“РОДСТВЕННИК” ТАРАСОВА

22 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 181

Без повесток и приказов пошли мальчишки военной поры на заводы и фабрики: производить оружие и боеприпасы, выполнять подсобную работу. И Лев Яшин, и Алексей Парамонов, не сговариваясь, называют цифру 36 — зачастую именно столько часов пацаны проводили без сна. Как-то, предаваясь воспоминаниям, Николай Петрович Старостин вдруг сказал: "Назову в "Спартаке" звезд и поярче Парамонова, но вот равных ему в надежности и умении сыграть на любой позиции — нет". Сразу вопрос: — Вы что, Николай Петрович, протягиваете ниточку от Алексея — мальчишки военных лет к классному профессионалу-универсалу? — Вот именно протягиваю, мальчишка научился трудиться. Это вошло в плоть и кровь. — Но футбол — игра? — Футбол — прежде всего вдохновенный, творческий труд... Старостин уперся взглядом в солнечные блики на стене: — Алексей играл на всех позициях в обороне (даже передним центральным защитником), в полузащите, на правом краю атаки и центральным нападающим. Подчеркну: всегда являя пример игровой дисциплины. — Скажите, а строгая дисциплина не обедняет игру мастера: ведь он должен действовать только по заданной схеме? — Ты прав лишь отчасти. В классной команде одаренный игрок раскрывается полностью. Нет сомнения, что "Спартак" 60-х годов — команда классная. Так вот, в зависимости от состава и соперника мы могли выбирать 5—6 вариантов игры... Или пример из области "персональное задание". Незабываемый матч с "Фиорентиной". У соперников прекрасно играл уругваец Монтуори. Персонально по нему поставили Алексея Парамонова: изящно действуя на скорости, на опережении — он вздохнуть не дал уругвайцу. ...Боровск — старинный русский город, на территории которого расположено двадцать церквей и храмов. Среди них известный во всей России Свято-Мефодиевский монастырь. В семье Парамоновых четверо детей — Михаил, Алексей, Анна и Вера. Родители занимаются кустарничеством и огородничеством. Отец, Александр Георгиевич, человек набожный, прислуживал в церкви. К увлечению Алексея футболом отец относился крайне отрицательно, считая, что главным в жизни юноши должны быть учеба и церковь. Мать же, наоборот: втайне от отца купила Алексею бесценный подарок — новенькие бутсы. А мяч дворовые мальчишки приобрели в складчину. Еще до войны способного юного футболиста своеобразно отметили в пионерском лагере. Отдохнув положенную смену, Алексей вернулся домой. Но за ним приехал физорг лагеря и предложил бесплатную путевку на следующий срок. Дело в том, что Парамонов был сильнейшим футболистом сборной лагеря и основным забивалой. Предстоял серьезный турнир по футболу... Перед самой войной должен был состояться его дебют в столичной команде "Старт", которая выступала в первенстве Москвы. Но праздник футбола совпал с днем начала Великой Отечественной — 22 июня 1941 года. Алексей пошел на завод деревообрабатывающих станков, который был срочно перепрофилирован на изготовление минометов. Сегодня на вопрос, почему после войны в нашем футболе появились десятки, если не сотни классных футболистов, почему наш футбол вступил в период великой народной любви и высочайшего мастерства команд, не рискуя ошибиться, можно ответить: "В футбол пришли люди, одержимые игрой и к тому же прошедшие тяжелейшие испытания". Среди таких был и Парамонов. ...Смотрины в команде "Строитель". — На каком месте играешь? — спросил тренер Виктор Сухарев. — Нападающим, — ответил Алексей. — Тогда вставай в ворота. Встал. Следующая игра с "Торпедо", но в состав Алексей не попадает. Конец футболу? Обида? Нет, любовь к футболу превыше! Предстоял матч с командой "Мясокомбинат", за которую играл Алексей Хомич. День выдался на редкость ненастным: дождь со снегом, пронизывающий холодный ветер. Может быть, кто-нибудь и не явится на игру? Так и случилось. Алексей выходит на левом краю. "Строитель" побеждает 3:0 — три мяча забивает Парамонов. В 1945-м Алексей поступил в Малаховский областной техникум физической культуры. Преподавателем спортивных игр там работала Галина Иосифовна Мазина — по матери сестра Нины Григорьевны Тарасовой, жены великого хоккейного тренера. В то время Анатолий Владимирович Тарасов подбирал состав в команду ВВС. Галина Иосифовна настоятельно советовала ему просмотреть Алексея и его друга Володю Кузнецова. Тарасов ни в какую: "Ну что ты понимаешь в футболе?" И все-таки Мазиной удалось добиться своего. Тренеру Парамонов глянулся: физическая подготовка, координированность, реакция, скорость... Но вскоре Тарасова, великого Тарасова... уволили. Дело в том, что футбольно-хоккейный генерал Василий Сталин не только давал зачастую дурацкие распоряжения, но и не терпел возражений. Тарасов же не раз вступал с ним в споры. В результате на его место был назначен Сергей Капелькин, человек-"слушаюсь". Началось массовое отчисление. По мастерству Парамонов проходил в основной состав. Но... кто-то из доброхотов доложил генералу: "Алексей — родственник Тарасова". Внешнее сходство "родственников" просматривалось невооруженным взглядом. А это уже криминал. Семейственность. Но все, что ни делается, к лучшему. Через несколько дней в квартире Парамонова раздался телефонный звонок, который сегодня получил бы эпитет "судьбоносный". Николай Николаевич Озеров пригласил Парамонова на беседу к председателю МГС "Спартак" Василию Анисимовичу Кузину... Именно в "Спартаке" футбольный мир узнал выдающегося игрока. В чемпионатах страны Парамонов провел 271 матч и забил 63 мяча. Для полузащитника и защитника — результат отменный. Кроме того, стал 4-кратным чемпионом СССР, победил на Олимпиаде 1956 года. ...Николай Петрович Старостин на полном серьезе утверждал, что в жилах его игроков течет особая по цвету и содержанию спартаковская кровь. Иначе — он не спартаковец. Чудачество? Нет, проверенная долгими десятилетиями истина. Вчера у спартаковцев был праздник. Алексею Парамонову — 75. Неужели 75? Ведь он все такой же — подтянутый, стройный, улыбчивый, корректный. Точно остановил время. С помощью футбола...



Партнеры