СТУДЕНТ КОРОЛЕВСКИХ КРОВЕЙ

3 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 209

Московские вузы в прежние времена являлись "придворными" для многих развивающихся стран. Взять хотя бы детей Фиделя Кастро, учившихся в МГУ. И несмотря на то что наше образование сегодня само чуть не попало в разряд развивающихся, отпрыски королевских фамилий по-прежнему грызут науку в столичных институтах и университетах. Например, на юридическом факультете Университета дружбы народов (РУДН) корреспонденты "Студня" отыскали... самую настоящую принцессу. И надо сказать, принцесса нас не разочаровала: прекрасная мулатка, с вьющимися черными волосами и мягкими африканскими чертами лица. Зовут ее Натали. Она — из небольшого африканского государства Бенин. — Ты правда настоящая принцесса? — Бенин раньше назывался Дагомеей и состоял из отдельных княжеств. Мой дед был королем княжества Хокко. — Наверняка привилегий у монарха немало? — От королевских традиций в реальной жизни остался только специальный водяной знак в паспорте — герб. И некоторые традиции. У нас есть такой красивый обычай: когда я вернусь домой, жители моей деревни должны собрать символический подарок для своей королевы, а я должна его непременно принять. Только не надо думать, что царь в Африке — тот, у кого коров больше. У наших царей были все атрибуты власти. Были и дворцы, только сейчас они стали музеями. — А такие атрибуты власти, как армия, у твоего деда были? — Нет, армии не было. Зато было много жен. Причем если в мусульманских странах знатный человек мог иметь только четырех жен, то здесь все зависело от финансовых возможностей: сколько можешь прокормить и содержать, столько и бери. —Почему ты учишься именно в России и именно в РУДН? Неужели Кембридж и Сорбонна не привлекли внимания принцессы? — Мой отец здесь учился, причем на том же факультете. С моей матерью отец тоже познакомился здесь, в Москве. Она училась в Университете культуры. — С учебой проблем не возникает? — Да нет, нормально. Мне, правда, полегче, чем многим, — я уже знала русский, когда приехала сюда. У меня дома говорят на русском, отец прекрасно на нем говорит. — Тебе нравятся наши парни? Может, ты, как и твой отец, найдешь здесь свою любовь... — Нравятся, конечно, — ответила принцесса и застенчиво улыбнулась. — Как реагируют твои друзья, когда узнают, что ты принцесса? — Вообще-то я это специально никогда не афишировала... Нет, ну так интересно, конечно, все спрашивают. Но, кстати, у нас вся семья как-то всегда была связана с властью, папа сейчас работает в правительстве, дедушка со стороны мамы был в ЦК партии. Так что мне не привыкать. — Ты хотела бы остаться в России? — Я могла бы остаться здесь... Домой, конечно, хочется, но здесь веселее. Там же нет КВН... — Принцесса играет в КВН? — Да, в нашей университетской команде "Дети Лумумбы". — Не сложно: все-таки другая страна, другой юмор? — Сложно! Как минимум неделю надо репетировать, все надо написать, и при этом никогда не знаешь, будет ли это смешно не только тебе, но и тем, кто все это будет смотреть. Сложно еще и потому, что у нас в команде много иностранцев, им надо понять эту шутку, выучить ее, проиграть. Тут много тонких моментов: и языковых, и концептуальных, и психологических. Хотя если кто-то думает, что за нас все пишут, — это не так. Выступление не удастся, если ты не будешь понимать, о чем речь. —Многие считают, что у темнокожих иностранцев в России часто возникают "уличные" проблемы... — На самом деле каждая страна не без греха... В семье не без урода, как говорится. Лично мне неприятно, когда даже в магазин приходится ходить с паспортом. С другой стороны, в России сейчас такая ситуация, что по-другому, наверное, и нельзя. Единственное, что унижает вашу страну, это скинхеды, неизвестно откуда здесь взявшиеся. Вот это те самые уроды... А вообще наши родители просто говорили о том, кто мы такие, к какому роду мы принадлежим и что мы должны помнить об этом. И потому нам всегда надо стремиться жить и быть лучше. По-моему, эти слова справедливы не только для принцесс и королев...



Партнеры