ГЕНИЙ ГРЕХА

5 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 1013

Его часто сравнивают с Высоцким. Но он хотел быть лучше. Прошел КПЗ и сумасшедший дом. На нем висела статья за антикоммунистическую деятельность. Ему никогда не жилось спокойно. В конце 80-х он выходил на площади родного города и читал стихи, которые не укладывались в рамки соцреализма. Друзья считали его законченным алкоголиком. Он слыл Казановой даже в нецеломудренных актерских кругах. Порой ему казалось, что он может стать богом... Как Джигурду учили целоваться с Удовиченко — ...До недавнего времени я вел довольно разгульный образ жизни. Женщины и много-много вина. После 1989 года, когда открылись шлюзы свободы и мои концерты перестали запрещать, началась серия гастролей, где спиртное лилось рекой. Я, естественно, не мог сдержаться и за полгода три раза напился до беспамятства. Тогда я понял: пора завязывать. — Ты бросил пить? — Не только. Еще я бросил курить и есть. Я голодал 48 дней, из них 16 — без еды и питья. За 48 дней я похудел на 32 килограмма. У меня начались депрессии. Доводил до слез близких людей. Мама из солидарности голодала 29 дней. На тридцатый день голода я почувствовал себя богом. Продолжал давать концерты. До этого у меня была жуткая аллергия, астма, язва желудка на почве алкоголя, доброкачественная опухоль... Через голодание я избавился от всего. Никита Джигурда родился в Киеве, в год Быка, под знаком Овна, в день, когда впервые праздновался Международный день театра — 27 марта 1961 года. После школы поступил в Институт физкультуры. Стал кандидатом в мастера спорта по гребле на каноэ. Сбежал в театральный институт, где тоже не задержался... — Я мог только петь, так что на вступительных экзаменах исполнял под гитару песни Высоцкого. На первом занятии нам педагог сразу сказал: "Не обольщайтесь — гениев среди вас нет". Я тогда очень удивился: "Как это нет?! А я?.." Без гитары я был похож на слепого котенка, который тыкается во все стены и никак не может найти нужный угол. Я не мог изображать этюды, петухов, пингвинов всяких и вообще не понимал, для чего все это делается. Из института я ушел сам — не стал дожидаться, пока меня выгонят. Устроился работать грузчиком, потом сторожем и вплотную стал заниматься самообразованием... Тогда я стал делать этюды на социальные темы — допинг в спорте, дедовщина в армии... Первый раз Никита попал в Москву в 1980 году — ему тогда исполнилось 19. Сразу пошел в Театр на Таганке — и был крайне удивлен: "Все, за что меня ругали в Киеве и называли сумасшедшим, я увидел здесь. Весь театр — на этом, и все об этом говорят..." — Я тогда орал с галерки: "Легче жить!" — и мне на самом деле было легче жить. Так что вырос я на спектаклях Таганки. А позже сам пошел работать к Любимову. Соврал, что окончил Щукинское училище. Причем как просил, чтобы меня Юрий Петрович прослушал! Я его умоляю, а он: "Мне 19 человек сокращать надо". И открывает дверь своей машины. А я как заору: "Да послушайте же!" Пауза... Прослушал он меня. "Голос не сорвал? — спрашивает. — С осени будешь играть Хлопушу, Маяковского..." Потом Джигурда пришел в "Щуку" к Евгению Симонову. Но проучился там два года. Из Щукинского его выгнали, потому что после отъезда Любимова Джигурда снова стал выходить на Ваганьковское кладбище — происходили постоянные стычки с "бойцами" КГБ. В 1995 году его театральное творчество поддерживал режиссер Театра "У Никитских ворот" Марк Розовский. Джигурда играл Егора Булычева, Геракла в "Двенадцати подвигах...", Михаила Рощина, чеховского Медведя в постановках Евгения Симонова, главную роль в спектакле Высоцкого "Роман о девочках". Он снялся в фильмах Евгения Матвеева "Любить по-русски", "Любить по-русски-2" и "Ермак". — Самое сложное для меня оказалось в "Любить по-русски" изображение постельных сцен с Удовиченко. Мне было очень сложно изображать любовь, целоваться. Матвеев