ГЛУПОЕ ЗАЗЕРКАЛЬЕ,

18 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 183

Самым приятным событием прошедшей теленедели совершенно неожиданно оказалась премьера подростково-развлекательной телеигры "Седьмое чувство". И в связи с этим я, кажется, поняла, чего мне так остро не хватает на сегодняшнем ТВ: легкомысленности. Настоящей, веселой, с ударением на первую часть этого длинного слова. Впрочем, это не удивительно, ибо на ТВ доселе отсутствовали природные носители этих качеств — подростки. Собственно говоря, я уже не раз задавалась грустным вопросом: почему на телеэкране совершенно невозможно увидеть хоть одного живого, нормального подростка, в то время как в жизни таковые встречаются — хвала перестройке, демократии и Интернету! — все чаще. Они бегают в кино, катаются на великах в Крылатском и на Манежной, в конце концов, читают книги и вообще живут в свое удовольствие, не требуя от мира повышенного внимания к своим проблемам. Телевизор же угрюмо трансформирует этот во всех отношениях симпатичный образ то в нечто неестественно-пионерское (см. "Башня" и "До 16 и старше"), то в амбициозных закомплексованных особ (см. "Акуна Матата"). Впрочем, и на этот раз поначалу все предвещало самое худшее: название, слепленное под приторно-безалкогольного спонсора, Игорь Верник с глупой преамбулой — пахнуло "Любовью с первого взгляда", прости господи. Потом показали участниц. И в то, что нашли их совершенно случайно — авторы просто останавливали понравившихся на улицах и в кинотеатрах, — поверилось сразу и бесповоротно. Ошибки быть не могло: именно эти милые и естественные лица то и дело мелькают в городской толпе, радуя глаз прохожих. Для таких праздных прохожих, включивших телевизор, и сделано "Седьмое чувство" — передача совсем не изобретательная, отнюдь не умная, а просто приятная. Вроде ничего особенного, а смотришь и улыбаешься. Вы давно улыбались — заметьте, не ржали и не хихикали, а просто улыбались, — глядя в голубой экран? Создателям передачи удалось создать атмосферу полной легкомысленности и необязательности: никаких ценных призов, никакой дрожи в руках и алчного огонька в глазах — девчонки просто забавляются в свое удовольствие. И зритель с ними заодно. На этом фоне вдвойне дико смотрелись проколы, и прежде всего — нежданно-негаданно вылезшая на сцену группа "Блестящие". Есть ощущение, что на ТВ существует негласное предписание для развлекательных программ: "Группа попсовая, молью побитая — не менее 1 шт.". Иначе объяснить это явление я не могу. Еще хотелось бы узнать хоть чуть-чуть о самих девушках — хотя, впрочем, в такой программе это, наверное, и не нужно. Не дай им бог превратиться в героинь — пусть остаются лицами из толпы. Впрочем, легкомысленность — не всегда благо. В этом я убедилась, увидев другую ее ипостась в еще одной телепремьере; на этот раз презентовался авторский проект Юрия Грымова "Посмотри". Правда, вступление ни к какой легкомысленности не располагало — скорее наоборот: замогильный голос заявил, что "в кривом пространстве нашего мира" есть много дорог, некоторые из которых ведут в Зазеркалье; "обитатели Зазеркалья пользуются логикой, которая в реальном мире естественна, пожалуй, только для сумасшедших... Можно встретиться с собой или потерять себя, и тогда Зазеркальем окажется психбольница..." После такой мощной преамбулы можно было ожидать чего угодно, только не истории о русско-американской семье, где папа — пилот, мама — журналист, а дети борются за права беспозвоночных. Ключевой фигурой была, конечно, мама. Первое ее появление действительно навело на мысль о психбольнице, ибо взору предстала настоящая городская сумасшедшая: по Васильевскому спуску шествовала дама в белых мужских трусах, черной шляпе, фонариком в руке и халатом с золотыми звездами поверх пальто. Позже, правда, выяснилось, что халат — от губернатора Аяцкова, фонарик — от Гайдара, трусы — от Бурбулиса, далее по списку Госдумы. Дамочка просто коллекционирует российских политиков. Коллекционировать наших политиков — занятие не новое, им балуются многие журналисты преимущественно женского пола, и первая из них — небезызвестная канадка Хайди Холлинджер, за несколько лет обитания в России успевшая заснять в фривольных позах половину обитателей Госдумы и БД, сделавшая пару выставок и выпустившая книгу. Политики Хайди любят, дарят ей машины и приглашают на госдачи. Галина из грымовской передачи тоже на "ты" со всеми — от Зюганова до Гайдара, — а ее сыновья лепечут о том, как гуляли по Думе с дядей Чилингаровым и дядей Шохиным. За детей приятно, а вот к маме, а заодно и к Грымову, возведшему ее в ранг героини, возникают некоторые вопросы. Как объяснить некоторую Галинину неразборчивость в политических связях. Волнует он, кстати, и некоторых из самих политиков. "Шохин мне говорит: "Вчера ты с Анпиловым, сегодня с Чилингаровым, потом со мной — тебе нет доверия", — жалуется героиня. — Я очень обиделась". А на что тут обижаться? Вопрос серьезный, можно даже сказать — мировоззренческий. А мировоззрение у Галины сводится к одному-единственному жизнерадостному пункту: "В любом человеке, даже в самом отъявленном мерзавце, можно найти что-то классное". Точка. "Классные" — идеальный аргумент. Абсолютно бессмысленный, а значит — бесспорный. Правда, можно поинтересоваться, что же именно имеется в виду под этим эпитетом — ум? доброта? образованность? — и тогда стройная теория моментально даст сбой, ибо эти конкретные качества вряд ли можно найти "в самом отъявленном мерзавце". Но конкретизировать героиня не собирается: даром что глупо, зато весь мир предстает веселым и легкомысленным, и политики превращаются в безмозглых экспонатов некого зоопарка. "Меня всегда поражало, — продолжает Галина, — когда такие хорошие люди, как они, все время ссорятся. Я их спрашивала: почему вы не можете дружить? ведь это нужно для этой страны, стране было бы от этого лучше!" Если бы Егор Гайдар упал на грудь Геннадию Зюганову: это свидетельствовало бы о потере рассудка обоими, что вряд ли способствовало бы оздоровлению политического климата. Зато было бы классно — разве не так? "Я утром просыпаюсь и думаю: в 9 я увижу Явлинского, в 10 — Жириновского, а потом Анпилов придет. Как здорово!" — захлебывается героиня. Нельзя не восхититься этому искреннему восторгу от простого человеческого общения. Интересно, Галина испытывает те же эмоции от встречи с сантехником или продавщицей в магазине? Или люди становятся классными только после получения депутатского мандата? Если так, то подобная неодолимая тяга к политикам объясняется вполне приземленными причинами. И героиня, кажется, дает повод заподозрить, что это именно так. "Зависимость от них, — неожиданно серьезно вдруг говорит она, — превращает тебя во что-то ужасное, честное слово..." Нелегко сталкиваться с реальным миром человеку, меряющему все сущее одним словом "классно". Несовершеннолетние участницы "седьмого чувства", кстати, слово "классно" не употребили ни разу, хотя им-то как раз этого не возбранялось. Ибо и для легкомыслия есть своя территория. Если оно переходит ее границы, то превращается в нечто иное. Некоторые называют это глупостью; некоторые предпочитают употреблять красивое слово "Зазеркалье". Но волшебный мир Алисы, прошедшей сквозь зеркало, не заслуживает подобного сравнения.



Партнеры