“Я УЛЕТАЮ. ЭТО НАДОЛГО”

4 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 204

В нашей газете — новая рубрика. Два раза в неделю, а если она понравится нашим читателям, если рубрика вызовет ваши отклики, то и чаще, самые известные российские экономисты и финансисты будут делиться своим мнением о наиболее важных событих в жизни страны. И начинаем мы с "патриарха" отечественной экономики, стоявшего у истоков рыночных реформ — представителя президента по делам индустриально развитых стран Александра ЛИВШИЦА. На днях завершился Всемирный экономический форум в Давосе, постоянным участником которого является Россия. Его результатом можно считать уже то, что о наших проблемах там фактически не говорили. Видимо, все происходящее в России перестало волновать Запад так сильно, как прежде. В данной ситуации отсутствие экзотики — хороший симптом. Значит, мы не слишком отличаемся от других стран. Мы больше не мировое пугало. И все же мне заметна некая настороженность... Запад занял позицию выжидания. И ждет он не только результатов президентских выборов, но и каких-то сильных шагов с нашей стороны. Пока таких действий — особенно в экономике — нет: в России до выборов резких шагов делать не будет никто. Получается замкнутый круг... Естественно, фон переговоров омрачен разговорами о Чечне. Причем часто не совсем понятно, чего именно хочет Запад. Нам говорят: силу нужно применять соразмерно и одновременно начинать политическое урегулирование. Согласитесь, такая критика получается слишком общей. До сих пор мы ни разу ни от кого не услышали, что такое соразмерное применение силы и каковы критерии завершения действий. Если в той же Чечне останется сотня бандитов, которая будет бегать по горам, а отлавливать их будет ОМОН — будет это означать окончание боевых действий или нет? Когда претензии высказываются не конкретно — это кампания. Когда в ходе переговоров обозначается понятная позиция — это диалог. Пока в переговорах с Западом у нас получается первый вариант, который мы не приемлем. Плюс — Запад лукавит, заявляя, будто не обладает достаточной информацией о положении дел в Чечне. Это, мягко говоря, не совсем так. Поэтому сейчас необходимо перевести акцент в область политического диалога. Пора прекращать вечер ответов на бесконечные вопросы — настал момент узнать, чего от нас реально хотят. Думаю, что в ближайшие месяцы шум вокруг этой проблемы утихнет. Как это ни покажется странным, но наиболее лояльны к России сегодня западные деловые круги. Раны, нанесенные дефолтом, медленно, но верно затягиваются: не могут же они кровоточить вечно. Крупные компании уже повернулись к нашему рынку — и это не голословные утверждения: у российских фирм сегодня недостатка в "связанных" кредитах нет. Что касается заявления Джорджа Сороса в Давосе о том, что из России нужно уходить, поскольку власть там не может обеспечить нормального инвестиционного климата, то вряд ли оно изменит настроение инвесторов и повлияет на позицию МВФ и других международных финансовых организаций. В самом деле, крупный западный бизнес ждет не только результатов выборов — их исход понятен уже не только в России. Конечно, иностранным политикам и финансистам интересно, что представляет собой Путин и что он собирается делать после выборов. Но гораздо больший интерес у них вызывает инвестиционный климат. А именно — гарантированная защита их интересов в России. Пока у нас существует обычная практика: если тебя обидели — подавай в арбитражный суд. Но, во-первых, суд — процедура слишком длительная. А во-вторых, наше законодательство несовершенно. Даже если судебная процедура заканчивается в пользу иностранца, победа оказывается пирровой: взять с должника нечего, кроме сломанных табуреток, — все активы давно переведены в другие структуры. Поэтому сегодня необходимо создать систему, которая бы работала на ранних стадиях возникновения конфликтов. Чтобы дело не доводилось до суда, который обычно заканчивается фиаско, — иностранные инвесторы, как правило, начинают жаловаться, когда дело заходит слишком далеко и изменить что-то уже поздно. По поручению и.о. президента я отправляюсь в Северную Америку и Европу. Командировка будет длительной: вылетаю в Вашингтон 11 февраля и прилетаю только за несколько дней до президентских выборов. Запланированы не только официальные переговоры, но и встречи с "крупным бизнесом". Необходимо понять, что конкретно нужно сделать, чтобы иностранцы вкладывали деньги в Россию. Сейчас я имею в виду не только изменение законов. На Западе тоже понимают, что нам нужна другая налоговая система. Но так же прекрасно они понимают и то, что быстро ее не изменить. Но они готовы работать даже с такими налогами. Лишь бы у них в России не отнимали деньги...



Партнеры