ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР,

14 марта 2000 в 00:00, просмотров: 595

Есть такая профессия: Родину зачищать. Приписывается В.В.Путину Вообще-то я против Путина ничего не имею. Нет, серьезно: вполне нормальный мужик. И держится ничего, с пониманием. Опять же — образованный. Говорят, иностранный язык знает. Один. Или даже два. Хотя это вряд ли. Два — это уже с русским. Устным. Да если б даже всего один знал, родной, так и то слава Богу. Ведь с ним, с родным, тоже еще управиться нужно. Наши предыдущие-то вожди по-русски обычно через переводчиков объяснялись. Должность им такую специальную придумали: пресс-секретарь называется. Потому как без толмача все эти "загогулины" ни за что не понять. А Путин — ничего, сам втолковывает. Или, может, это мы поумнели? Может, надобность в толмаче-толкователе уже отпала — сами поймем что к чему? А еще некоторые говорят, будто Владимир Владимирович фигурой не вышел. Ну, тут я даже не знаю. Одно слово — злопыхатели. Предыдущий товарищ был — о-го-го! А что толку? Опять же, если не столь уж давнюю нашу историю вспомнить, вожди у нас были совсем не красавцы. Первый был и вовсе плюгавенький. И второй не лучше. Да и третий — как кукурузный початок. Правда, в дальнейшем появился в этой череде один крупный товарищ. Во всех смыслах. Андропов ему фамилия. Кукурузу не сажал. Предпочитал людей. В каком-то смысле этот любитель человеков — предшественник Путина. Во всяком случае, взрастившая их обоих няня — совсем даже не Арина Родионовна, а Лубянка. Правда, на ниве лубянского человеколюбия Владимир Владимирович (в отличие от своего предшественника) никак себя не проявил. Пока. Я даже готов допустить, что и впредь не проявит. Однако исторический опыт подсказывает: чего-чего, а этого у нас всегда нужно ожидать. Дорогая моя столица... ...А может стать еще дороже. Особливо ежели ее в Санкт-Петербург перенести. Разговоры такие уже вовсю ходят. И при этом имеются ссылки на мнение и.о. президента, который вроде бы сию точку зрения где-то поддерживает. И даже одобряет. Конечно, если думцы на Неву переберутся, так оно бы и к лучшему. Век бы их не видеть. Опять же — глядишь, затопит: в Санкт-Петербурге наводнения часто случаются. Но столицу вместе с Думой переносить — совершенно бредовая идея. И стоить будет непомерно, а главное — непонятно: зачем? Вот объясните мне, пожалуйста: для чего? Разве что Владимир Владимирович решил исполнить не только обязанности президента, но и "мин херца". Тогда конечно. И откуда эта идея родилась — понять не могу. Леонид Ильич, мир его праху, из Днепропетровска был, однако столицу переносить туда не собирался. Правда, тамошними товарищами себя окружил — что было, то было. Даже выражение такое, помню, ходило: "днепропетровская мафия". И Борис Николаевич: хоть и начинал свою карьеру в Свердловске, и товарищей оттуда вокруг него в Москве достаточно образовалось, а перетаскивать столицу на Урал все-таки не стал. Может быть, Владимиру Владимировичу Кремль не по нутру? В Зимнем дворце пожить захотелось? Или все это затеяно, чтоб Лужкову досадить? Так Юрий Михайлович переживет. Это мы с вами в очередной раз пояса затягивать будем. До позвоночника. Как бы в преддверии этих "судьбоносных" перемен началась мощная пропагандистская акция вокруг будущего мэра Санкт-Петербурга. Или генерал-губернатора? Теперь ведь не разберешь. Но дело не в названии. Ну, пусть не губернатор будет, а губернаторша. Ничего против не имею: женщина — она тоже человек. Одно меня, извините, смущает. Как-то уж очень сильно давит на нас мнение г-на и.