КВАРТИРНАЯ ПИРАМИДКА ПРИДАВИЛА 120 ЧЕЛОВЕК

11 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 138

В Бутырском суде начался беспрецедентный процесс: московские власти против собственников приватизированных квартир. Чиновники Управления муниципального жилья Северо-Восточного округа потребовали у ответчиков вернуть их жилища в муниципальную собственность. Тогда людей оттуда просто выселят — очевидно, чтобы они скитались по помойкам и подвалам. — Почему нас хотят выкинуть из собственных квартир? Мы честно купили их и давно уже живем. — В глазах у женщин стояли слезы. — Бюрократы запросто сделают нас бомжами. Получается, нас обманули дважды: сначала аферисты, которые продали нам "паленые" квартиры, а потом — родное государство. Схема квартирных "киданий" во всех случаях одинакова. В 1997 году 43-летний москвич Анатолий Петников купил уютную квартирку в Марьиной роще. Прежняя владелица, одинокая бабулька, незадолго до этого скончалась. Нашелся ее сын, который и захотел вступить в права наследства. Однако жилье было муниципальным и должно было отойти государству. Но наследник вспомнил, что вроде бы мама перед смертью подавала документы на приватизацию. Только по старческой немощи неправильно написала название своей улицы, и поэтому заявление не зарегистрировали. Сынок обратился в Бутырский суд с просьбой исполнить последнюю волю мамаши — признать его наследником и позволить приватизировать жилье на свое имя. Суд требование истца удовлетворил. Ведь существует специальное постановление Пленума Верховного суда РФ от 24 августа 1993 года, где говорится, что смерть человека, подавшего документы на приватизацию квартиры, не может являться препятствием к ее приватизации наследниками. Безутешный сынок сразу же "сбагрил" мамино наследство посреднику. А тот, в свою очередь, продал ее Анатолию Петникову. Покупка была оформлена у нотариуса без проволочек. Одновременно подобные сделки в Северо-Восточном округе совершили, как говорят потерпевшие, еще порядка ста человек. Во всех случаях фигурировали безутешные "сироты". Никто из "детей" не засвечивался дважды. Зато все дела о признании их прав на наследство рассматривали одни и те же судьи Бутырского суда. Как выяснилось позже, никаких наследников не было. А в роли лжедетишек выступали обычные проходимцы. Как они узнавали о предстоящей кончине мирных старушек (все их смерти были, кстати, естественными, никакого насилия. — Е. С.)? Каким образом доказывали свое родство с ними, как умудрялись подделывать лежащие в ДЭЗах документы на приватизацию? История умалчивает! Московская городская прокуратура возбудила уголовное дело по этим фактам. Начала работать целая следственная группа. И расследование до сих пор еще не завершено, но от комментариев следователи почему-то упорно отказываются. Однако вскоре Управление муниципального жилья подало иск в Московский городской суд с требованием признать всех наследников недействительными, а приватизацию несостоявшейся. И 3 сентября 1998 года это решение было вынесено. Новое требование Управления – признать недействительными все последующие сделки купли-продажи этих квартир, а ответчиков выселить. — Вокруг этого дела слишком много неясностей, — считает начальник юридического отдела Управления муниципального жилья Северо-Восточного округа Владимир Алексеев. — Вот, например, вы говорите о почти 120 обманутых собственниках жилья. А я точно знаю, что управление сейчас подало в Бутырский суд всего 14 исков. И пока судья не выслушает доводы каждой из сторон, никакого решения принято не будет. Могу сказать точно, людей мы на улицу не выбросим. Добросовестные покупатели не виноваты в случившемся. Полагаю, вся цепочка по купле-продаже жилья будет признана недействительной, а ответчики вернутся в свои старые квартиры. — Так там уже давно другие люди живут, — возмущаются обманутые. — С какой стати мы к ним поселимся? Это какая-то коммуналка получится! Нет, мы можем, конечно, подать в суд на посредников, продавших нам квартиры. Но те вряд ли вернут нам деньги. Первоначальных владельцев, "сынков-дочек", уже не найдешь. А нам теперь куда? На улицу? Чиновники говорят что исков 14. Это нас всех так разбили по кучкам, чтобы легче с нами справиться. Потерпевшие тщетно пытаются выяснить, являлись ли "наследники" членами одной команды? Или все окажется гораздо проще. Скажем, лжедети действительно являлись родственниками скончавшихся старушек — ведь фамилии тех и других нередко совпадали, — но не имели прав на неприватизированную жилплощадь. А кто-то из власть имущих или сотрудников правоохранительных органов, отвечающих за прописку, помог им заполучить вожделенные квадратные метры. Теперь же, под шумок, решено восстановить статус-кво за счет облапошенных квартировладельцев? Решение по искам еще не вынесено. Слушание отложили до тех пор, пока на процесс не явятся сами "наследники" спорного жилья, признанные соответчиками по делу. Но тех уже, понятно, и след простыл. Зато обманутые граждане до позднего вечера сочиняли в коридорах Бутырского суда коллективный крик о помощи и.о. президента Владимиру Путину, а некоторые "горячие головы" даже планировали голодовку. Эту ситуацию комментирует председатель президиума Межрегиональной коллегии адвокатов Сергей Кривошеев. — К сожалению, ничего утешительного пострадавшим от квартирных мошенников я сказать не могу. Законные права на их жилплощадь по решению суда скорее всего передадут Управлению муниципального жилья. Законодательством не предусмотрены страховки для граждан, потерявших свои квартиры в результате таких махинаций. В Гражданском кодексе РФ, правда, есть статья 67 ч.2 "О признании сделки недействительной". Но там мало что говорится о возмещении имущественного ущерба потерпевшим. По идее деньги им должны возвращать мошенники. Но на деле такого, естественно, вряд ли дождешься. На моей памяти был всего лишь один случай, когда жертвам удалось добиться справедливости. Это знаменитое дело прогоревшего АО "Мосжилстрой", который собирал деньги со своих акционеров, но так и не предоставил им жилья. Тогда квартиры пострадавшим выделил Лужков. А единственно возможный способ для обманутых граждан бороться — как можно дольше затягивать на законных основаниях судебный процесс. Без решения суда никто их из собственных квартир не выселит.



Партнеры