13-й ВОИН

7 марта 2000 в 00:00, просмотров: 252

Помнится, в "Бриллиантовой руке" товарищ с Колымы так и не получил ответа на вопрос: "Зачем Володька сбрил усы?" Мне (а значит — и читателям "МК") повезло больше. Олимпийский чемпион Сеула-88, вице-чемпион Барселоны-92, первый советский человек в НБА Шарунас Марчюленис честно признался нам, почему теперь не носит усы, с которыми запомнился баскетбольным болельщикам конца 80-х — начала 90-х. "Когда становишься старше, делаешь все, чтобы выглядеть моложе", — объяснил Шарунас. Поговорить с Марчюленисом в Москве, когда он в конце января привез свой проект — Северную баскетбольную лигу (НЕБЛ), было крайне трудно. Комиссар лиги был нарасхват: коллеги-журналисты допытывались у него, что же это за штуковина (мне, например, для детального ознакомления с ней Шарунас порекомендовал официальный сайт в Интернете), с руководством ЦСКА решались мелкие оргпроблемы, да еще постоянно дергал за рукав шикарного пиджака кто-нибудь из многочисленных друзей. Замечу, что репортерская работа для баскетболиста — не тайна за семью печатями: среди его трофеев есть и диплом о высшем журналистском образовании, полученный в Вильнюсском университете. — Жаль, много интересного из-за постоянных тренировок и сборов пропустил. Вильнюсский университет — один из старейших в Европе, с очень крепкими традициями. Например, старшекурсники устраивали "прописку" первогодкам: могли в бассейн окунуть или же заставить на площади перед зданием университета читать стихи... Кстати, не все знают, что Марчюленис родился, вырос и начал играть в баскетбол не в столице Литвы, а в Каунасе. В секцию его привела мама — учитель географии. Любопытно, что в группе он долго был самым маленьким. Но вскоре, правда, догнал сверстников. Баскетболом детские и отроческие увлечения Шарунаса не исчерпывались: пару лет он учился играть на аккордеоне. И, положим, "Карнавал в Венеции" может и сейчас при случае исполнить... Жили не шибко богато. Папа и мама Шарунаса не могли, скажем, на Рождество (которое при советской-то власти праздновали с закрытыми шторами) подарить сыну настоящий баскетбольный мяч. Денег хватало лишь на простецкий резиновый. Да и желто-синие носки, которые Марчюленис надевал на тренировки, связала бабушка. — Но я не говорю, что все в то время было плохо. Вот, помню, мальчишками приехали мы на соревнования в Тбилиси. Получилось так, что нам не удалось разместиться. И мы начали стучаться в дома, проситься на ночлег. В итоге нас пустили, накормили... В конце 80-х в Прибалтике усиливаются антицентристские настроения. Естественно, партийному руководству все это — не по душе. Кто лучше всего подходит на роль агитатора за советскую власть? Известная личность! — И меня пытались так использовать. Помню, однажды, в феврале 87-го, пригласили выступить на митинге. Я должен был выступить с речью о том, что Литва всем обязана советскому строю. Когда же я начал отказываться, сразу посыпались угрозы: будут проблемы c семьей, со сдачей государственных экзаменов, сделают невыездным... Впрочем, "невыездным" Марчюленис себя сделать мог собственными руками. В какой-то момент он вообще хотел завязать с баскетболом. Никак не удавалось стать полноценным игроком сборной. Ведь на любой чемпионат, будь то "мир" или "Европа", отправлялась только дюжина игроков. А он, словно преследуемый злым роком, долгое время оставался лишним — тринадцатым, отцепляемым в последний момент. Так продолжалось, пока сборную Советского Союза в 87-м не возглавил легендарный "Папа" — Александр Яковлевич Гомельский. — "Папа" сказал мне тогда, что я не "безнадежен". Стал с меня требовать больше, чем все предыдущие тренеры... А если он требовал, это означало — себя ты еще не израсходовал. Гомельскому, можно наверное сказать, я обязан всем. Конец восьмидесятых с рухнувшим стальным занавесом открыл спортсменам дорогу на Запад. А какими скандалами зачастую эта миграция сопровождалась! Что интересно, отъезд двух лидеров баскетбольной сборной Союза — Шарунаса Марчюлениса и Александра Волкова — в НБА прошел спокойно. Более того, пара олимпийских чемпионов уезжала в Штаты с благословения Гомельского. — После матчей против "Атланты Хоукс" американцы пригласили меня и "Волчка" (Александра Волкова. — П.