о. Вроде бы Владимир Владимирович еще только обмолвился — дескать, почему бы и не Матвиенко, — а мы уже, задрав штаны, готовы нестись к избирательным урнам, чтобы отдать свой неразменный голос за кандидата "нерушимого блока". Какое-то все-таки в нас холуйство играет. Вы не находите? К тому же, насколько можно судить, поддержку сей милой даме Владимир Владимирович выказал весьма условную. Более того: известно мне, что для сего кресла рассматривается г-ном Путиным кандидатура куда более серьезная. Речь идет о генерале КГБ-ФСБ, еще недавно весьма решительно расправлявшемся с питерскими инакомыслящими. Сей генерал сделал неплохую карьеру на ниве политического сыска. Работал следователем, а с 1988 года — начальником следственного отдела питерского КГБ. Именно он, уже в разгар перестройки, сумел возбудить последнее в истории СССР дело по 70-й статье УК — "антисоветская агитация и пропаганда" — против одного из лидеров "ДемРоссии", нынешнего депутата Думы Юлия Рыбакова. Всего же нынешний ставленник Путина возбудил уголовные дела по этой статье против 39 человек. За что в свое время и получил генерала. В 1992 году "борец с инакомыслием" стал главой питерского КГБ — с подачи, между прочим, Сергея Степашина и при одобрении Анатолия Собчака. Городские законодатели обратились тогда с письмом к Ельцину, в котором они выразили озабоченность назначением на этот пост генерала КГБ, участвовавшего в качестве следователя в политических процессах против диссидентов, и попросили "отменить назначение". Не вышло. Генерал вполне благополучно просидел в главном кресле "Большого Дома" шесть с лишним лет, попутно успев высказаться следующим образом: "Не было преследования за убеждения, за то, что человек думал по-другому! Всегда было какое-то действие. Противоправное. То же могу повторить и по поводу утверждения, что тех, кого было трудно посадить в тюрьму, упрятывали в психбольницу. Не упрятывали тех, кто не был болен!" Небось даже не покраснел генерал. А в 1998 году г-н Путин вытребовал его в Москву. На повышение — первым заместителем директора ФСБ. Теперь вот не исключено возвращение этого ярчайшего представителя политического сыска в Санкт-Петербург. В связи, так сказать, с "дальнейшим ростом". О друзьях-товарищах О них Владимир Владимирович явно не забывает. Об этом можно судить не только на примере генерала-"пятерочника". Вот, скажем, некто Александр Беспалов. В 1993—1996 годах он возглавлял управление санкт-петербургской мэрии по связям с общественностью. Курировал управление заместитель мэра г-н Путин. До сих пор, правда, остается невыясненным, являются ли они коллегами по другому ведомству. Хотя члены питерского "Мемориала" в этом уверены: "Беспалов вел целенаправленную работу по расколу "Мемориала", внедрял своих людей. Он постоянно указывал нам на то, что мы не должны быть политической организацией, — чем больше, говорил Беспалов, вы политизируете "Мемориал", тем меньше шансов вашим репрессированным получить льготы". Особенно меня "ваши репрессированные" умиляют. С приходом в Смольный Яковлева Беспалов был уволен из мэрии. Но без работы не остался — получил должность советника председателя Законодательного собрания Санкт-Петербурга Кравцова. По утверждению самого Кравцова, Беспалов был принят на службу "по настоятельной просьбе Владимира Путина". Вообще Владимир Владимирович перевез из Петербурга в Москву немало своих бывших коллег. Таков, к примеру, свежеиспеченный секретарь Совета безопасности Сергей Иванов. Ранее сей товарищ уже был переведен Путиным из Службы внешней разведки на должность заместителя директора ФСБ. Теперь — новое повышение, каковое г-н Иванов успел отметить призывом ко всем отечественным СМИ: "последовательно и неуклонно" вести информационную войну против чеченских террористов. Мобилизация, одним словом. Другой Иванов, Валентин, в Санкт-Петербурге руководил Управлением экономической безопасности. При содействии Путина перебрался в Москву, где возглавил службу внутренней безопасности ФСБ. Теперь назначен замглавы Администрации президента по кадрам. Кем назначен? Ну, ясное дело. Ведь кадры, как давно