ЖЕРТВА ХОЧЕТ В ТАМБОВ...

16 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 516

Несмотря на то что парламентские выборы уже состоялись, а итог президентских легко предсказуем, канал ОРТ продолжает "мочить" обитателей Тверской, 13. По городу вовсю гуляет мрачный анекдот: "Москва. Похороны Лужкова. Впереди идет Доренко с табличкой "По заказу ОРТ"..." Как и обещал телеведущий, не только Лужкова-убийцу, взяточника и казнокрада, выведут на чистую воду. Все его ближайшие соратники-сообщники тоже будут изобличены. Уже прозвучали фамилии Ресина, Краснянского и Шанцева. Без всяких доказательств, зато громко и на всю страну. В особо щекотливых ситуациях Доренко довольствуется намеками: мол, дело ясное, что дело темное, но все следы ведут к известному адресу. Недаром на Первом канале всплыла история Ольги Костиной, считающей себя жертвой "команды Лужкова". Причем жертвой — не только в переносном, но и в самом что ни на есть прямом смысле. Костину не просто незаслуженно уволили из мэрии, где она пыталась работать над имиджем столичного градоначальника, но и хотели убить. 28 ноября 1998 года под дверями квартиры на Ферганской улице сработало взрывное устройство. Костина уверена, что это неспроста. А ведущему ОРТ, как оказалось, известно даже имя заказчика — Сергей Цой, пресс-секретарь мэра Москвы Лужкова. Как говорится, каков хозяин — таков и слуга. Разумеется, взрывное устройство под дверь родителей Костиной положили неспроста. Если человека хотят убить, значит, это кому-нибудь нужно. Иначе не бывает. Другое дело, что в нашей стране исполнители, а тем более заказчики преступлений, как правило, остаются не пойманными и безнаказанными. Но тут дело Ольги Костиной стоит особняком. Следствие не просто располагает именами преступников. Все они задержаны. Им предъявлено обвинение по статье 30 часть 3 УК. Дело передано в суд, а его материалы прекрасно известны потерпевшим. Вот только сама Костина об этом говорить почему-то не хочет: перед камерой ОРТ специалист по паблик рилейшнз старательно изображает из себя невинную жертву чиновничьего произвола. На самом деле "заказное убийство" Костиной никак не связано с ее работой в мэрии Москвы. По словам Алексея Пешкуна, выступавшего в этом деле посредником между "заказчиком" и исполнителями, выходит, что Костина задолжала значительную сумму денег некоему лицу, связанному с одним известным коммерческим банком. Эти деньги нужно было вернуть любой ценой. "За выполнение данного "заказа" Пешкун А.В. пообещал заплатить 3 тысячи долларов". Исполнители были найдены в городе Тамбове. Ими стали: ранее судимый Игорь Коровников и совсем еще "зеленые" Владимир Кабанец (1977 г.р.), Павел Попов (1978 г.р.) и Денис Эрбес (1979 г.р.). Правда, с первого раза выполнить "заказ" не удалось. Только когда сумма премиальных была увеличена в четыре раза, преступники согласились вновь приехать в Москву и довершить начатое. "Обдумывая план действий, Коровников И.О. решил напугать Костину путем взрыва в доме по адресу проживания родителей последней. Для этой цели совместно с Кабанцом В.Н. было изготовлено самодельное взрывное устройство, которое представляло из себя два цилиндра, снаряженных порохом. ...Часовой замедлитель был поставлен на 15 минут. Примерно в 2 часа ночи 28.11.98 года произошел взрыв. Днем 28.11.98 года обвиняемые выехали в город Тамбов. Спустя некоторое время Коровников И.О. сказал сообщникам, что денег за работу им не заплатят, так как "заказ" выполнен неправильно (Пешкун требовал убить Костину. — Авт.). 27.04.99 года вышеуказанным лицам было предъявлено обвинение по ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "б", "е", "ж", "з", "и", а 17.12.99 года уголовное дело было направлено в суд". Подпись: И.о. начальника Управления внутренних дел Юго-Восточного административного округа Трутнев В.П.". Итак, скоро состоится суд. Следствие не сомневается, что вину Коровникова, Кабанца, Попова и Эрбеса удастся полностью доказать, и они будут наказаны, как того требует закон. Другой вопрос, удовлетворит ли это саму потерпевшую. Вряд ли Костина заинтересована в том, чтобы в ходе процесса были публично обнародованы факты о ее нешуточных долгах "некоему лицу из банка "М.". Тем более что это "лицо", судя по всему, не в ладах с законом. С другой стороны, обидно, что в деле ни разу не упоминается мэрия Москвы. Ведь Костина настойчиво старалась представить свою отставку как результат грязной подковерной борьбы в кабинетах на Тверской, 13. Пресс-секретарь мэра Сергей Цой не скрывает, что недолюбливал Костину. Он вообще с подозрением относится к людям, которые хотят работать над образом столичного градоначальника: "В 1996 году Лужков все делал сам и выиграл. Зачем ему имиджмейкеры, если у него уже есть свой, неповторимый имидж?" Цою, который работает с Лужковым уже больше 10 лет, кажется, что специалисты по паблик рилейшнз, которые стали появляться в мэрии после 1996 года, больше заботились о своей выгоде и славе, нежели "играли на команду". Та же Костина охотно раздавала интервью женским журналам и без стеснения рекламировала дорогие часы. "Это не наш стиль работы, — уверен Цой. — Никакой пользы мэру она своим поведением не принесла..."



Партнеры