега с ОРТ (кажется, его псевдоним — Леонтьев), так тот совсем договорился. Наверное, спьяну. Дескать, при Путине нам оппозиция и вовсе не понадобится. Ведь "для этих структур (оппозиционных. — М.Д.) любая проблема в отношениях с Западом — это подарок: Чечня, коррупция, недостаточная альтернативность выборов, лояльность СМИ к властям. Если какие-то обстоятельства представляются недостаточно проблемными, это вопрос поправимый: проблему можно создать или раздуть". Стало быть, вышеперечисленные проблемы надуманные, но недостаточно. При таких обстоятельствах оппозиция, сами понимаете, ни к чему. А зачем она? Мы — народ то есть — и так с трудом ее терпим, "не давая воли естественному желанию размазать ее по стене". А почему у народа такое естественное желание присутствует? Да потому что оппозиция наша на Запад ориентируется, по словам Леонтьева — "на конкретный платежеспособный спрос". Вообще-то в странах с тоталитарным режимом оппозиция всегда вовне ориентируется. До тех пор пока ее, оппозицию, народ не размажет по стенке. На кого конкретно ей уповать — на Запад или на Восток, — вопрос открытый. Можно, конечно, и на Восток. Китай, например. Поди плохо? К тому же Владимир Владимирович (не Маяковский) уже намекнул на изменение нашей ориентации в сторону площади Тяньаньмэнь. Следовательно, оппозиция тоже должна развернуться. В ту же сторону. Пока цела. Но более всего поразил меня своей субботней программой Сергей Доренко. Может быть, читатели "МК" заметили: до сих пор я избегал писать о нем. С одной стороны — потому что на нем выспались уже все. А с другой — каюсь: программа Доренко, несмотря на очевидную "заказуху", мне нравилась. Однако на сей раз Доренко явно перебрал. Когда одновременно отказывают и чувство меры, и вкус — это уже непоправимо. Диагноз. Перво-наперво Сергей Леонидович объявил себя "необиженным". В том смысле, что вот есть в новой Думе "обиженные" фракции, есть всякие "обиженные" депутаты, а вот он, Доренко, совсем даже "необиженный". И принялся это доказывать. В тюремной камере у заподозренного в "обиженке" есть лишь один способ доказать обратное: схватить деревянное сиденье от унитаза (оно обычно содержится отдельно и является единственным "весомым" предметом тюремного быта) и обрушить его на ближайшие головы. Именно этот способ и применил Доренко. Правда, сидений для унитаза у него было несколько. Во-первых, "консультанты" программы. Их у Доренко оказалось двое: известный провокатор Глеб Павловский и еще более известный вождь ЛДПР Владимир Жириновский. Оба они рассуждали на темы думского кризиса. Рассуждали вполне ожидаемо: чего ждать, к примеру, от провокатора? А от Жириновского? Владимир Вольфович, получив в новой Думе кресло заместителя председателя, тут же переметнулся и теперь так же вылизывает коммунистов, как поносил их раньше. Словом, с этими товарищами все понятно. Но и сам Доренко не промах: три думские фракции, учинившие (замечу — вполне обоснованно) скандал в Думе, обозвал "карликами". Вообще-то нехорошо это. Некорректно. И не по отношению к депутатам, а к их избирателям. Опять же — что понимать под "карликами"? Ежели небольшой рост лидера СПС Сергея Кириенко, то должен открыть вам небольшую тайну: это только на экране Доренко выглядит дородным и представительным. На самом деле росточку-то он весьма среднего. Даже ниже. Уж не обострился ли по зиме у Сергея Леонидовича комплекс Наполеона? Правда, если речь идет о категориях политических, тогда конечно. Тут с Доренко вряд ли кто сравнится. Одна его недавняя поездка по Карачаево-Черкесии чего стоит. Если бы не он, ни за что