известно, решают все. О разнообразнейших протеже г-на Путина можно писать еще долго. Но все они по большей части связаны с тем самым ведомством, откуда вышел и сам Путин. Стало быть, в настоящее время помимо переноса столицы Владимир Владимирович занят еще и пересадкой органов. На руководящие государственные посты. А тем временем в кремлевских недрах обсуждается идея создания новой огромной спецслужбы наподобие прежнего КГБ. Как бы, граждане, не появился у нас с вами очередной монстр. Второе рождение "пятерки" Вообще-то политический сыск имеется в любом уважающем себя государстве. Вопрос лишь в том, насколько он, этот сыск, подконтролен обществу. В последние девять лет наши "органы" сотрясали реорганизации. Это видно даже из чехарды наименований: КГБ — МГБ — ФСК — ФСБ. По большей части реорганизации были бессмысленными, но кое-что новое в сознании офицеров среднего звена все-таки появилось. В частности, они без всякого сожаления расстались с 5-м Управлением КГБ. Впрочем, и раньше профессионалы считали для себя постыдным службу в "жандармской пятерке". Брали туда более ни на что и ни к чему не годных. Однако возможно ли — чтобы без политического сыска? Нет, конечно. Сотрудники ФСБ, с которыми я разговаривал, утверждают: с появлением Путина в качестве руководителя сего ведомства началось возвращение старых добрых традиций 5-го Управления КГБ СССР. Собственно, ничего необычного или неожиданного тут нет. Как я уже сказал, институт власти не может существовать без политического сыска. Другое дело, что возрождение "пятерки" происходит на фоне планомерного сворачивания других направлений ФСБ. К примеру, сокращаются отделы, занимающиеся проблемами экономической безопасности страны. Зато — укрупняются (и создаются новые) отделы, которые ведут оперативно-техническую разработку и вербовку агентуры в политических партиях и движениях. Эти новые (старые) веяния вызывают откровенное недовольство среди контрразведчиков среднего поколения (их — большинство). По большей части недовольство вызвано элементарным чувством брезгливости, свойственным нормальным людям. Любопытно другое: для Путина и Патрушева это не новость. В частности, они прекрасно знают о том, что, согласно данным ФАПСИ, только 12% офицеров среднего звена относятся к деятельности Путина положительно. Со своей стороны эти офицеры тоже ведут своеобразное контрнаблюдение за "группой Путина". Вот краткие результаты такого контрнаблюдения, проведенного с июня по ноябрь минувшего года. 1. К Центру общественных связей ФСБ дополнительно прикомандированы 20 офицеров, в задачи которых входит проведение "активных мероприятий" среди нелояльных журналистов. Главная цель — выявление их источников информации. Кроме того, "двадцатка" получила указания непосредственно от Путина: не проводить активных мероприятий по Березовскому, ограничиться накоплением и анализом информации о нем в СМИ; изъять все имеющиеся материалы по "Семье", свернуть работу по этой теме с "источниками"; не оставлять письменных документов по проблемам политического противостояния, которые могут быть официально зарегистрированы в секретариатах подразделений ФСБ. 2. За время работы на посту директора ФСБ Путин регулярно — примерно два раза в месяц — проводил на своей даче в Барвихе некое подобие "светских раутов". На них приглашались руководители центрального аппарата ФСБ и некоторые "пенсионеры", ныне возглавляющие службы безопасности крупных банков и фирм. С некоторых пор на дачу Путина постоянно приезжал Чубайс. Чуть позже столь же постоянно стали приезжать Дьяченко и Юмашев, с мая 1999 года — Волошин. Светскими вечеринками эти встречи назвать трудно. Собирались главным образом в кабинете Путина, с собой привозили документы. Следовательно, речь идет о своего рода "рабочих совещаниях". 