НАСТОЯЩИХ БУЙНЫХ МАЛО, вот и нету вожаков

9 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 213

Путин не марионетка. С каждым днем это становится все очевидней. И дело здесь не в "наезде" на региональных баронов или замене 17 представителей президента на местах. И даже — не в тотальном нашествии петербуржцев на Кремль. С момента, когда Путин стал премьером, прошло не так уж много времени, а за него горой стоят военные. Он сумел договориться с коммунистами. Но самое главное, Путин начал лавирование между различными группировками федеральной элиты. Прежде всего — между Березовским и Чубайсом. Лавирование — это уже самостоятельное движение. И если Путин решился на него до президентских выборов, то ПОСЛЕ он пойдет напрямик. Чубайс и Березовский давно уже надоели всем своими "богатырскими разборками". Каким именно образом Путин уберет их с дороги (как Ельцин, задвинув на периферию, или как Сталин, законопатив в Лефортово), уже неважно. А то, что рано или поздно он их уберет, — медицинский факт. Во всяком случае, в Санкт-Петербурге уже вовсю идет отстрел "авторитетов", поднявшихся в период правления Анатолия Собчака и его вице-мэра Владимира Путина... ПУТИН И ГЕНЕРАЛЫ Заняв кресло премьера, Путин практически сразу начал свою собственную игру. Первой козырной картой, которую он разыграл, стали военные. Вторжение Басаева и Хаттаба в Дагестан спровоцировал Березовский. Накануне думских выборов в интервью "Новой газете" БАБ сам признался, что перед вторжением лидеры бандитов "советовались" с ним. И Березовский якобы заявил им, что это — абсолютная глупость. Однако вот предупредить военное и политическое руководство страны о грядущем вторжении Борис Абрамович как-то запамятовал. А может, и не запамятовал. Маленькая победоносная военная операция была необходима для вздутия рейтинга нового преемника в противовес Лужкову—Примакову. Вспомните риторику Путина того времени: "агрессия", "коварное нападение", "попытка поставить Россию на колени". Всенародная поддержка антитеррористической операции в Дагестане была обеспечена. Никто не рассчитывал, что армия пойдет глубоко в Чечню — говорили лишь о необходимости "санитарного кордона". Никто — кроме Путина. После Дагестана премьер понял, что генералы — его единственная опора (помимо "семейной" поддержки), и решил "подкормить военного молоха". Как нельзя кстати прозвучавшие в Москве и Волгодонске взрывы обеспечили всенародную поддержку "ястребам". Маленькая победоносная операция переросла в полномасштабную кавказскую войну, а рейтинг Путина продолжил расти как на дрожжах. Армия продвигалась вглубь Чечни, и с каждым шагом возможности Путина в "семейной" контригре росли. Росла и сила премьера как самостоятельного игрока. Это, естественно, не устраивало "семью". Поэтому было предпринято несколько попыток разорвать связку "Путин—генералы". Первая попытка совпала с Хельсинкской встречей в верхах. Момент казался очень удобным: армия вышла к берегам Терека, Россия доказала всем свою силу, амбиции удовлетворены... Если бы тогда Кремлю удалось остановить армию (премьер был готов к этому), то Путин как самостоятельный игрок на этом и кончился бы. Но премьеру неожиданно подыграли военные. В самый разгар Хельсинкской встречи произошел взрыв на рынке в центре Грозного. Сразу после взрыва в Грозном Минобороны заявило о непричастности военных к акции. Но какой-то майор из пресс-центра сказал, что была проведена спецоперация. А до этого было заявление генерала Шаманова, что в случае остановки боевых действий он снимет с себя погоны. Следующим запросто могло быть: "Я разверну орудия в сторону Кремля". Кстати, использование определенных высокоточных видов вооружения — типа того, что было применено в Грозном, — возможно только по приказу высшего армейского руководства. Практически одновременно с вылетом Путина в Хельсинки в Моздок отправился