СЕНТЯБРЬСКОЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ В ПЕЧАТНИКАХ?

15 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 289

В июле 1988 года на конференции по аномальным явлениям в Томске Эмма Ивановна Несмянович сообщила: через пять месяцев, а именно 7 декабря, на Кавказе произойдет разрушительное землетрясение. Это был отнюдь не первый прогноз такого рода. Но все прежние предсказания, сколь бы они ни оказались точны, не имели документального подтверждения. Причина всегда была одной и той же: в советской науке нет места одиночкам, а Эмма Ивановна была и остается одиночкой. Официальная сейсмология близко не подпускала ее к своим журналам, альманахам и бюллетеням, а проверять оправдываемость прогнозов Несмянович никто и не думал. На этот раз в Томске вышли тезисы выступлений на конференции. Несколько строчек были отведены выступлению геофизика-прогнозиста из Киева Несмянович — в них два конкретных факта: 7.12.88 и Кавказ. Катастрофическое землетрясение в Армении, случившееся именно в предсказанный день, у всех на памяти. Правда, Эмма Ивановна ожидала эпицентр стихии в Дагестане, а он сместился в Закавказье. Тогда не удалось раскачать колокол настолько, чтобы власти услышали и подготовились к беде. Но были и другие случаи, когда Эмме Ивановне удавалось спасти людей. Сколько тысяч душ обязаны ей своим продленным существованием на этом свете, никто не сосчитает: считать можно только мертвых. Но разве цифры важны?.. В январе 1984 года Эмма Ивановна сумела сообщить в штаб гражданской обороны узбекского города Газли: 19 марта ожидается сильнейшее землетрясение. Это был первый случай, когда к предупреждению отнеслись серьезно — наверное, потому что Газли уже не раз трясло. В назначенный день и час (Эмма Ивановна не угадала всего 10 минут) все восемь тысяч жителей города стояли на улице. Грянуло 9-балльное землетрясение, не оставившее целой ни одной постройки. Но зато ни один человек не погиб! А газеты сообщили, что людей предупредили кошки... Вторую бесспорную свою победу Несмянович праздновала в 1990 году. На апрельском семинаре по геодинамике, проходившем в Болгарии, она совместно с геологом Вадимом Аркадьевичем Куришко сделала доклад, в котором, в частности, на 30—31 мая предсказывалось обширное землетрясение с эпицентром в румынском городе Вранча, волны от которого захватят Молдавию и Украину. Любопытно, что делегация Института физики Земли Академии наук СССР, то есть сейсмологи-профессионалы, демонстративно покинула зал, в котором читался доклад. Солидные ученые не выносят графомании самоучек... А вот болгары, румыны, молдаване и украинцы — те, кого прогноз непосредственно касался, — из зала не ушли. Видно, потому, что имя Несмянович для них уже что-то значило. К ее прогнозу отнеслись со всей серьезностью. Землетрясение грянуло в тех местах и в тот час, что было предсказано. Меры предприняли. И снова никто не пострадал. Хотя разрушения были даже в Киеве (более пяти баллов) — на дальней от эпицентра дуге. С тех пор кое-что изменилось. Эмма Ивановна получила признание, хотя далеко не то, какого заслуживает: она академик Международной академии биоэнерготехнологий, руководитель отдела прогнозирования природных и социальных катастроф Международного института соционики. К сожалению, немалые деньги, которые были предоставлены на развитие ее работ лично президентом Кучмой, благополучно распределились по устойчивой бюрократической пирамиде. Но хотя бы авторитет накоплен. Достаточный уже для того, чтобы в самых тиражных газетах на Украине еженедельно появлялись сейсмопрогнозы Несмянович. Будучи в Киеве в конце сентября прошлого года, я с легкостью проверил их оправдываемость. В "Киевской правде" от 31 августа и "Фактах" от 2 сентября расписаны прогнозы на сентябрь. А в газетах, вышедших двумя-тремя неделями позднее, сообщалось о землетрясениях в Турции и на Тайване. Время и место совпали. По мнению Эммы Ивановны, сегодня ее работа гораздо актуальней, чем еще