кричит: "Стоп! Все не так!" Подходит и показывает. Первый дубль, второй, третий... У меня уже грешные мысли, говорю: "Дядь Жень, признайся, тебе нравится целоваться с Ларисой?" А он мне: "Пацан, ты не умеешь..." — Были роли, от которых ты отказывался? — Мне предлагали играть Иисуса Христа — отказался. По сюжету фильма в последний год жизни раскаивается в содеянном Ленин. Он уже смертельно болен, пишет знаменитое "Письмо к съезду", пытается остановить новых монстров, но не может. Его никто не слушает, его держат под домашним арестом. И в это время к нему приходит Христос. В споре Иисус кричит, бьет кулаком по столу... Не может Он так делать в моем представлении. Я буду круче! — Еще будучи пацаном, я орал песни Высоцкого, хрипел, срывая себе голос во время мутации. Связки закалились и стали побитыми, толстыми, мощными... Потом, из-за побитых связок, этот голос стал хриплым. В институте мне предлагали сделать операцию, убрать побитые места, чтобы голос стал чистым. Меня это не устраивало. Уже тогда я был избалован вниманием людей, пусть даже подпольным. Я пел, и люди помогали вытаскивать меня из милиции, спасали от КГБ. Поэтому на операцию я не пошел. — Тогда ты решил занять место Высоцкого? — Песни Владимира Семеновича я начал петь с 13 лет. В 80-м году Высоцкий ушел в мир иной. Мне было 19 лет, и мой внутренний голос сказал: "Ты должен продолжить его дело, а не повторить". Через три года у меня уже была и КПЗ, и висела на мне 58-я статья за антисоветскую деятельность. В 1983 году кагэбэшники сломали мне палец и абсолютно искренне сказали: "Ты пойми, у нас работа такая, у нас приказ..." Как-то, сидя в камере предварительного заключения, я исполнял им свои песни, читал стихи, а охрана слушала и плакала. — Ты хотел походить на Высоцкого во всем? — Я никогда не хотел быть, как Высоцкий, — я хотел быть круче! Сначала это было слепое подражание. Многие свои песни я пел в манере Высоцкого. А сейчас для меня важна идея, важно сказать то, что я хочу сказать. А как, какими средствами — это уже второй вопрос. — Ты не думаешь, что твой слушатель любит не тебя, а Высоцкого в тебе? — В музее Высоцкого была кассета с моими ранними песнями, которые я исполнял в его манере. Работники музея доказывали мне, что это неизвестный концерт Высоцкого! Даже родители Владимира Семеновича были уверены, что это песни сына, которые он спел где-то на квартире. Мне было смешно. Тогда я просто доставал гитару и показывал... Актер с диагнозом "маниакальная депрессия" Еще в Киеве Джигурда выходил на центральную площадь Октябрьской революции и читал антикоммунистические стихи. Это совпало с вызовом в военкомат и подготовкой к визиту Брежнева в Киев. В военкомате ему в матерных выражениях предложили сбрить бороду. Никита тоже не постеснялся в тех же выражениях ответить, что делать этого не будет. Через два дня получилось как в кино. Он мылся в ванной. Постучали. Открыл. Зашли три лба в белых халатах. "Пошли". — "Куда? — удивился Никита. — Я еще не помылся". — "Там тебя помоют..." — Привезли меня тогда в психушку "Кирилловка". Содрали одежду, тетка с уколом лезет... Через пять минут — еще укол. Потом — еще. Проснулся — ощущаю себя полным идиотом. Палата в два десятка кроватей. Народ на кроватях, под кроватью. Пляшут, поют, мочатся... Я лежал в "острой" палате. Меня тогда сильно кололи — несколько порций в день. Скоро не выдержал — пришел к врачу: во рту сухо, челюсть не слушается, судороги ломают все тело, и вот в таком состоянии я еле выговорил заплетающимся языком: "Я нормальный человек". Главврач мне тогда дал совет: "Что бы с вами здесь ни делали — терпите, только этим вы сможете доказать, что вы нормальный человек". — Какой тебе поставили диагноз? — У меня были такие строчки: "Проснитесь, люди, откройте глаза..." — так психиатры в один голос говорили: "Вы кем себя возомнили? О, да у вас маниакальная депрессия!" Все