ФИЛОСОФИЯ СВОБОДНОГО ВЫБОРА

7 марта 2000 в 00:00, просмотров: 453

-Юрий Михайлович, после бурной политической жизни в период парламентских выборов вы ушли со сцены: перестали делать громкие заявления, выступать в прессе и как будто сознательно "закрылись" на уровне города. И ваши оппоненты заговорили, что Лужков, дескать, выбит из игры, полностью деморализован... — (Вскидывая брови и расплываясь в своей фирменной улыбке.) А я что, по-вашему, выгляжу проигравшим, убитым или опущенным? Во-первых, я не считаю выборы проигранными. Вот в вашей же газете я прочитал интервью Олега Попцова, который считает итоги выборов потрясающими для ОВР: дескать, в условиях той травли проценты блока — это и есть победа. Я не склонен к таким гиперболам, но и драматизировать, называя это поражением, тоже не хочу. Отдельные члены нашего избирательного штата — наверное, в пылу юношеского задора — говорили о 30% для ОВР. Когда спрашивали меня, я отвечал: для организации, которой в день выборов исполнился год, преодоление 5-процентного барьера — уже результат. Мы получили почти 14% и стали третьей по численности силой в Государственной Думе. Это что, поражение? А если бы все было по-честному, мы могли бы оказаться на еще более высоких позициях... — И все же вы ушли из политики? — Политически серьезный, острый период кампании прошел. И чем, по-вашему, должен заниматься мэр, если не хозяйством, не городом?.. Но, между прочим, я и по сей день являюсь лидером политической организации "Отечество". Смотрите, сейчас мы создали фракцию "Отечество — Вся Россия" в Думе. С группой "Регионы России" это — консолидированная сила. И, как это ни покажется странным, фракция пополняется новыми членами — она завоевала авторитет. Даже после совершенно вульгарной процедуры дележки думских портфелей и совершенно безальтернативных открытых выборов спикера, что является грубейшим нарушением регламента работы Думы, несколько представителей ОВР занимают посты в руководстве и комитетах нижней палаты парламента. А еще недавно мы с интересом прочитали выступление Владимира Владимировича Путина на съезде "Единства". Там практически без купюр приводятся цитаты из наших программных документов. Это интересно. Конечно же, такое уважительное использование наших политических документов мы не оставим без внимания. — "Отечество" решило не выдвигать своего кандидата на президентский пост. Но кого-то вы все равно будете поддерживать на выборах? — Безусловно, у нас есть свои симпатии. Это Станислав Говорухин. Однако мы прекрасно понимаем, что основных претендентов на Кремль на сегодняшний день три. Больше всего шансов у Путина. Следующие — Зюганов и Явлинский. — И от чего будет зависеть ваш выбор? — От принципиальных заявлений и гарантий со стороны кандидатов. Прежде всего — от Путина. Нам кажется очень важным услышать, как он относится к основным демократическим ценностям. Какие гарантии может дать. — А могут ли события в Чечне каким-то образом повлиять на ваши предпочтения? — После серии террористических акций в Москве и России было несколько точек зрения на решение чеченской проблемы. "Отечество" предложило свой вариант, более длительный и менее болезненный, который я внес на заседании Госдумы. Но глава государства и председатель правительства решили по-другому (я уверен, что для премьера это было очень трудным выбором): уничтожить террористов на территории Чечни военными действиями. И теперь как прагматик я считаю, что раз уж военная кампания началась, необходимо ее закончить. Те противоречивые указания войскам, которые давались в 1994—96-м году: то вперед, то назад, то наступай, то отходи — были просто абсурдными. Позиция Путина, который четко и последовательно держался своей линии, вызывает лично у меня уважение: в целом операция по борьбе с терроризмом была правильной, хотя население здорово пострадало. И сегодня только сумасшедший может говорить о каких-то переговорах и "мирном урегулировании" конфликта. Или полная капитуляция, или полное уничтожение бандформирований. Другого уже не дано. И потом следующий этап — восстановление Чечни как составной части России, через установление лояльной государству власти, которая должна исключать партизанщину и попытки выйти из состава России. Очень важно на этом этапе избежать ожесточения как со стороны