начальник Генштаба Минобороны Квашнин. Так что такой человек — из высшего руководства армии — в Моздоке в момент взрыва в Грозном был... В общем, связка "Путин—генералы" только окрепла, а перед "семьей" встал вопрос об очередной замене очередного премьера. Все решалось накануне саммита ОБСЕ в Стамбуле. Среди кандидатов на замену преемника числились Рушайло, Черномырдин и глава МИДа Иванов. Когда Ельцин объявил, что он лично возглавит делегацию в Стамбуле, стало очевидно: вопрос смены премьера решен в Кремле положительно. И тогда Путин пошел ва-банк. Все телеканалы процитировали слова "преемника" о том, что он собирается баллотироваться в президенты. Все бросились комментировать это заявление, однако никто почему-то не отметил, где именно и в каком кругу оно прозвучало. А случилось это на Совете высшего командного состава Вооруженных Сил России, в обстановке единогласной поддержки. "Фокус" удался. Если бы в тот момент Путина попытались отправить в отставку, он легко мог заявить, что уходит потому, что его вынуждают прекратить все еще популярную в народе чеченскую операцию. Далее, примкнув к ОВР или КПРФ (второе скорее, чем первое) накануне думских выборов, Путин стопроцентно "похоронил" бы надежды "семьи" на преемственность власти. Так что "семье" ничего не оставалось, как молча проглотить пилюлю. Следующая слабая попытка "расчленить" премьера и генералов была предпринята сразу после выборов в Думу, на волне эйфории от победы. Но отстранение Трошева и Шаманова от руководства боевыми действиями так и не состоялось. За "героев войны" вступился лично Путин и еще сильнее укрепил свой армейский авторитет. ПУТИН И КПРФ Думский сговор "Единства" и коммунистов вызвал истерику в либерально-демократических кругах. Хотя — чему тут удивляться? Коммунисты представляют самый значительный срез нашего общества. У них — самая большая политическая партия в стране, без них контроль над Думой попросту невозможен. Примаков, будучи премьером, прекрасно это продемонстрировал. А Путин оказался способным учеником. При этом КПРФ оказалась в союзниках у Путина не 18 января, а гораздо раньше — еще на стадии выборов. Когда у Кремля и Белого дома была одна задача — не допустить ОВР к власти. И те, и другие паслись на одном электоральном поле — оппозиционном. Поэтому в союзники по борьбе с ОВР Кремль выбрал коммунистов. Вся кремлевская информационная мощь была направлена против Лужкова и Примакова. КПРФ никто не трогал. Мало того, Геннадию Селезневу была обещана личная поддержка Владимира Путина на губернаторских выборах в Подмосковье в противовес ОВРовцу Громову. Селезневу прочили даже пост главы Совета Федерации (Строев дискредитировал себя перед "семьей" в истории со Скуратовым). Надо сказать, что Путин при этом ничего не терял. Какого бы цвета в итоге ни оказался губернатор, ему все равно пришлось бы ориентироваться прежде всего на президента. А судя по предвыборным метаниям (хотел даже в президенты выдвигаться), Селезнева больше не устраивает роль вечного дублера Зюганова. Сошлись на губернаторстве и кресле главы СФ. Закатывать истерики по поводу закулисных договоренностей Путина и КПРФ — бесперспективное дело. Коммунисты всегда были одной из основных предвыборных карт Кремля. А Зюганов — в плане подковерных игрищ — функционально ничем не отличается от Жириновского. Так было накануне прошлых выборов президента, когда Зюганов вел переговоры с Коржаковым об их переносе. Так было во время самих выборов, когда КПРФ использовалась как дубинка для электората. Так было после выборов, когда Зюганов согласился с их итогами — несмотря на очевидные подтасовки в пользу "антинародного Ельцина". Так было во время премьерства Примакова, который опирался на коммунистов. Так было и после его отставки, когда Евгений Максимович, выбирая между Лужковым и Зюгановым, примкнул к ОВР, чтобы не стать заложником