ТОСТ ЗА РУССКОГО СОЛДАТА

14 марта 2000 в 00:00, просмотров: 431

Майор-десантник Андрей Лобанов был участником того жестокого боя в горах под Улус-Кертом: вместе с отрядом разведки он пробивался на помощь второму батальону. Фактически вся кровавая схватка прошла перед его глазами и при непосредственном участии. Майор был на краю смерти, но остался жив... Сейчас ему дали небольшой отпуск, после которого Андрею снова ехать в стреляющие в упор горы. -Во второй половине дня 1 марта нам поставили задачу выдвинуться с высоты 1410 на выручку 6-й роты. Спешно собрали две наших группы (майор Лобанов служит в полку спецназа ВДВ) плюс группу "Вымпел". Для усиления выделили две роты 108-й дивизии. Еще перед выдвижением заметили в районе села Заны большие железобетонные укрепления — перенацелили на них огонь. Ну, поехали. Тащились очень медленно, три километра шли чуть ли не полдня: спуск с горы был очень крутым, почти отвесным — градусов 70, не меньше. Плюс разведку приходилось вести тщательную, чтобы самим не нарваться на засаду. На высоту вышли еще днем, зашли на северный склон, поросший буковыми деревьями, закрепились. Рядом была Чертова высота — отметка 666. Обнаружили в этом районе множество троп, проложенных вьючными животными: было видно, что здесь прошла не одна сотня лошадей и ослов — это все боевики прорывались... Уже в сумерках вышли на дорогу, где закреплялся второй батальон. Было видно, что люди окапывались, готовились к обороне, но почему-то ушли. Было такое ощущение, что их что-то внезапно сорвало с мест. Стали осматривать местность — там все брошено. Бачки стоят наполовину с едой — даже доесть не успели... Но следов боя мы не обнаружили — ни стреляных гильз, ни следов от разрывов. Просто ушел батальон, и все. Мы закрепились, начали осматривать местность, и часть людей вышла к безымянному пупку. Вдруг крики "Аллах акбар!" слышны: боевиков вокруг — тьма... Завязалась перестрелка, но тут по радио перехватываем слова Хаттаба в эфире: "Не вступать в бой. Прорываться вперед". На соседней высоте, 767, видно много разрывов. Общая картина боя постепенно прояснилась. Вскоре столкнулись с отрядом боевиков, которые прорывались из ущелья... Одна наша группа заняла оборону и остановила "духов". Вторая стала осматривать место предыдущего боя: нужно найти раненых и убитых. Ночь, стрельба со всех сторон, вспышки разрывов, — но ребята держались хорошо. Засели на высоте 787: она запирала много троп, по которым шли боевики. Позиция оказалась невыгодной — стали искать другую и послали вперед разведвзвод. А их уже поджидал передовой отряд боевиков — сплошь арабы-наемники. Бой был суровый: с нашей стороны — пять "двухсотых"... Послали на подмогу роту, которая с ходу вступила в бой с "чехами": это был караван, основные силы прорыва... Второму батальону крупно не повезло: они выступили в роли козлов отпущения — основной удар пришелся на них. Боевики просто сминали людей массой: валом шли вперед, несмотря на потери. Сверхсрочник один, которого мы нашли (чудом в живых остался), рассказывал: "Комбата почти сразу убило. Замкомбата стал корректировать огонь артиллерии и принял решение вызвать огонь на себя". Многие погибли от огня своей артиллерии; впрочем, шансов остаться в живых и так практически не было: боевики всех добивали выстрелом в лицо... 75 человек их там полегло, а "душья" — больше двухсот. У одного из боевиков вытащил из кармана блокнот со списками на сто человек — ему пуля попала прямо в сердце, прошла через Коран. Пятачок, на котором все события разворачивались, маленький: двести на двести метров. Я его осмотрел — там все перелопачено металлом. Никакие рэмбы не смогли бы здесь удержаться... В голове постоянно сидит вопрос: почему не было информации, что такая орава боевиков прорывается? Почему отвели третий батальон, который был рядом?.. Если бы были своевременные разведданные, таких огромных потерь можно было бы избежать. И наша подмога уже ничего не могла изменить в том бою... А ребята из второго батальона хорошо сражались. То, что им удалось сделать, — это героизм. Они задержали такую огромную толпу боевиков — это настоящий подвиг. Что бы там ни говорили, тост за русского солдата нужно всегда поднимать, и не только поминальный. Они того заслуживают...



    Партнеры