“ТЕРАКТА НЕ БЫЛО!” —

11 марта 2000 в 00:00, просмотров: 212

"Никаких элементов взрывного устройства на месте катастрофы пассажирского самолета "Як-40" в аэропорту "Шереметьево-1" пока не обнаружено" — с таким заявлением выступили в пятницу представители Межгосударственного авиационного комитета. Это подтвердил в интервью "МК" и председатель комиссии по расследованию авиационных происшествий на воздушном транспорте МАКа Владимир Кофман. Кофман сказал также, что с каждой детали самолета, на котором летели и погибли Зия Бажаев и Артем Боровик, будут взяты соскобы, по которым можно определить причины катастрофы. Сейчас фрагменты самолета, оставшиеся после падения, убраны с поля и складированы в специальном ангаре на территории аэропорта. А эксперты корпят над черным ящиком МСРП-12. Собственно, вчера предварительная расшифровка показаний "магнитного свидетеля" была завершена. Но из 12 необходимых параметров самописцы зафиксировали только 8 — остальные "не прописались". В частности, нет данных о таких важных понятиях, как "шлеф крена", о величине оборотов двигателей. Зато имеются сведения о скорости самолета, углах наклона и падения. Такая скудность данных в принципе не удивляет специалистов. Когда в декабре 1997 года в Иркутске на жилые кварталы рухнул "Руслан", самописец выдал всего около половины данных. Уже сейчас многие говорят о несовершенстве "Як-40": дескать, речевой самописец облегчил бы задачу. Это маловероятно. Расшифровка показала, что лайнер продержался в воздухе всего 8(!) секунд, а за такой промежуток едва ли кто-то из пилотов мог произнести ключевое слово. Вообще, на небольших самолетах устанавливается лишь один самописец — тот самый МСРП (его монтируют ближе к хвосту и подальше от топливных баков). Еще легендарный Туполев подметил: "Лучшая автоматика на самолете — это ее отсутствие". Это на гигантских машинах типа "Боинга" ставят, во-первых, суперсовременные МСРП-96, фиксирующие аж 96 параметров, во-вторых, речевые "писари" и, наконец, бортовые магнитофоны. Наконец, записываются переговоры экипажа с землей. Они, впрочем, велись и позавчера в "Шереметьево", но весь диалог пилотов с диспетчерами был приведен во вчерашнем номере "МК": летчики получили "добро" на взлет, и наступила тишина. Эксперты все же не до конца отбрасывают версию теракта. Впрочем, речь идет не о привычном для нас головорезе с бомбой — скорее о подлом диверсанте с отверткой. Один из способов угробить самолет на взлете — изменить положение "руля на руле" или триммера, расположенного в хвостовой части "Яка". При этом машина ведет себя непредсказуемо, и даже секундной растерянности пилота достаточно, чтобы случилось непоправимое. Кстати, кто-то из техников мог загнать триммер не в ту позицию и случайно. Но большинство специалистов склоняются к гипотезе непроизвольного и ненужного движения в левый крен. Помимо ветра, о котором "МК" уже писал, неожиданное отклонение мог вызвать и сущий пустяк. Например, попадание постороннего предмета в колонку штурвала или под педали. Печальные примеры уже были: один из "Ту-144" разбился из-за того, что один из пилотов уронил в колонку... фотоаппарат. Штурвал заклинило, и самолет стал неуправляем. В качестве второй версии следователи предлагают неисправность закрылков. Кстати, их положение пресловутый МСРП-12 не фиксирует. Один закрылок мог не убраться, произошло изменение распределения подъемной силы и — все тот же страшный итог. Наконец, немаловажным остается человеческий фактор. Сама по себе мысль кажется крамольной, но ее все же осторожно высказывают вслух: не пустил ли командир Якушин в кабину кого-то из высокопоставленных пассажиров? Рейс чартерный, когда еще представится такая возможность "порулить" или хотя бы поприсутствовать при взлете. Якушин — опытнейший пилот, но даже самым опытным не чужды слабости, особенно когда тебя просят люди, известные всей стране. Аэробус под Новокузнецком, помнится, разбился из-за того, что пилот уступил место у штурвала своему 12-летнему сыну... К падению самолета мог привести и чересчур энергичный набор высоты. Распространенная ошибка, которую порой допускают даже профессионалы. Если это предположение подтвердится, вина за катастрофу, увы, ляжет на плечи экипажа. Вчера, как сообщили "МК" в бюро судебно-медицинской экспертизы Комитета здравоохранения Москвы, было произведено вскрытие девяти погибших. Все прошло буднично, без сенсаций. Опознать и пилотов, и пассажиров удалось сразу же. Медики отмечают, что трупы не изуродованы, в отличие, например, от жертв взрывов на Гурьянова и Каширке. У всех в графе "причина смерти" записано одно и то же — смерть наступила от множественных переломов, полученных в результате механической травмы.




Партнеры