КПРФ... А теперь вопрос. С какой стати на этих выборах должно было быть все иначе? Без коммунистов Путин не сможет контролировать Думу. И стать президентом — тоже. Так почему бы с ними и не договориться? На его месте так поступил бы каждый. Судя по поведению Зюганова в последнее время, стороны договорились. Когда? Скорее всего, еще во время Стамбульского саммита ОБСЕ, когда Путин находился на грани отставки и вынужден был искать союзников помимо генералов. ПУТИН И БЕРЕЗОВСКИЙ С ЧУБАЙСОМ Исполняющим обязанности президента Путин стал лишь благодаря усилиям "семьи". Поэтому до недавнего времени Путин воспринимался как чистый "подберезовик". После 18 января это ощущение только усилилось. 22 января, сразу после думского "сговора", в гостях у Доренко на ОРТ побывал Березовский. Борис Абрамович смотрелся на телеэкране абсолютным победителем. Для начала он прочитал россиянам лекцию о нравственности в политике, которая напрямую согласуется с достижением результата. Иными словами, повторил старую формулу: "Цель оправдывает средства". И тут же без перерыва перешел к прямым оскорблениям своих оппонентов. Примакова он фактически назвал вруном, упомянув при этом трагически погибшего сына Евгения Максимовича. Явлинского — лицемером. Немцова — и вовсе недоумком. При этом БАБ заявил о необходимости "правой" оппозиции Путину в Думе. В общем, правую руку Березовский как бы протягивал своим оппонентам для рукопожатия, а левой ногой бил их в промежность. Любитель порнографии и сально-грязных приемчиков Доренко только ехидно хихикал и подобострастно заглядывал в глаза собеседнику... (Поначалу-то действительно казалось, что коммунистическое "Единство" в Думе — это игра одного Березовского. Если вспомнить итоги выборов, то 19 декабря воспринималось прежде всего как неожиданный успех чубайсовского СПС, а не "березового" "Медведя". Тогда же все говорили, что Путин обязательно возьмет за основу программу "правых". А Чубайс уже видел себя в премьерском кресле.) Своим разнузданным поведением в эфире Березовский демонстрировал, кто на самом деле управляет Путиным. Одновременно БАБ стремился углубить конфронтацию между и.о. президента и главой РАО "ЕЭС". Однако все дальнейшие события показали, что Путин благославил союз "Медведя" и коммунистов исключительно из своих собственных соображений, а не потому, что этот ход ему подсказал Березовский. Все время, пока длился думский скандал, Чубайс практически не вылезал от Путина. Парламентский кризис разрешился не 25 января, когда Кириенко после беседы с Грызловым в присутствии Путина заявил о возвращении фракции СПС в зал заседаний. Все закончилось за день до этого. Накануне Путин назначил первым замминистра финансов чубайсовца Сергея Шаталова. На фоне того, что министр — Михаил Касьянов — уже фактически стал и.о. премьера, Шаталову по сути отдали Минфин (кстати, два других зама министра финансов, Кудрин и Игнатьев, также относятся к команде "Толи-Ваучера"). Те, кто профессионально работает с информацией, отметили появившуюся в прессе серию публикаций и смену тональности "зеркального" Сванидзе. Суть этих материалов сводилась к одному: Путин без программы СПС и поддержки "правых" в экономике ничего не сможет сделать. Да и основная тема выступлений Хакамады и Кириенко в Давосе ничем от этих публикаций не отличалась. Чубайс почивал на лаврах — перед ним вновь замаячил пост премьера. Но беда пришла откуда ее уже не ждали. Канал ТВ-6, выдерживавший до сего момента путинскую линию, начал "топтаться" по и.о. просто с отчаянной смелостью. ОРТ молчало. Хозяин обоих каналов БАБ демонстрировал Путину, что в крайнем случае он может пустить в ход орудие главного калибра. И Путин быстро все понял. Уже 31 января на коллегии Минюста Путин назвал РАО "ЕЭС" "разболтанным механизмом" и посоветовал Чубайсу добиваться не повышения тарифов на электроэнергию, а увеличить долю денежных расчетов внутри своей империи. Но Борису Абрамовичу не стоит праздновать раньше времени. Опять же исходя из логики событий, следующий удар Путин должен нанести по БАБу. Тем более, и.