ФАЛЬШИВЫЕ ВОЙНЫ

28 февраля 2000 в 00:00, просмотров: 2608

На войне как на войне — всякое бывает, в том числе и преступления, садизм, издевательства над пленными. В том, что российский солдат может заехать прикладом в лицо чеченцу, у которого на плече обнаружен синяк от автомата, не стоит сомневаться — еще как заедет! Боевик, отрезающий голову русскому мальчишке, тоже из разряда реальности. Война страшная штука. Другое дело, что на ней подобные факты обрастают ужасающими мифическими подробностями — воюющие стороны накручивают сами себя, чтобы быть злее к врагу. Не отстает и официальная пропаганда и агитация, приписывающая противнику нечеловеческие зверства. Сюжет немецкой телекомпании "N24" о захоронениях солдатами федеральных сил в Чечне "расстрелянных мирных жителей со следами пыток", который продемонстрировали по многим западным телеканалам и российскому НТВ, поднял две волны возмущения. У наших официальных представителей, естественно, с опровержением и протестом, на Западе — с очередными обвинениями русского солдата в зверствах. Вскоре выяснилось, что и снимал не немец, а корреспондент "Известий", и не мирные жители это были, а боевики, вывезенные с поля боя, и не хоронили их в могильнике, а лишь присыпали землей, в надежде обмена на свои трупы. Правда вроде как восторжествовала, сюжет оказался фальшивым. Однако кадр, где труп боевика тащит на веревке грузовик и его тело извивается на неровностях земли, свое дело сделал. Почтенному бюргеру в Германии теперь никакими доводами не докажешь, что было все не так. Ему ведь в уши не вольешь "ответ клеветникам" из уст Сергея Ястржембского и не покажешь сюжеты, доказывающие непричастность к расстрелам русских солдат. Наш народ к таким вещам привычнее: "Наверняка и расстреляли, раз уж такой шум-гам поднялся. Ну и что с того? А по земле тащили — так в руки брать трупик чеченский неприятно небось". В формировании "образа врага" сюжет телекомпании "N24" далеко не первый и скорее всего не последний — позиция Запада по отношению к событиям на российском Северном Кавказе определена совершенно четко. Впрочем, и мы во время войны в Югославии массово тиражировали картинки разрушенных ракетами и самолетами НАТО школ и больниц. Найти на войне грязь проще простого, при профессиональном пропагандистском мастерстве можно состряпать любые правдоподобные фальшивки. Чем в общем-то и занимаются обе противоборствующие стороны. Чеченцы, нужно признать, в этом "искусстве" оказались более подкованными и изощренными — их кровавые агитки не претендуют на изысканность и зачастую вызывают сомнения в достоверности, но берут массовостью и, самое главное, востребованностью Западом. Росинформцентр чаще вынужден вести оборонительные информбои и большей частью дает данные о потерях боевиков (если их суммировать, то все население Чечни от мала до велика полегло в результате контртеррористической операции). Чеченские идеологи действуют хитрее — через иностранных журналистов (на многие западные агентства работают журналисты-чеченцы). Например, бой 15 ноября прошлого года, когда в горах под Ведено погибло 12 десантников, был представлен как уничтожение целого батальона — на видеокассете в подтверждение были запечатлены тела 50 погибших (хотя в одну кучу были свалены тела и боевиков, и десантников), а пленный солдатик, еще не отошедший от ранения, произносит в камеру слова, что где-то за горой лежат трупы еще двухсот десантников. Наши военные оправдывались недели две, чтобы доказать, что это не соответствует действительности. Последний эпизод — гибель 33 военнослужащих под Шатоем. Чеченцы запустили через испанское агентство информацию, что артиллерия федеральных сил накрыла залпом свою же колонну. Генерал Геннадий Трошев был вынужден долго объяснять, что колонна была с боевиками, а спецназовцы попали в чеченскую засаду, что на войне случается. Тем не менее в той же Испании теперь уверены, что русские в Чечне бьют друг друга в массовом количестве. С технической точки зрения нынешнюю войну отличает факт перехода ее информационной части в виртуальную сферу. Благодаря Интернету чеченская сторона получила возможность вести прямую пропаганду. О многом можно узнать, например, на удуговском сайте "Кавказ-Центр". О бомбардировках чеченских сел, гибели тысяч мирных жителей, зверских расправах и издевательствах российских солдат над населением освобожденных территорий. Например: "В чеченской столице за последние четверо суток расстреляно 350 горожан. Из них около 270 женщины, дети и старики" (16.02.) О победах "моджахедов" (при минимальных потерях, конечно) над "скопищами русских террористов и уголовников". О концлагерях в Чернокозове и Моздоке: "По свидетельствам жертв русского концлагеря (Чернокозово), банда надзирателей, осуществляющих пытки над заключенными, открыто заявляет, что принадлежит движению поклонников дьявола и их задача физическое и моральное уничтожение мусульман" (16 февраля). В том же сообщении утверждается, "что опьяненные водкой и наркотиками надзиратели на глазах у заложников отрезают часть тела с еще живого заключенного, варят человеческое мясо и едят его". 17 февраля "Кавказ-Центр" поведал миру о том, как "потерявшая человеческий облик банда надзирателей совершает ритуальные сатанинские убийства заложников. Очередной свидетель зверских преступлений кремлевского режима Вахаев Ибрагим, житель Урус-Мартана, рассказывает о том, что насилие над замученными до смерти узниками концлагеря совершается в массовом порядке и регулярно. Изнасилование трупа происходит обычно на глазах у группы заложников. Насильники одеты в черные маски. После очередной подобной публичной акции некрофилии надзиратели-садисты объявляют заложникам, кто станет следующей жертвой". В Моздоке же, если верить "Кавказ-Центру", существует некий "секретный концлагерь для чеченцев. Здесь людей убивают в результате биологических и химических опытов. В Моздокском концлагере работает сверхсекретная группа русских ученных — садистов из Москвы, которые разрабатывают специальную программу по разработке бактериологического, биологического и химического оружия. Ни один из узников Моздокского концлагеря живым оттуда не вышел". О том, что это полный бред, наверно, даже и говорить не стоит, даже если учесть, что российские военные и в самом деле не особо церемонятся с пленными боевиками. Интернетовская страшилка, рассчитанная на воспаленное воображение уже готового к зверствам с российской стороны западного обывателя, бьет своим откровенным цинизмом. Видимо, до чьих-то умов и сердец это все-таки доходит и действует в противовес, например, кадрам с отстрелом боевиками пальца у заложника или отрезанием голов у англичан. И то, и другое — наглядные примеры информационной войны, когда на крупицу правды нагружается многотонная смысловая нагрузка вымысла. Это главное правило генерирования и распространения дезы, основного оружия информационной войны. Отправной факт берется не с потолка, а из реальной жизни, и уж потом к нему приделываются фальшивые "ноги". Один маленький "кадр", который на самом деле когда-то и где-то имел место, раскручивается до целого "фильма", в котором уже и следа не останется от реалий, сопутствовавших в действительности этому "кадру". В "фильме" у него уже и место будет другое, и время другое, и причины другие, и их трактовка, и последствия. И опровергнуть все это врагу будет очень трудно. Удуговская пропаганда поняла это правило раньше, чем российская, — потому и выигрывала у нас в прошлую войну. Но теперь и наши военные, нужно отдать им должное, научились строить античеченские агитки на элементах правды. Так что силы сравнялись — сейчас Манилов с Удуговым идут, можно сказать, нога в ногу. В фальшивых войнах есть только один проигравший — читатель или зритель, которому вовек не отделить зерна истины от плевел домысла. На то и расчет.




Партнеры