ВОЗДУШНЫИ БЕСПРЕДЕЛ

26 января 2000 в 00:00, просмотров: 186

— Это звонит неизвестный доброжелатель. Завтра утром на ваш самолет, который находится сейчас на Внуковском аэродроме, будет совершено нападение. Уже собрана группа из 20 человек, подготовлены 3 трейлера — в них хотят вывезти с территории аэродрома украденные двигатели. Если хотите спасти самолет, поспешите. У вас в запасе всего одна ночь... Телефонный звонок в Красногорский военный госпиталь раздался поздно вечером 30 ноября 1999 года. Генеральный директор авиакомпании "Экспарк", заслуженный летчик и спортсмен Александр Сидоренко, лежал там в предынфарктном состоянии. Прошло уже более полугода с тех пор, как он безуспешно пытался спасти свой самолет — транспортный "Ил-76" №76818. Некие коммерсанты из фирмы "Илавиа", прикрываясь липовым договором аренды, просто-напросто украли машину у ее хозяев. Они сняли с самолета три отличных двигателя, которые продали за 2 миллиона долларов. А взамен поставили на "Ил" допотопные, способные в любой момент стать причиной жуткой аварии. Кстати, в июле 1999 года под Иркутском при похожих обстоятельствах уже разбился "брат-близнец" этого авиалайнера. Своевременное вмешательство нашей газеты ("Как угнать самолет", "МК" от 25.09.99 и "МК" вернул угнанный самолет", "МК" от 5.11.99) заставило Федеральную службу воздушного транспорта РФ начать служебное расследование этого инцидента. В августе 1999 года Московская авиатранспортная прокуратура возбудила против "Илавиа" уголовное дело по ст. 165 ч. 3 УК РФ ("Причинение имущественного ущерба"). Нашлись покупатели "родных" двигателей "Ила", стоявших на нем до злополучной аренды, и оффшорные фирмы, через которые хитроумные бизнесмены отмывали свои денежки. Финансовой стороной деятельности авиакомпании "Илавиа" заинтересовалась налоговая полиция. Украденный самолет передали на ответственное хранение истинному владельцу, "Экспарку". Судно перегнали на Внуковский авиаремонтный завод и стали потихоньку готовить к полетам. Руководством авиакомпании "Экспарк" была достигнута предварительная договоренность с ООН о том, что самолет примет участие в гуманитарных миссиях — будет доставлять грузы в Югославию и Чечню. И вдруг дело о воздушном мошенничестве забуксовало. Именно в тот момент, когда юридическую помощь "Илавиа" начал оказывать адвокат Олег Гайданов — человек с интересной биографией. В середине 90-х, незадолго до назначения Юрия Скуратова, Гайданов временно исполнял обязанности Генпрокурора России. Он курировал следствие, но ни одно из множества громких дел тех лет до суда так и не дошло. В марте 1995 года, после убийства Владислава Листьева, Гайданова собирались даже поставить на место прокурора Москвы. Но этому назначению воспротивился Юрий Лужков. Вскоре Гайданов перешел из прокуратуры в адвокатуру. Очевидно, что несостоявшийся генпрокурор сохранил обширные старые связи. Во все инстанции полетели жалобы... Понятно, что так делают все адвокаты. Вот только далеко не каждому из них удается добиться такого результата: из специализированной авиатранспортной прокуратуры материалы дела почему-то передали... в железнодорожную прокуратуру при Ярославском вокзале. — Там же никто не знает летных законов! — возмущаются сотрудники "Экспарка". За время проверки из уголовного дела исчезли все договоры, подтверждающие факт хищения и последующей замены двигателей. А двигатели менялись дважды: чтобы запутать служебное расследование, вместо развалюх "Илавиа" опять поставило на самолет приличные, правда, не "родные". И вот теперь, когда дело стало разваливаться, самолет вообще решили растащить по деталям. — Я сначала не поверил анонимному звонку о том, что на наш самолет готовится нападение. Это уж просто беспредел какой-то! — рассказывает гендиректор "Экспарка" Александр Сидоренко. — Но потом понял, что эти люди готовы на все. И решил опередить их — неужели же я, бывалый летчик, не смогу справиться с обыкновенными аферистами? 1 декабря в 7 утра Сидоренко приехал во "Внуково" — сбежал из госпиталя. Под формой летчика ООН у Сидоренко был бронежилет. Через 2 часа поступили оперативные сведения, что около проходной авиаремонтного завода остановились три "Волги" со спецсигналами. Такие машины имеют право проезжать без досмотра где угодно. Ранние гости проследовали прямо в кабинет к директору завода. Сидоренко прокрался следом. — А вот и Александр Захарович! Это с его самолета вы хотите двигатели снять? — громко произнес директор ВАРЗа Михаил Морозов, как будто и не замечая испуганных лиц визитеров. Оказалось, что мошенники представились руководству завода сотрудниками Генпрокуратуры во главе с одним из замов и.о. генпрокурора. У них даже была фальшивая доверенность "Экспарка", якобы разрешающая досмотреть и разобрать чужой самолет чуть ли не по винтикам. Если бы не анонимный звонок доброжелателя, от самолета вообще могло ничего не остаться... Инцидент быстренько замяли. Никто даже не попытался выяснить, что же за важные персоны, похожие на прокурорских работников, пытались разворовать многострадальный самолет. А в канун Нового года уголовное дело против "Илавиа" было и вовсе прекращено. Так что будущее многострадального самолета и его двигателей опять "повисло" в воздухе. Только вот руководство ООН не понимает, когда же прилетит на помощь беженцам долгожданный российский лайнер? "Около месяца назад я направил Вам письмо, касающееся ситуации в авиакомпании "Экспарк", — написал транспортному прокурору Москвы президент Международного фонда подготовки авиаторов Ричард С. Кост. — С того времени я не получил от Вас никакого ответа, хотя я понимаю, как Вы заняты. В настоящее время я делаю все возможное, чтобы благородная деятельность "Экспарка" по программам ООН была продолжена". Авиабеспредел, который сейчас творится в России, может привести к очень плохим последствиям для страны. Если частный российский самолет разобьется на чужой территории, да еще выяснится, что у него "левые" двигатели и липовый договор аренды, нашему государству придется раскошелиться на громадные штрафы. И это еще при самом благоприятном исходе. В худшем же случае России вообще могут запретить частные полеты в мировом воздушном пространстве.



Партнеры