МИХАИЛ ЕФРЕМОВ: “Я БЫ СТАЛ РЕЖИССЕРОМ ОТЦА!”

3 марта 2000 в 00:00, просмотров: 192

Пора перестать говорить о Михаиле Ефремове только как о сыне Олега Николаевича Ефремова. Он уже был Дубровским в кино, Чацким в театре, ставил спектакли, побывал даже оперным режиссером. Словом, сделано немало. К тому же Миша — яркое явление в своем поколении. Вот уж точно — ни на кого не похож. — Миша, как дела? На работе, в личной жизни? Со здоровьем? — На то жизнь личная, чтобы о ней не говорить, но все хорошо. Краткосрочные работы периодически происходят. Со здоровьем все нормально. Я не спортсмен, у меня не очень хорошая дыхалка. У меня астматический бронхит. Аллергия на кошек и собак. А в остальном потихонечку, полегонечку. — Курить-то можно? — А я, кстати, много не курю. Сигарет десять в день. — Играешь, снимаешься, ставишь? — Даже озвучиваю. У Жени Митрофанова я озвучивал главного героя. Серьезная театральная работа, которая меня всегда интересовала, тоже есть. Последнее, чем я занимался как режиссер, — это Лермонтов, "Демон", опера, я первый раз оперный режиссер. Но после того как я поставил "Демона", в моей жизни стали происходить многие неприятные вещи. Дело в том, что мне не очень нравится мое взросление. Считается, что с возрастом что-то открываешь, а у меня начинают уходить люди. Ненавижу это слово, но его надо употребить — мое поколение. Лучшие люди — Дворжецкий, Майорова, Шкаликов, Крупнов, Метлицкая, Армен Петросян, Марина Левтова. Уходят близкие по духу. С кем-то я не очень даже виделся, но какая-то незримая нить существовала. И взрослеть вот так — это не очень приятно. Слава Богу, появилась серьезная работа. — Что ты сейчас делаешь? — Надо сказать огромное спасибо Сергею Каюмовичу Шакурову. Он меня навел на идею поставить "Маскарад" Лермонтова. Он это будет играть в Театре Станиславского, а я прочел пьесу два раза, и меня она настолько цапанула, что я кручу ее последний месяц в голове, встречаюсь со своим художником Женей Миттой, режиссером по актерам Никитой Высоцким, с музыкантом Сергеем Вороновым. — Ты будешь Арбениным? — Нет, Арбениным, я надеюсь, будет Виктор Проскурин. Нину будет играть Ксения Михайловна Качалина, а баронессу Штраль — Ирина Апексимова. Дело в том, что Ира уже два раза играла баронессу Штраль — в спектакле у Ромы Козака и в спектакле у Шейко, который сейчас идет во МХАТе. Поскольку Бог троицу любит, и текст она знает наизусть, и вообще она популярная актриса и красивая женщина, я решил пригласить ее в эту работу. — Какой у тебя этап в работе над "Маскарадом"? — В процессе разговоров и погружения в материал. Потому что не погрузишься в материал — тяп-ляп получится или мультфильм. — Ты стал серьезным, угомонился? — Не знаю, угомонился ли. Просто последние года три-четыре у меня очень невеселая жизнь. — Ты почувствовал ценность времени? Сколько тебе сейчас? — 36. Времени я не замечаю, поскольку я верующий человек, — все равно будем жить вечно, но, увы, во многих еще много непослушания. — Вот передо мной сидит такой пример. — Множество вещей, которые мне приписывают, это неправда. У меня была только одна ошибка в жизни — я пошел работать в Художественный театр. И выяснилось, что до хрена людей на этом свете хотят сделать из меня другое — что-то отрицательное. — Но это, наверное, потому, что ты давал шороху? — Ну какого шороху! Выпивал? А кто не выпивал? — Ты, Миш, особенно выпивал. — Как я выпивал особенно? — От всей души! — А русский человек только от всей души выпивает! Сейчас я вообще не пью. Потому что либо пей, либо не пей. Сейчас у меня период "не пей". Сильно пить я стал в советской армии. Последние полгода службы мы пили ежедневно. Бутылочка водочки в меня входила легко. А сейчас я вообще не пью. Открываю новую страницу в своей репутации... Р.S. Подробное интервью с Михаилом Ефремовым вы сможете прочитать в цветном воскресном выпуске "МК".



Партнеры