России, так и со стороны чеченского народа. — Так какие гарантии и свободы должен обеспечить кандидат в президенты? И как он вообще может это сделать? — Гарантии даются словом человека, который претендует на пост президента. А также — реальными делами. Например, те действия, которые организовывал по отношении к журналисту "МК" Хинштейну министр внутренних дел Рушайло, недопустимы в государстве, которое называет себя демократическим. Конечно, Хинштейн далеко не сахар... для МВД. Но ведь его преследуют не за то, что он пишет неправду, а за то, что он пишет!.. Если министерство считает опубликованные в газете материалы клеветой, пусть оно обращается в суд. И я убежден, что в отличие от г-на Доренко, который официально судом признан лжецом, а при этом продолжает клеветать с телеэкрана, Павел Гусев разобрался бы с перспективами работы подобного журналиста. Еще один пример "взаимодействия" власти с журналистом — случай с корреспондентом "Свободы" Бабицким... — Юрий Михайлович, а лично ваше отношение к свободе слова не изменилось — после того потока грязи, который был вылит на вас во время парламентской кампании? — Когда все каналы работают в унисон, значит, они работают по команде. Значит, какая-то неудобная информация до общества доводиться не будет. Это уже было, и мы от этого отказались. Но свобода слова — это не вседозволенность для решения политических задач отдельных господ, которые питают ко мне особую "любовь". Не секрет, что передачи Доренко по ОРТ — самому мощному по охвату российской аудитории каналу — повлияли на баланс политических сил в Госдуме. И сегодня Дума не является представительной, то есть реально отражающей расклад политических сил в стране. — Однако травля продолжается до сих пор. И это уже травля мэра Москвы Лужкова, за которого проголосовало более 70% жителей столицы, а не какого-то партийного движения... — Меня пытались сломить еще на выборах мэра Москвы. Знаете, как хотелось отдельным деятелям довести голосование в столице до второго тура, а там "свалить" Лужкова!.. Но москвичи — спасибо им! — проявили самостоятельность. Доказали, что умеют отличать правду от лжи, а дела — от слов. Теперь эти господа, которые проиграли в Москве, не могут мне этого простить. Среди них — руководитель президентской администрации Александр Волошин, тот же глава МВД Владимир Рушайло. Уверен, что с особой "нежностью" ко мне относится Борис Абрамович Березовский, который командует своим Доренкой. Правда, тот и сам это делает с большим удовольствием... Недавно вот министр печати г-н Лесин решил проявить "объективность" — и объявил, что ТВЦ вместе с ОРТ будет выставлен на конкурс. Это блестящий ход. Вы верите, что "первую кнопку" передадут в другие руки? Я — тоже не верю. Зато с ТВЦ под эту сказку могут попытаться расправиться. Но заставить замолчать ТВЦ у них не получится. Одно дело играть против мэра, а другое — против всех москвичей. Против их законного права иметь свой независимый канал. Который, между прочим, рассказывает о жизни города и критически высказывается о московской власти. Но так и должно быть. Критика — это вообще тот эликсир, который позволяет самоочищаться любой системе... — Юрий Михайлович, а можно ли назвать неким самоочищением серьезные изменения в вашей команде? Когда после выборов вы весьма неожиданно поменяли в Москве практически всех префектов? — Я бы назвал по-другому — активизацией работы всех звеньев аппарата мэрии. Сейчас мы сделали это на уровне префектур, в руководство которых пришли молодые люди из первых замов. Процесс замены состава коснется также и высшего звена. Чтобы не было у людей процесса привыкания: когда остается только профессионализм, а инициатива уходит... — Знаете, недавно в прессе появилась информация, что на последней встречи и.о. президента Владимир Путин предложил вам сделку: вы сдаете несколько ключевых членов своей команды, а он вас не трогает? — Прежде всего это было бы оскорбительным для самого и.