3. Имеются данные об "оперативно-техническом контроле" ФСБ за чиновниками из команды Лужкова. В частности, результаты прослушивания "московской команды" во время инцидента с издательским домом "Коммерсант" были переданы Березовскому. Кроме того, значительная часть материалов прослушивания через Путина попадала руководителю Администрации президента Волошину. Агентура ФСБ в окружении Лужкова и Примакова регулярно информировала Путина (напомню: речь идет о "контрнаблюдениях" с июня по ноябрь минувшего года; думаю, впрочем, что ситуация и сейчас та же. — М.Д.) о подробностях их личной и общественной жизни. Источники обращают внимание на следующий факт: Путина не интересует компромат (реальный или мнимый). При чтении этих сообщений Путин более всего обращает внимание на личное к себе отношение: прямая речь Лужкова и Примакова, их высказывания о нем на переговорах и встречах. 4. "Оперативные" интересы премьер-министра Путина сводились к следующим основным пунктам: сведения о внутренних взаимоотношениях во всех без исключения политических партиях и движениях; справки о политических симпатиях главных редакторов СМИ (в резолюции на одной из таких справок Путин потребовал усилить агентурную работу с представителями прессы и обещал увеличить финансирование этого направления); информация "по всем позициям" в отношении Примакова; расклад политических сил в регионах и свой рейтинг в регионах в качестве потенциального президента; ежедневные обзоры прессы. С момента назначения Путина премьер-министром отчеты по этим пунктам поступают к нему с неукоснительной регулярностью. Кое-что о рейтингах ...Ведь знаем: неправда все это. Все эти рейтинги, опросы и прочая чепуха. Но — любопытные мы. Интересно нам: много ли еще таких дураков, как мы с вами? Не так чтобы очень уж много, однако имеются. Есть, впрочем, и другие рейтинги, о которых мы с вами не знаем. Потому как — не положено. Они, ясное дело, тоже ерундовые, но тут нас совсем уж любопытство разбирает. Оно и понятно: узнать что-нибудь этакое, скрываемое-охраняемое, — все равно что на минуточку на самый Олимп взобраться. Что ж. Давайте взберемся. На минуточку. Недавно аналитики ФСБ по заданию Патрушева составили доклад относительно рейтинга Владимира Путина. Анализ велся по трем основным направлениям. За основу были взяты данные серьезных и авторитетных социологических институтов. С одним лишь уточнением: эти данные каким-то таинственным образом в печать не попадают. Специалисты из ФСБ делают однозначный вывод: истинный рейтинг Путина составляет не более половины от тех цифр, которые с завидной регулярностью появляются в СМИ. Причины сей удручающей ситуации, по мнению составителей доклада, таковы. Явное устранение и.о. (он же, между прочим, еще и премьер-министр. — М.Д.) от решения важнейших экономических проблем страны. Недостаточное внимание к социальной сфере, к людям, живущим за чертой или на пороге бедности. В этой же части доклада говорится и о том, что у некоторой части населения Путин вызывает серьезные опасения в качестве главы государства, поскольку он пришел в политику из спецслужбы, оставившей в народе дурную память. Вторая часть доклада посвящена рейтингу Путина на Западе. Опрос проводился сотрудниками Службы внешней разведки за рубежом и среди иностранцев, работающих в России. "Западный" рейтинг Путина не превышает 2—5 процентов. Столь низкие показатели, по мнению аналитиков, связаны с чекистским прошлым претендента, с его имиджем "ястреба". Иностранцы отмечают слишком раннее проявление Путиным президентских амбиций, а также недопустимую для Запада поддержку его действующим президентом (Ельциным). Кроме того, подавляющее большинство опрошенных уверены в том, что на Путина непременно должен быть компромат, но российские СМИ по каким-то причинам его не публикуют. И, наконец, заключительная часть анализа посвящена рейтингу Путина в среде работников правоохранительных