СТРАШНЫЕ ПОТЕРИ

10 марта 2000 в 00:00, просмотров: 517

Неделю назад — в тот же день, когда произошла трагедия с подмосковным ОМОНом, — в Аргунском ущелье погибла рота десантников. Практически вся. В пятницу было известно, что из девяноста шести человек к своим вышло восемь. Позже, по-видимому, число спасшихся немного увеличилось, но общие потери все равно катастрофические. Что там произошло? Сведения очень противоречивые. Генерал Трошев сказал, что рота героически сдерживала наступление боевиков, пытавшихся прорваться с гор на равнину. Десантники оказались в окружении, погиб тридцать один человек. Эти данные были обнародованы только в понедельник: очевидно, военное командование боялось объявлять одновременно и об ОМОНе, и о десантниках. Слишком страшны потери. Однако, по данным наших источников, ситуация с десантниками складывалась несколько иначе. Рота, заняв позиции в горах, расслабилась. Десантники позабыли, где находятся. На открытом пространстве собралась вместе большая группа бойцов. Многие, как рассказывают, даже были в расстегнутых рубашках — то ли отдыхали, радуясь яркому горному солнышку после долгой походной зимы, то ли шашлыки жарили. Чеченцы ударили по ним из гаубицы с соседней высоты. Когда перед тобой толпа народу, промахнуться невозможно. А вся рота была — как на ладони. Почему генерал Трошев говорит, что погиб только тридцать один человек? Его можно понять. Попробуйте на его месте выговорить "восемьдесят четыре". Тем не менее у нас есть все основания доверять нашим источникам, утверждающим, что погибших — именно столько. ...Огромные потери у войск в Чечне начались всего спустя день после того, как военное командование объявило о фактическом завершении антитеррористической операции и разгроме основных сил боевиков. Ход событий позволяет предположить, что основные силы отнюдь не разгромлены, а все наши победы — натуральная профанация и обман граждан, который выходит наружу в таких трагических случаях, как с подмосковным ОМОНом и псковскими десантниками. Однако ошибок своих командование все равно не признает и, видимо, никогда не признает. Как мы видим на примере с десантниками, оно предпочтет объявить потерявших бдительность офицеров героями, лишь бы по-житейски жестокая правда их гибели не вышла наружу. Наверное, в каком-то смысле это правильно, потому что престиж армии должен оставаться высоким в любых обстоятельствах. А родственникам погибших ведь все равно безразлично, как они погибли: были расстреляны, как утки, по причине халатности и разгильдяйства командиров или убиты в честном бою, сознательно отдав жизнь ради того, чтоб террористы не прорвались на равнину.



    Партнеры