о. президента. Предлагать какие-то сделки, торговаться... Газеты многое пишут, но вот это — чистейшая ложь. — Тогда о чем шла речь на вашей встрече? — Два с половиной часа разговора — это гораздо больше, чем мы говорим с вами. Если коротко — разговаривали, в частности, о взаимодействии федерального и московского правительства. Решили, что будем работать тесно, рука об руку, — а по-другому нельзя. Хотя были периоды, когда мы с Гавриилом Поповым конфликтовали с федеральной властью. В 1991-м, например. Тогда конфронтация была очень острой, и она резко осложняла жизнь Михаилу Сергеевичу Горбачеву. Возможно, одной из главных целей ГКЧП была как раз смена власти в Москве. Но вы помните, чем закончился август 1991 года?.. — Юрий Михайлович, как вы относитесь к недавно появившейся инициативе назначения, а не избрания глав регионов? — Абсолютно отрицательно. Не знаю, как считают люди в Новгородской, Белгородской или Курганской областях (именно там главы областей выступили с инициативой назначать губернаторов "сверху". — "МК"). Быть назначенным руководителем, с одной стороны, легче: он кому-то понравился, где-то удачно выступил или лизнул — и вот уже губернатор... Назначение "сверху" — это вообще возвращение России назад. Секретарей обкомов, председателей облисполкомов назначали, оценивая их по характеристикам и лояльности начальству. И часто ошибались: лизоблюдство еще не означает способность решать вопросы в своем регионе. Кстати, давайте зададим себе вопрос: если б глав регионов назначили, кто бы 19 декабря стал мэром Москвы? — Конечно, Пал Палыч Бородин, который обещал раздать всем очередникам жилье... — И видимо, ему не очень-то поверили: Бородина на выборах в столице поддержали 5—6%. — А, по-вашему, Валентина Матвиенко, которую вы собираетесь поддержать на губернаторских выборах в Санкт-Петербурге, обладает нужными качествами? — Безусловно, избиратели самостоятельны в своем выборе. Но если бы меня спросили, за кого голосовать в Питере, я предпочтение отдал бы ей. Деловая, активная, целеустремленная женщина. Посмотрите, из какой пропасти она вытащила социальную сферу, решила вопрос о подчиненности Пенсионного фонда! Кстати, она хорошо знает и городское хозяйство: раньше была зампредом Ленинградского исполкома. По порядочности, опытности, инициативе это безусловно сильная фигура. — А как же ваш недавний партнер по блоку ОВР Владимир Яковлев? — Этот партнер был для нас самым проблемным в тройке лидеров (Примаков, Лужков и Яковлев. — "МК"). И вы это знаете. Еще до парламентских выборов он совершенно неожиданно для всех нас заявил о том, что сразу после выборов "Вся Россия" выйдет из блока... — И тем самым подкинул новый сюжет Доренко: "Отечество" минус "Вся Россия"... — Для нас эта игра могла закончиться очень печально. По Закону "О выборах", если хотя бы один из тройки лидеров блока выходит из состава, к выборам не допускают весь блок. Риск был большой... n n n — Давно ходят слухи о том, что Москве грозит дефолт. Дескать, когда еще была мода на кредиты, столица навыпускала свои евробонды и подсела на иглу заимствований... — А давайте вспомним: когда мы первые услышали это? Отвечаю: в конце 1998 года — от г-на Жириновского, который всегда голосом... редкой птицы выкрикивает то, что хотели бы видеть наши недоброжелатели. Не недоброжелатели мэра Лужкова, а недоброжелатели и завистники Москвы. Тогда создавалось "Отечество", и Жириновский кричал: Лужков уйдет, останется коммунист Шанцев, который все провалит, а Лужкову нужно уйти быстрее, уйти до этого провала! Но попугаи не всегда правы. Мы исправно выполняем все свои обязательства по обслуживанию долга. В конце 1999 года даже досрочно погасили порядка 290 миллионов долларов облигационных займов. Хотя, честно, не могу сказать, что ситуация у нас безоблачная. Все было бы хорошо, если бы не кризис 17 августа. Для того чтобы заплатить один доллар долга, который мы брали до 17 августа, нужно было собрать 6 рублей. Теперь — уже 30. И тем не менее, несмотря на то, что г-н Кириенко подложил нам такую крупную... проблему, мы действительно выполняем свои обязательства. Так что на этот вопрос я всегда отвечаю: не дождетесь! В финансовом мире действуют очень жесткие, очень последовательные законы и порядки. Потерять честь и достоинство можно очень быстро. Чтобы восстановить репутацию, требуются десятки лет. — Россия давно не пользуется авторитетом в мировом сообществе... — Скандал с "Бэнк оф Нью-Йорк", поведение наших олигархов и ряда банков, отсутствие гарантий для западных инвесторов — ну и кто после этого будет вкладывать деньги в такую экономику?.. — А вам не кажется, что деньги дают прежде всего "под