записывалось в личное дело, но в какой-то момент это спасло меня от армии. Тогда как раз был Афганистан... Про настоящую любовь Никита узнал от 10-летней девочки Сам Никита, хочет того или нет, пытается прилепить к своему образу сладкую ягодку веры в эзотерику. Он не устает пропагандировать взгляды Блаватской, Рерихов, Толстого. Я же взяла на себя смелость не включить в данное интервью монолог Никиты о религии. В какой-то момент нашего общения Никита почувствовал: его околорелигиозные мнения мне безразличны. И тогда он заговорил о женщинах... — Со своей первой женой мы сошлись на идее родить ребенка. За мной тогда следил КГБ, грозил сумасшедший дом, и тогда я подумал: надо быстрее рожать сына, дабы кто-то остался, если меня посадят или убьют. Тогда я встретил в своем институте девчонку, которая разочаровалась в мужиках и искала человека, чтобы родить от него ребенка. Наши желания совпали. Она родила мне сына, потом я с ней развелся... Сейчас жена с 15-летним сыном живет в Киеве. — Говорят, ты ушел от жены из-за какой-то актрисы? — Она была актрисой Вахтанговского театра. Мы жили 12 лет гражданским браком. Она подарила мне столько радости, счастья, настоящей земной страсти! Но даже тогда я еще не познал любви... Расстались мы из-за несостыковки моих нынешних воззрений и моего "славного" прошлого. Я столько нагрешил за нашу совместную жизнь, что она моим новым речам и мыслям просто не поверила. И за мной не пошла. В Нижнем Новгороде мне довелось побывать на творческом вечере Никиты. Юная блондинка с глазами цвета морской волны сопровождала Никиту, читала с ним стихи, пела песни... — Эта крошечная девочка — моя жена Яна. Ей всего 23 года. Первый раз я увидел Яну 10 лет назад в Костроме. Я тогда снимался в роли Андрея Курбского, восседал на коне, а какая-то маленькая белокурая девчонка бегала по полю. Ей тогда было всего 13 лет. Мне — 28. Тогда я ее не заметил... Привлекла она мое внимание спустя 2 года. Яна была на подтанцовках в моем лирическом альбоме "Лунная женщина". Мне нужна была девочка, которая сидела бы со мной на качелях во время исполнения песни... — И вот так, на качелях, зародилась любовь актера с маленькой девочкой... — Почти. Но когда я узнал, что ей 15 лет, — перекрестился. "Нет, нет, хай Бог милует", — подумал я, и мы расстались. На 4 года. В 1994 году мы снова встретились. Я тогда сказал: "Знаешь, я стал вегетарианцем". Она ничуть не удивилась: "Я тоже". — "Скажи еще, что ты читаешь Блаватскую и Рериха", — почему-то усмехнулся я. Оказалось, она изучала их в Институте религии, в который поступила два года назад. Когда ей исполнилось 19, мы поженились. — Самые известные фильмы с твоим участием — "Любить по-русски" и "Ермак". Ты играл настоящих русских мужиков, которые пахнут потом, пьют водку и любят женщин. Это близкий тебе образ? — Это игра памяти, я таким и был... Рубил правду-матку, пил водку, любил женщин, но вот только, может, не был готов на такой подвиг, как мой герой в фильме "Любить по-русски" — жениться на женщине с двумя детьми. — В твоей жизни были поступки, за которые тебе стыдно до сих пор? — Конечно. Однажды я свою партнершу, с которой мы любили друг друга, вывел на групповое сожительство, заставил организовать секс втроем: я, она и мой товарищ. Причем она не хотела — я принуждал ее. В мое отсутствие она "была" с моим товарищем. "Так если ты могла быть с моим товарищем и со мной отдельно, почему ты не можешь быть с нами вместе? — сказал я. — Или ты хочешь, чтобы я еще 10 человек привел?.." Я тогда довел дело до конца. Сейчас я понимаю, что это большой грех, и мне до сих пор стыдно... — Ни на минуту не сомневаюсь, что ради женщины ты совершал безумства... — Серенады собственного сочинения любимым пел — правда, не под балконом, а залазил ночью на 9-й этаж и на ушко шептал. Это была дурость. Но женщины отдавали мне свою любовь за эти безумства.



    Партнеры