ВЕРНИТЕ “МАМУ”!

3 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 198

Если у ребенка грипп, это уже беда. А если детский церебральный паралич? Катастрофа, несчастье для всей семьи... Но жизнь продолжается: родители должны ходить на работу, воспитывать других детей. Да и сам малыш, страдающий ДЦП, не должен с младенчества уподобляться калеке. Ему нужно расти и развиваться, бороться с болезнью. Решить все эти задачи для родителей в одиночку — непосильная ноша. Для этого и создаются специальные реабилитационные центры. Их очень мало — считанные единицы, поэтому родители цепляются за любую, даже призрачную возможность отдать парализованного ребенка в профессиональные руки. Для них это лучик надежды на то, что ребенок пусть с опозданием, но наконец-то пойдет, заговорит. Вырвется из одиночества, которое было уготовано ему судьбой. Слава Богу, находятся люди, которые творят чудеса на пустом месте. Так, в 1993 году Серафима Владимировна Бутина открыла реабилитационный центр для детей, больных ДЦП, в Сергиевом Посаде на базе обычного детского сада. Кстати, она в нем работала с самого его основания — с 1967 года. В местном собесе женщине сразу и откровенно сказали, что никакого государственного финансирования реабилитационный центр не получит. Помощь, как это часто случается, пришла из-за рубежа. Супруга бургомистра немецкого города Фульге откликнулась на просьбу о помощи, но поставила условие: немецкая делегация будет посещать центр и отслеживать пути спонсорских средств. Так здесь появилось современное медицинское оборудование, пришли на работу квалифицированные специалисты. Детьми занимались индивидуально и круглосуточно, к каждому находился и особый подход, и простое доброе слово. "Мой Ваня начал приседать, научился ходить, стоять", — говорит Светлана Ремизова, мама пятилетнего Ивана. Десятилетняя Аня раньше могла ходить, только толкая перед собой тележку. С прошлого года у нее прогресс: она ходит с одним костылем. А пятилетний Илья Шишов, молчавший до этого, впервые заговорил. Чудо? Безусловно. Но у родителей больных детей есть другое объяснение этому исцелению: Серафима Владимировна была для всех детей мамой. Несколько раз в день она заходила к каждому ребенку — а их больше тридцати, — была в курсе всех их проблем, помнила, когда, кому и какое было назначено лечение. Все было под ее контролем — от лечения до питания. Однако в апреле 1999 года случилось непредвиденное: чьей-то волей "сверху" Серафима Владимировна — ветеран труда, педагог с сорокалетним стажем — была уволена, и в центре появился новый заведующий, некий Александр Дмитриевич Кузнецов. Первое, что сделал Кузнецов, — отгородился от детей и назойливых родителей новой дверью. Потом он вдруг решил, что соседство его кабинета с кабинетом физиотерапии опасно для здоровья, и велел физиотерапию перенести подальше от своей "резиденции" и поближе к комнатам детей. Во время переезда дорогостоящей аппаратуры с места на место сценарий разворачивался по шаблону, как обычно: здесь ударили, там случайно сломали, то, что осталось, поставили "на попа" и закрыли на ключ. Все равно подключать некому: свои умом не вышли, а немцы далеко. Та же участь постигла и гидромассажную ванну: по сей день стоит она, придавив дверь пожарного выхода. Наверное, чтобы никто в случае чего не успел спастись. А прошлым летом детей вообще "осчастливили": объявили каникулы! Каникулы?! Дети-инвалиды впервые услышали это слово применительно к себе. Дальше — еще хлеще: детей перестали выводить на прогулки, лекарства и шприцы покупали сами родители. "Дошло до того, что детям предложили приносить с собой еду из дома", — чуть не плача, рассказывает одна из мам. В довершение всех напастей приехали немцы с обычной проверкой. Увидев, что их деньги вылетели в трубу (исчезли лекарства, не функционирует дорогостоящее оборудование), спонсоры от дальнейшего сотрудничества решили отказаться. После их отъезда Александр Дмитриевич сообщил родителям, что они теперь должны "скинуться" — якобы для того, чтобы окупить затраченные на угощение гостей средства... Как на все эти нововведения отреагировали родители детей? Как обычно в таких случаях — начали жаловаться по инстанциям. Перво-наперво записались на прием к начальнику местного Департамента по социальным вопросам Сидоровой. Нужно заметить, жалоба родителей не осталась без внимания. Правда, своего обещания в тот же день "прийти в центр и проверить" Сидорова до сих пор так и не выполнила. Но зато на стенде, срочно подготовленном по случаю жалобы, появился ее ответ: "...Сообщаю, что просьба родителей принята для включения в план на перспективу..." Подписано: "Исп.: К.К.Герасим". Интересно, что Александр Дмитриевич, когда мы наведались по просьбе родителей в детский центр, отказался отвечать на наши вопросы. Он объяснил, что ему запретил общаться с прессой его непосредственный начальник... тот самый К.К.Герасим. А наша попытка дозвониться до г-на Герасима по рабочему телефону и получить разрешение на интервью не увенчалась успехом: чиновника, естественно, на месте не оказалось. Зато Александр Дмитриевич рассказал нам о себе: полковник медицинской службы в отставке, служил в Афгане, воевал в 40-й армии под началом Громова. "Мне б до него добраться! Может, поможете?" — обратился с просьбой к "МК" новый директор центра. Вот мы и помогаем! Господа чиновники, может, прислушаетесь к просьбе родителей больных детей и вернете им их "маму" — Серафиму Владимировну Бутину, которую так скоропостижно отправили на пенсию? Пусть хирурги оперируют, полковники — воюют, а дети, больные ДЦП, получают необходимое им лечение, заботу и внимание...



Партнеры