личность"? Почему-то ведь в Москве открыты сотни представительств иностранных компаний, а в Санкт-Петербурге, где тоже весьма благоприятный инвестиционный климат, их практически нет... — Несомненно, личный фактор играет огромную роль. В финансовом мире есть свои авторитеты, и многомиллионные сделки иногда совершаются на честном слове: бывает, что гарантии человека надежнее сотни документов. Доброе имя дорого стоит. Расскажу об одном случае. Одна наша фирма попросила турецкую компанию построить магазин, а деньги выплачивать отказалась. Сумма "зависла" приличная, порядка 20 миллионов долларов. И тогда турецкая фирма пообещала оповестить весь мир о том, как ее "кинули" в Москве. Мы решили эту ситуацию, не залезая в городской бюджет. Нашли компанию, которая согласилась выплатить долг туркам, получая в качестве компенсации часть прибыли от длительной аренды этого здания. Через пять лет этот магазин перешел городу. Фирма, обманувшая партнера, лишилась лицензии... — Вы говорили о том, что Москва дорожит своей деловой репутацией. Не "съедят" ли платежи по иностранным долгам отпущенные для города средства (вспомните тот же 1996 год: Россия исправно платила Западу, а бюджетники месяцами сидели без зарплаты)? К примеру, многие опасаются: не будет ли заморожено строительство новых станций метро? — После того как федеральные власти перестали оплачивать строительство городского метро, они пошли нам навстречу и согласились финансировать его за счет дорожного фонда. Метро — это ведь те же дороги, только подземные. Так вот: дорожный фонд можно расходовать только на строительство магистральных дорог и метрополитена, но никак не на оплату долгов. Эти средства расписаны в городском бюджете. В том же бюджете 40% расходов предполагается потратить в 2000 году на социальные нужды: бесплатный проезд для льготников, поддержка малооплачиваемых пенсионеров и студентов, питание для школьников, доплата к зарплатам по тарифным ставкам учителям и врачам, субсидии милиции... Мы — народ дисциплинированный. И свой бюджет обязаны исполнять — в отличие от того, что делалось с российским бюджетом и расходами на Управление делами Президента. Говоря проще, мы не имеем права перебрасывать деньги с одной статьи в другую, при этом любое изменение в бюджете обязаны согласовать с Мосгордумой. В прошлом году Москва получила дополнительные доходы, и дважды Мосгордума принимала решение, куда именно их направить. А мы — правительство города — выполняли... — Юрий Михайлович, не секрет, что после увольнения начальника ГУВД Москвы Куликова в городе уже три месяца нет полноценного милицейского руководства. Есть и.о. начальника Виктор Швидкин, который ведет с вами полемику через СМИ. Расскажите: что вообще происходит сейчас с нашей милицией? — В конце прошлого года г-н Рушайло буквально разгромил руководящий состав московской милиции: были уволены или ушли сами Куликов, Рожков, Балагура, Архипкин, Харченко, Голованов... Понятно, что Рушайло преследовал свои политические цели, но при чем здесь тот же Куликов, который никогда и нигде не лез в политику? Куликов — мент, настоящий профи, которого уважал весь состав московской милиции, — а это сто тысяч человек! А чем МВД не понравился начальник МУРа Голованов — трудяга, который дневал и ночевал на работе, сыщик высшей квалификации? Всех разогнали... Результат — налицо. Резко, буквально за один месяц, в Москве увеличилось количество преступлений — на 16%! При этом тяжелые преступления выросли аж на 38%! В полтора раза увеличилось количество квартирных краж, угонов машин. Сегодня это наша боль: мы гордились, что за несколько лет — с огромным трудом — нам удалось снизить уровень преступности на 20%. И все — коту под хвост?! Я обратился к Путину с информацией о том, что подобные вещи делать недопустимо. Это Москва, столица. Это девять вокзалов, три миллиона отъезжающих и приезжающих каждый день... Ответа до сих пор нет. Возможно, это элемент политического воздействия на мэра? К сожалению, получается, что на всех москвичей... — Но тот же Швидкин утверждает, что преступность выросла только потому, что раньше многие преступления в городе просто не фиксировались. Скрывались. И кстати, он же обвиняет городские власти в том, что они перестали финансировать московскую милицию. — Значит, вчера был один