БОМБА В КРАСНОЙ УПАКОВКЕ

22 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 236

Говорят, что мартовские выборы у нас безальтернативные. Потому что, дескать, без Лужкова—Примакова их фактически свели к сценарию 1996 года: противостоянию с коммунистом, который заведомо проиграет. Но так ли невинна ситуация, какой она кажется на первый взгляд? Во-первых, на этих парламентских выборах КПРФ получила на 3% голосов больше, чем в 1995 году. Во-вторых, рейтинг Зюганова продолжает расти в связи с затяжкой чеченской кампании и снятием с дистанции Жириновского. (Если верить ВЦИОМу, то после падения до 8% в сентябре он снова поднялся до 18% к середине февраля, а по опросам АРПИ — до 23%.) Зюгановцы, похоже, наслаждаются успехом в полной мере. Они ведут себя столь нагло, как будто получили от и.о. какие-то гарантии на будущее. Сперва власть сосредоточилась на борьбе с ОВР, оставив коммунистов в покое. Казалось, что это лишь на время думской кампании. Однако и после декабрьских выборов Кремль открыто сделал ставку на фракцию компартии в Думе. Левые захватили ключевые думские посты с явной помощью пропутинского "Единства". И посмотрите, как в унисон и те и другие глумились над несогласными демократами, которые неожиданно оказались в меньшинстве: "Не вы ли говорили, что Дума теперь будет правая? Вот и получайте "правую". Хватит капризничать, берите что дают..." Намедни Геннадий Андреевич и вовсе открыто призвал к раскулачиванию: "Человек труда все равно вернет награбленное. Вопрос лишь в том, каким образом это произойдет: мирно и цивилизованно или в ходе ожесточенных социальных столкновений". "О нашей нацеленности на победу свидетельствует тот факт, что у нас есть популярная и научно выверенная программа, — продолжает атаковать кандидат от левой оппозиции. — Моя команда гораздо сильнее тех, кто управляет Россией из Кремля и Белого дома. Да и стартовые наши возможности сегодня — при всей многосложности политической и электоральной обстановки — прочнее, чем были в 1996 году, а динамика избирательских настроений — намного благоприятнее. Все это дает уверенность в несомненно трудной, но реальной победе". Конечно, маловероятно, что Путин со своим огромным рейтингом на самом деле представляется Зюганову более легким соперником, чем Ельцин в 96-м. Но может статься, что слово "победа" для генсека нынче имеет совсем другое значение, нежели четыре года назад. Путин, с его реверансами в сторону Андропова и прочими сжатиями "сильной руки", выглядит очень привлекательно и для коммунистического электората, и для многих членов КПРФ. Коммунисты считают, что его, выражаясь анпиловским языком, можно будет при случае "подрихтовать" в соответствующую сторону. Распространена точка зрения, что коммунистическая верхушка стала соглашательской, встроилась во власть. Но можно эту коллизию прочесть и наоборот: власть позволила коммунистам в себя "встроиться"... С другой стороны, при всех успехах на внешних фронтах КПРФ находится в состоянии внутреннего кризиса. Не случайно с 1996 года в партии сменилось три секретаря по идеологии. Поочередно этот пост занимали Александр Шабанов, Николай Биндюков и теперь — Александр Кравец. Но в данный момент, по сведениям "МК", и он тоже ожидает "перевода на другую работу". Партию рвут на части платформы, течения, склоки. Вспомнить хотя бы разделение на несколько "колонн" перед думскими выборами. Это разделение было бы невозможно, да и не нужно, если бы партийные массы полностью поддерживали линию, проводимую Зюгановым—Купцовым. В общем, налицо ситуация 1991года, когда партийные низы, понимая, что КПСС двигается не в том направлении, ничего не могли поделать. Их, рядовых коммунистов, в ЦК и президиуме не было, а вожди думали лишь о собственном благополучии... Но это-то и опасно. Радикальное крыло партии, лишенное думских благ и усердно искореняемое лидерами Зюгановым—Купцовым, в любой момент готово посягнуть на зюгановское кресло. И хотя пока еще вожди держат процесс под контролем — вспомните, как задвинули на "нижнюю полку" Макашова и Илюхина, — каждый правительственный или парламентский кризис приближает недовольных радикалов к заветному креслу. Поводом для смены генсека может стать традиционное поражение Геннадия Андреевича в битве за Кремль. В общем, благодушная оценка нынешних коммунистов — более чем ошибочна. КПРФ — это на самом деле бомба, которая в случае углубления социально-экономического кризиса, неудач Путина и Зюганова на постах президента и генсека еще может рвануть. И очень сильно...



Партнеры