несколько лет назад. Покорение природы дорого обходится человечеству: из-за создания цепочки искусственных морей на Днепре, вырубки лесов, бесконтрольной добычи минералов, техногенных загрязнений такая в прошлом сейсмически спокойная территория, каковой была Украина, стала весьма сейсмоопасной. Лишь на 11 процентах территории республики изменений не произошло. Зато на 70 процентах обширного региона сейсмическая активность резко возросла. Киев и некоторые другие крупные города оказались в зоне возможных семибалльных толчков. А на западе и юге страны, включая Крым, не исключены и 8 баллов. Конечно, в предсказании катастроф важней всего результат, зависящий от своевременности и точности прогноза. Сама Эмма Ивановна оценивает ее как 99-процентную. Спасенным людям "кухня" не важна: гадай хоть на кофейной гуще, лишь бы ответ был правдив. 99 попаданий из ста — такой точности наука не только не знает, но и не приемлет. А уж сейсмология, считающая прогнозирование землетрясений нерешенной задачей, — тем более. И все-таки интересно: как?! Приведу лишь три тезиса Эммы Ивановны, не раскрывающих, на мой взгляд, загадку полностью. 1. Землетрясения тяготеют к определенным фазам цикла солнечной активности и контролируются конкретными конфигурациями планет. 2. Если произошло землетрясение на 30о восточной долготы, жди следующего со смещением на 90о к востоку, то есть на 120о той же восточной долготы. 3. Сильнейшему главному толчку обычно предшествуют несколько более слабых — их называют форшоками. Если эпицентры форшоков соединить линией, на карте прорисуется подобие эллипса. У этой фигуры, как известно, два фокуса. Так вот, в одном из фокусов может грянуть главный толчок. Вот такие три тезиса в виде объяснения своего метода предложила Эмма Ивановна. Мне показалось, здесь отнюдь не вся правда. И не потому, что собеседница скрывает ноу-хау. А потому, что все изложенное — из сферы умопостигаемой науки, и как профессиональный геофизик Несмянович сообщила то, что могла бы доложить в любом солидном институте. Но известно ведь, что она еще специалист по биоэнергоинформатике. То есть умеет получать информацию способами, не переводимыми на язык привычной логики. Догадываюсь, сколько шишек набила себе Эмма Ивановна, стучась в каменные лбы. Поэтому не стал допытываться и удовлетворился частью правды. А вот совсем другая правда. 8 мая 1986 года, через 12 дней после аварии на Чернобыльской АЭС, Несмянович с соавтором Оснач направила справку в Совет министров и Президиум АН УССР. В справке акцентировалось внимание на связи Чернобыльской аварии с "тихими землетрясениями" в месте расположения ЧАЭС. Анализ частот этих толчков показал, что они близки к частотам системы, ответственной за графитовые поглотители, которые не удалось спустить в реактор. Получается, взрыв на станции спровоцирован резонансом от "тихих землетрясений". Опубликован этот анализ лишь три года назад, а сделан был вскоре после трагедии. Но еще за два месяца до аварии, 25 февраля 1986 года, в малом зале Октябрьского дворца Несмянович сделала доклад, в котором предсказывался всплеск сейсмической активности 26—28 апреля в зоне Чернобыльско-Припятского разлома. Но ведь у нас привыкли верить только тем, чьи методы согласуются с параграфами учебника... Связь планет и светил с сейсмической активностью Земли, по мнению Эммы Ивановны, гораздо обширней, чем сегодня принято считать в астро- и геофизике. Напоследок Эмма Ивановна ошарашила меня совсем уж невероятной догадкой: взрыв в Печатниках не был диверсией. Взрыв, по ее мнению, произошел из-за скачкообразного усиления сейсмоактивности. Не случайно, полагает она, в тот же день произошло землетрясение в Греции, а в Киеве, на Пушкинской улице, обрушилась стена здания. Не берусь, разумеется, ни поддерживать эту точку зрения, ни открещиваться от нее. Да в другом беда. Если гремят взрывы — значит, это кому-нибудь нужно. Способна ли Эмма Ивановна отвести от нас эту беду?.. Киев — Москва.



Партнеры