начальник, и многие преступления скрывались. А сегодня пришел новый руководитель, и вся система резко начала работать идеально. Да? Вы сами-то в это верите? Сколько вам лет?.. Наверное, факты сокрытий были и тогда, и сейчас, но ведь тяжкие преступления не скроешь. А они, повторю, выросли на 38%! Давайте теперь разберемся с финансированием. По закону, все структуры МВД содержит федеральная власть, вернее налогоплательщики. Москва — по собственной инициативе и за свой счет — помогала столичным органам: построила новые здания, помещения для пожарной охраны, РУОПа, закупала транспорт... Когда Швидкин говорит, что мы перестали платить, он, мягко говоря, не прав. Все доплаты сотрудникам московской милиции сохранены в том же объеме, что и в прошлом году. Но мы действительно отказались платить за МВД — например, обеспечивать милицейские машины топливом. Раз уж МВД самостоятельно и незаконно принимает решения по смене руководства московской милиции, пусть министерство самостоятельно разбирается со своими финансовыми вопросами. И еще. Почему мы помогали Куликову? Да потому, что, как говорится, корм был в коня. А сейчас преступлений в городе с каждым днем становится больше и больше... — Когда Борис Немцов предлагал свою концепцию жилищно-коммунальной реформы, Москва решила пойти своим путем. И до сих основную нагрузку платежей брал на себя город. Не планирует ли правительство переложить расходы на потребителей? — Сегодня москвичи платят только 44 процента всех расходов на содержание жилья, а по России эта цифра уже достигла 60%. До 2000 года мы решили вообще не увеличивать расценки на оплату жилья. Но вот от коммунальных расходов, к сожалению, никуда не денешься: государство постоянно повышает тарифы на газ и электроэнергию — значит, вынуждены это делать и мы. — Давайте вернемся к заявлению Павла Бородина — вашего недавнего соперника на выборах. Он тогда говорил, что Москва "затоварена" жильем, которое никогда никто не раскупит — дорого. И предлагал все раздать и поделить... — Ну давайте подумаем: неужели мы похожи на идиотов? Неужели мы стали бы строить в этом году 3,5 миллиона квадратных метров жилья, если бы оно не раскупалось? Ведь его еще надо содержать: обогревать, освещать, охранять, наконец... Все жилье в городе делится на две части. Есть муниципальное — для очередников. И я горжусь тем, что в Москве до сих пор дают бесплатное жилье тем, кто в нем действительно нуждается. Заселение в такие дома идет сразу, чтобы избежать произвольных захватов (как это было несколько лет назад). Плюс идет снос пятиэтажек, и людей надо переселять в новые дома. Под эту программу в этом году мы построим около миллиона квадратных метров. Я лично контролирую и тороплю этот вопрос: в 2006 году мы должны снести серии домов К-7 и 2-32. Не хочу, чтобы те, кто придет после меня, начинали с разгребания проблем. Не дай Бог такое здание развалится — а у них уже и потолочки просели, и стены бочками выгнулись... А есть коммерческое жилье. Оно покупается, и покупается тоже быстро. Процесс заселения нового дома длится в среднем три месяца — время уходит на оформление документов и ремонт. Но это вовсе не значит, что квартира простаивает — ведь она уже куплена, оплачена, находится в частной собственности. Вообще, сегодня на каждого москвича приходится по 23 квадратных метра. А начинал я — с 18. За несколько лет не в самых лучших экономических условиях мы построили в Москве 36 миллионов квадратных метров жилья. По-моему, это неплохой результат. — Юрий Михайлович, с вашего благословения городские власти сегодня активно поддерживают создание Товариществ собственников жилья (ТСЖ). И видимо, чиновники взялись за дело с таким рвением, что часто граждане не могут въехать в свои квартиры. Например, в Митине им говорят: пока не вступите в ТСЖ, ключей не получите. — Ну вот... Если мы считаем какую-то идею полезной, то это абсолютно не значит, что ее надо навязывать всем. Заталкивание в единое стойло и всеобщая уравниловка для меня категорически неприемлемы. Назовите мне адрес, где это происходит, и мы, извините за грубость, завтра же поувольняем не в меру ретивых чиновников. Потому что главная философия, которую мы пытаемся вживить в нашу городскую жизнь, — это философия добровольности. Свобода выбора, если хотите. На любом уровне.



Партнеры