не бывать Березовскому депутатом. Борис Абрамович тоже посетил программу своего друга Сергея Леонидовича. Зрелище, должен вам признаться, было презабавное. Особенно когда оба-два, сидя перед камерой, решали, как им друг друга называть: на "ты" или на "вы". Решили, чтобы как в жизни. Но самое любопытное потом было. Доренко Березовскому твердо: "ты" и "ты" ("Борис, ты прав!"). А Березовский в ответ: то "ты", то "вы". Типа стесняется, не привык еще. Разыграно как по нотам. Сам Борис Абрамович тоже кое-чего интересное высказал. Ну например. Если помните, еще совсем недавно Березовский призывал к суду над компартией и к ее запрету. А что же теперь? А теперь на все том же голубом и ясном глазу Борис Абрамович заявил телезрителям о том, что "коммунисты не опасны". Прозрел, стало быть. В "попутчики" записался. Там примут. Коммунисты любят раскаявшихся. Ну, аморально. А какая уж тут мораль? Собственно, Борис Абрамович так прямо и сказал. Я, говорит, на выборах спикера голосовал за Селезнева, "позиция моя — аморальная, но по совести". Вы только представьте себе, граждане, эту позицию: "аморальную, но по совести". С моралью-то все ясно, но, оказывается, еще и с совестью совсем плохо. После чего, не моргнув тем же голубым и ясным глазом, Борис Абрамович обвинил в лицемерии Григория Явлинского. Кстати, на сей раз Березовский был поразительно откровенен. Оно и понятно: депутатский иммунитет уже действует. Но от этого откровения Бориса Абрамовича не становятся менее шокирующими. К примеру, его рассказ о якобы состоявшемся коротком диалоге между ним и Сергеем Ковалевым. Сергей Адамович, справедливо объявив все происходящее в Думе "свинством", перед тем как покинуть зал, успел, проходя мимо Березовского, бросить ему: "Кукловод". На что будто бы Борис Абрамович спешно отреагировал и сказал Ковалеву: "Лучше быть кукловодом, чем куклой". Ну да. Особенно если "кукла" — это то, что мошенники всучивают излишне доверчивым гражданам. И вообще давно известно, что лучше быть здоровым и богатым, чем бедным и больным. После Березовского в программе Сергея Доренко случился антракт на рекламные деньги. После чего — в качестве заключительного аккорда — прозвучало попурри на тему Лужкова. Собственно, Доренко без этой темы — все равно что ОРТ без Березовского. К тому же Лужков — один из тех немногих, кто не лег под Путина. Во всяком случае, пока. А потому приказ "кукловода" — "мочить". Исполнитель — Доренко. Сюжет не нов. Известно, что Сергей Леонидович проиграл Лужкову судебный процесс. "Лужковский" суд, не "лужковский", будь мужчиной: объяви, что ты не согласен с решением суда и гни свою линию. И уж в любом случае: проиграл — плати. А вот этого Доренко как раз очень не хочется. Притом что суд постановил взыскать с телеведущего не 450 миллионов рублей, как того требовал Лужков, а 100 тысяч. Что же делает Доренко? Он подсчитывает, во сколько раз 100 тысяч меньше 450 миллионов, и во столько же раз, с применением графиков и подобной белиберды, уменьшает рост мэра. Бредятина, конечно. Обострение все того же комплекса Буонапарте. А иначе говоря — жалкая, ничтожная месть. Пигмейская. Надеюсь, пигмеи на меня не обидятся. Они хоть и маленькие, но, говорят, настоящие мужчины. P.S. Чуть не забыл. Обещанный Селезнев в программе у Доренко не появился. Тоже вроде "обиженный". На ОРТ. Так Доренко минут пять расшаркивался перед отсутствующим спикером. До неприличия. А ведь еще недавно "мочил" Сергей Леонидович коммунистов, как теперь Лужкова. Скажете, времена поменялись? Правильно. А люди — те же. К любым переменам привыкают быстро.



Партнеры