С.) в Национальную баскетбольную ассоциацию. А после Олимпиады в Сеуле Александр Яковлевич обивал пороги в Спорткомитете: уговаривал начальников, чтобы нас отпустили. Он понимал, что в любительском спорте мы достигли вершины и нам просто необходимо попробовать себя в другом качестве. Опять-таки — денег заработать. Я написал заявление об уходе из сборной и из "Статибы" и начал готовиться к отъезду... Уехал он в "Голден Стэйт Уорриорз". Я почему-то все время думал, что названием ("Воины золотого штата") эта команда обязана тому, что в Калифорнии в прошлом веке армии старателей мыли золотишко. Однако Марчюленис рассказал мне, что солнечную Калифорнию так именуют совсем по другой причине. Осенью на многочисленных холмах выгорает трава — ее цвет становится золотым. Освоившись в "Голден Стэйт", через пару сезонов Шарунас снискал лавры лучшего в лиге "шестого". То есть игрока, который первым из запасных выходит на площадку. Его задача — резко оживить игру. Это безусловно получалось. Более того, Марчюленису казалось, что вот-вот пробьет его звездный час в НБА. Но вместо желанного триумфа пришлось полтора года провести без баскетбола. Злосчастную травму ноги он получил летом 1993 года, во время тренировочной игры... В следующий раз на паркет Марчюленис вышел уже в форме "Сиэтл Суперсоникс". Но воспоминания о "сверхзвуковых" остались не лучшие. — Наш тренер Джордж Карл, видимо, очень хотел достичь успеха побыстрее. По его мнению, для этого надо было усилить конкуренцию за место в основном составе. И вот как он это делал. В начале сезона Карл каждому "заднему" игроку (а их в команде было шесть человек) сказал: "Будешь проводить на площадке по тридцать пять минут". Команду стали разъедать интриги. И после заключительной игры сезона я зашел к нему в тренерскую и в сердцах бросил: "Вы — вор! Вы украли у меня надежду!.." Зато знаешь, с каким желанием я потом играл на чемпионате Европы в 95-м? Получил титул MVP — лучшего игрока... "Все что ни делается — к лучшему". С этим Марчюленис согласен. Не будь травмы, разве появилась бы у него уйма времени для досконального изучения структуры энбэашных клубов, самой лиги? Полученный опыт пошел на пользу. Кого надо благодарить за то, что было реанимировано клубное первенство в Литве? А детская баскетбольная школа в Вильнюсе? А теперь вот еще Северная лига? Но вернемся к карьере Марчюлениса в НБА. Последним его клубом стал записной аутсайдер "Денвер Наггетс". А перед тем Шарунас выступал за "Сакраменто Кингс". И вот ведь как бывает: дает тебе человек, можно сказать, путевку в жизнь, а ты потом его... — Когда я играл за "Сакраменто", произошла история из серии — нарочно не придумаешь. Играли с "Нью-Йорк Никс". А возглавлял их Дон Нельсон, который и пригласил меня в НБА, в "Голден Стэйт". Положение у него — хуже некуда: еще одно поражение — и увольняют. Так получилось, что за "Кингс" я провел тогда свой лучший матч, забросив в конце встречи три трехочковых мяча. Благодаря им наша команда выиграла. А Нельсона именно после этой игры уволили... ...А еще Шарунас никогда не играет в лотереи. Один американский друг спросил у него — почему. И услышал в ответ: "Я уже вытянул единственный счастливый билет из 260 миллионов!"



    Партнеры