органов и членов их семей. По данным ФАПСИ, за Путина могли бы проголосовать примерно 40% опрошенных. При этом среди молодых сотрудников рейтинг кандидата в президенты не превышал 5%, в среднем звене — 5—12 процентов. Наиболее лояльным к Путину оказался генералитет: до 60% "за". Практически все опрошенные подчеркивали: сотрудникам правоохранительных органов усиленно вдалбливается мысль "о нашем человеке во власти, который нас не забудет". От рейтинга до урны Казалось бы — всего ничего. Шажок. А может быть — пропасть. В действительности шансы Путина стать президентом не столь уж высоки. Правда, согласно исследованиям ВЦИОМ, его рейтинг по-прежнему фантастически высок — примерно 58% (Зюганов — 15%). Но одновременно стала очевидной другая тенденция: снижается число тех, кто верит в него. Только за январь такое снижение достигло 8%. И как следствие, резко возросло количество наших сограждан, сомневающихся в том, что именно Путин нужен России в качестве президента: за тот же январь — с 28 до 41%. Однако главная опасность подстерегает Владимира Владимировича совсем с другой стороны. Все за тот же первый месяц нынешнего года число сомневающихся в том, следует ли голосовать 26 марта, увеличилось на 5—6%. В результате общая явка избирателей по стране в день выборов прогнозируется сегодня порядка 51 процента. Если учесть полтора-два процента статистической погрешности, вывод очевиден: Путин вплотную подошел к критической черте, за которой никакие рейтинги уже не помогают. Провал президентских выборов могут обеспечить совместные усилия трех движений: "Яблока", ОВР и СПС. В декабре за них проголосовали в общей сложности 18 миллионов 519 тысяч человек (всего на избирательные участки страны пришли 66 миллионов 667 тысяч). К марту в базу данных Центризбиркома внесены чуть больше 108 миллионов человек. Чтобы выборы были признаны состоявшимися, необходимо участие в них 54 миллионов 36 тысяч 175 избирателей (50% + 1 голос). Простейшая арифметика показывает: неявка тех, кто в декабре голосовал за "меньшевиков", означает гарантированный провал выборов — для признания их состоявшимися Путину не хватит примерно 5 миллионов 900 тысяч голосов. Не забудем и еще об одном факторе. Если кампания по срыву выборов будет организованной, неявка может оказаться значительно большей: нерешительные всегда склоняются в сторону коллективного протеста. Кроме того, переоценка личности Путина в последнее время становится все более явной — мочить террористов, когда они в сортире, удобно, но на практике все оказывается куда сложнее. Сценарий, по которому выборы — в результате недостаточной явки избирателей — признаются недействительными, не столь уж фантастичен. В этом случае, согласно новому закону, все кандидаты-неудачники теряют право выставить свои кандидатуры на повторные выборы. И Путин теряет право, и Зюганов, и Явлинский, и даже, извините, Жириновский. А как же без Жириновского? Такие вот у нас с вами возможности. А теперь, как поется в популярной песне из популярного фильма, — Думайте сами, Решайте сами — Иметь или не иметь! Прямая речь А чтобы нам с вами легче думалось и решалось — несколько цитат из Владимира Владимировича. Не Маяковского. Так сказать, на десерт. "Общество не имеет права тюкать человека по башке до гробовой доски". "Человек, согласитесь, значительно шире и больше своего желудка". "Россия может подняться с колен и как следует огреть". "Кто нас обидит, тому в течение трех дней мало не покажется". "У нас страна огромных возможностей не только для преступников, но и для государства". Ах как хочется все это прокомментировать! Раздолье-то какое!.. Так и подмывает. Подождем, однако. Владимир Владимирович еще только-только разогревается, только-только во вкус входит. Еще не вечер. Материал подготовлен при содействии PR-Центра под руководством К.Дейча.



    Партнеры