о. вряд ли забыл подставу с "Транснефтью". Тогда, напомним, Березовский с Абрамовичем и дружественным им ЛУКОЙЛом, отправив в отставку главу "Транснефти" Савельева, не просто вырвали изрядный кусок из рук Чубайса, но и прилюдно унизили Путина. Операция была прокручена за спиной премьера, который, вернувшись из Океании, вынужден был делать вид, что все случилось с его ведома. Знающие люди утверждают, что Владимир Путин провалами в памяти не страдает... При этом удар Березовскому он может нанести не только на публичном уровне. За кулисами больших политических маневров сегодня идет война за российскую металлургическую отрасль. Воюют "Газпром" и РАО "ЕЭС". Именно с этой войной связан неожиданный демарш Вяхирева и срочное возвращение Чубайса из Лондона. Березовский же — один из активнейших участников войны. Так что поле для лавирования (или "разводок"?) у Путина обширное. Но это тема для отдельной публикации. ПУТИН И КРЕСЛО ПРЕЗИДЕНТА Путина до сих пор называют "черным ящиком" российской политической сцены. Между тем Владимир Владимирович уже давно обозначил методы, которыми он будет управлять Россией. Как говорится, имеющий глаза да увидит... Только за последние две недели и.о. президента сумел "развести" Чубайса и Березовского, договориться о финансовой поддержке с "Газпромом" и обзавестись собственным, независимым от Березовского или Чубайса, телеканалом. Назначение Олега Добродеева на "вторую кнопку" произошло при непосредственном участии Владимира Владимировича. Очень показательным в смысле последних перемен на отечественном политическом Олимпе является эпизод, произошедший в Давосе. Касьянов, Кириенко и Чубайс наперегонки рассуждали перед западными журналистами о перспективах развития России. Но после невинного на первый взгляд вопроса одной из журналисток: "Путин для нас белый лист, не могли бы вы его заполнить?" — в зале повисла мертвая тишина. Паузе позавидовал бы сам Станиславский. Три главных говоруна страны в течение долгого времени не могли вымолвить ни слова, только рукой друг на друга показывали. Впечатление такое, что они просто боялись последствий, если скажут что-нибудь не то. За последнее время Путин всем доказал, что этот "белый лист" он намерен заполнить собственноручно, без подсказок со стороны. До недавних пор Путину неплохо удавалось лавировать между различными властными группировками. Поэтому сегодня у многих складывается впечатление, что его победа на предстоящих выборах неизбежна и неминуема. Но это далеко не так. Совсем недавно точно такое же впечатление складывалось и в отношении Примакова, когда за ним ухаживали ОВР и КПРФ. Путин пик своей популярности уже перевалил. Прошло то время, когда все хотели любить и.о., а он всем позволял делать с собой это. Уже появились первые обиженные и обделенные. Путина стали бояться. Не хватает лишь человека, готового открыто выступить против Путина. "Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков". n n n Вашингтон свою готовность уже высказал. Посетившая (впервые после отставки Ельцина) Москву Мадлен Олбрайт сначала встретилась с Примаковым и Явлинским, и только потом — с Путиным. Не успела еще высохнуть типографская краска на свежем номере "Независимой газеты" с победными реляциями по поводу этой встречи, а США захватили в Персидском заливе российский танкер. Путин изо всех сил старается не повторять ошибку Примакова — не отдаваться окончательно одному из многочисленных политических ухажеров. Но Березовский настаивает на моногамном браке. А Чубайс тянет в свою сторону. При этом они не устают твердить о патриотизме. Салтыков-Щедрин в таких случаях говорил: видимо, окончательно проворовались.



Партнеры