ВЕК “СВОБОДЫ” НЕ ВИДАТЬ

8 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 469

"В истории с корреспондентом радио "Свободы" много неясного", — этой фразой начинаются практически все репортажи об Андрее Бабицком. Хотя на самом деле не ясны только детали происшедшего. А главное, циничная суть этой запредельной истории, — ясна и прозрачна, как хрусталь. Суть эта в следующем. В середине января, предположительно 16-го числа, Бабицкого задержали милиционеры Гантемирова, когда он выходил из осажденного Грозного. По свидетельствам очевидцев, полученным радиостанцией "Свобода", его при этом жестоко избили. Потом передали федералам, которые поместили журналиста "на фильтр", где он опять же подвергался издевательствам. Две недели его держали под арестом, стараясь изо всех сил что-нибудь ему "пришить". Однако "пришивать" было абсолютно нечего. Лучшее доказательство тому — история с маленькой иконкой, которую изъяли у Бабицкого и на прошлой неделе доставили в Москву в Музей Рублева на экспертизу. Очевидно, следствие надеялось, что икона представляет собой историческую ценность, и тогда Бабицкого можно будет обвинить хотя бы в грабеже или в контрабанде. К сожалению, экспертиза показала, что никакой исторической ценности у иконы нет, а что касается материальной, то эксперты, как ни старались, не смогли оценить ее больше чем в десять рублей. О чем говорит эта забавная история? О том, что Бабицкому нечего было инкриминировать. НЕЧЕГО. И никакие старания следователей ничего не могли прибавить. Тем временем в Москве поднялся шум, про задержание Бабицкого стало известно, и по закону его следовало отпускать — он и так находился под стражей больше десяти суток без предъявления обвинения. Но как его выпустить после всего того, что с ним делали на фильтре? После того, как он увидел, что там происходило с другими людьми? А там ведь страшные вещи творятся. Полноценные пытки инквизиции. Средневековые зверства. СМИ молчат об этих фильтрах потому, что нет доказательств. А теперь, с освобождением Бабицкого, такие доказательства появятся, и наружу выйдет гадость, которую власти меньше всего на свете хотели бы обнародовать. Представьте, что будет с благочинным Советом Европы, когда он узнает, что на фильтрах чеченцам пропускают ток по гениталиям! Бабицкого никак нельзя было выпускать на свободу. Поэтому и была придумана мутная история с его обменом. Кому его отдали, каким полевым командирам? Кто этим занимался, какое ведомство? Никто не признается. ФСБ здесь ни при чем. Министр юстиции Чайка вообще заявил, что у него вся информация — из СМИ. Сотрудникам радио "Свободы" удалось связаться с Масхадовым. Он сказал, что уже проведено официальное расследование, опрошены полевые командиры. Ни у кого из них Бабицкого нет. Никто его не обменивал... Вообще, бытующее у властей представление о том, что Бабицкий — всецело прочеченский журналист, которого чеченцы любят и носят на руках, в корне не соответствует действительности. Если бы Путин внимательно послушал все репортажи Бабицкого, он бы увидел, как много тот говорит о боевиках нелестного и зачастую для них неприятного. И за "своего" его на той стороне никто не считает. Уважают за то, что не боится собирать информацию в действительно опасных местах. Но считать "своим" — таким, чтоб спасать его любой ценой, — об этом и речи нет. Тем более в тяжелейшие для боевиков дни прорыва из Грозного... Кому же отдали журналиста? В сложившейся ситуации самое удобное для властей решение — отдать его тем же гантемировцам. Они чеченцы, и если вся история потом выплывет наружу, официальные лица всегда могут сказать: мы не знали, что вот эти чеченцы — не сепаратисты, а наши, гантемировские милиционеры. Чеченцы они и есть чеченцы. Предложили обмен, мы и согласились... А уж гантемировцы постараются, чтоб Бабицкий не увидел свободы. Их учить не надо. Судя по видеозаписи обмена, Бабицкий не знал, кто с чеченской стороны его выменивает. Люди эти были в масках, но ведь знакомого человека легко узнать и в маске. Однако на пленке видно, что Бабицкий их не узнал. В Чечне здороваются характерным только для чеченцев полуобъятием, и без него никак не обошлось бы, если бы Бабицкого встречали его знакомые. Вместо объятия его быстро и крепко схватили за руку. Наверно, чтоб не убежал... Конечно, очень хотелось бы, чтобы все кончилось благополучно и Бабицкий вскоре появился бы в Москве целый и невредимый. Но, зная коварство и подлость наших спецслужб, на это, честно говоря, мало надежды. Тем более когда теряешь дар речи от потрясающе циничного заявления Генпрокуратуры: "Генпрокуратура РФ приглашает А.Бабицкого для допроса. В случае неявки будет объявлен его розыск и санкционирован арест".



    Партнеры