С БРИТАНСКИМ ФЛАГОМ МЕЖДУ НОГ

15 марта 2000 в 00:00, просмотров: 1454

Как, бывалоча, пишут расслабленные московские журналисты о всеразличных пафосных европейских и американских церемониях вручений шоу-бизнесовых наград? Да известно как: влез в Интернет, тяп-ляп — и готово (и что самое приятное для вышеупомянутых журналистов-то: никаких ссылок на компьютерную свалку информации можно, в общем, и не делать — глядишь, и примет кто этот тяп-ляп за спецрепортаж с места событий). С прошедшим в начале марта в Лондоне наикрутейшим европейским музыкальным чествованием — вручением британских премий "Brit Awards-2000" была та же байда: все, кому не лень, про него из Интернета перли. Лишь два российских журналиста созерцали престижное зрелище воочию, обосновавшись на балконе знаменитого "Earls Court" (крупнейшего лондонского концертного зала). То были, знамо дело: ведущая "МегаХауса" Капитолина и музредактор "Радио Максимум" Оля Третьякова. К слову сказать, мы вообще оказались первыми репортерами из России, когда-либо приглашенными на легендарный "Brits" (хотя премия существует уже как минимум лет двадцать). Когда нам об этом сказали, мы едва не прослезились, расчувствовавшись от оказанной, понимаешь, чести. Чтобы не упустить чего-то важного и не позабыть потом о разных колоритных деталях лондонского хеппенинга, "МегаХаус" взялся вести в туманном городе (в котором, кстати, все три дня нашего пребывания ослепительно сияло солнышко) "Brits"-дневник. Самые сугубые выдержки из него и предлагаются сегодня вашему вниманию. Взлетели. Только задремала, только пригрезилось то самое небо Лондона, в которое и предстоит вклиниться буквально через какие-то четыре часа полета, соседка резко ткнула в бок. Гляди, мол, кто сидит-то слева в нелепой шапочке с помпонами! Действительно, она, Агузарова Жанна, утомленно жует принесенную стюардессой курицу под апельсиновым соусом. — Уважаемая, вы тоже на "Brits"? — Это кто такой еще?! — Как, вы не в курсе? Это английский "Грэмми". Можно еще сказать — "Оскар" музыкальный! — А-а-а! Такие штуки мне неинтересны. Терпеть не могу по бестолковым мероприятиям шляться. Я вообще-то в Манчестер еду, на студию. По своим делам, по музыкальным. Девице Жанне что-то зябко: поверх пальто натягивает огромный пуховик, словно не весенний Лондон впереди, а заснеженный Рейкьявик. А вдруг и правда в Англии — морозы? А мы — в демисезон переоделись? Вдоль Оксфорд-стрит и Пикадилли. Ни фига. В смысле, не очень здесь и холодно. Ветер, правда, довольно мерзкий дует, но солнце припекает, и на деревцах в Гайд-парке вовсю цветут не идентифицированные нами розовые цветуханы. Очень странно: на шумных лондонских стритах не видно и намека на предстоящее сегодня вечером главное музыкальное гуляние года. Только раз проехал мимо нас по Оксфорд-стрит двухэтажный красный здешний "бас", обклеенный по бокам именами "бритс"-номинантов и с громадной физиономией Рики Мартина сзади (у "сахарного" Рики в Лондоне, помимо прочего, большой концерт). Люди на улицах (по расспросам "МегаХауса") по отношению к надвигающейся церемонии индифферентны (то бишь по фигу, в основном, она им). Кстати, "МегаХаус" вывел формулу: как в Лондоне в начале марта по внешнему виду распознать аборигена! Если чувак (чувиха) прет по Пикадилли в непременных джинсах цвета индиго, моднючих кроссовках без задников (эдакие сабо) и в дутом жилете, натянутом лишь на тоненькую маечку (размахивает себе оголенными ручонками, невзирая на нулевую температуру) — знай, перед тобой истинный лондончанин. Если же одежка вполне по сезону: куртка, шарфик, мощные ботинки — это хлипкий иностранец — немец, француз, итальянец. Если тетка в норковой шубе — стопроцентная американка. Толпы этих самых зарубежных туристов кормили хлебным мякишем на озерцах Гайд-парка стада уток и лебедей и тоже слыхом не слыхивали о вечернем празднестве (хотя нам сказали в пресс-центре, что на "Brit Awards" половину билетов раскупают именно съехавшиеся иностранцы). Загадочная, однако, церемония. И очень консервативная, если учесть, что ее не транслирует ни MTV, ни другой музыкальный телеканал, а только первый канал британского национального телевидения (то бишь ОРТ наше). Британские фанаты. Все-таки очень своеобразная в Лондоне публика. До церемонии, определяющей лучшего музыканта 99-го года, остается уже меньше часа, а вокруг "Earls Court" (огромнейшего концертного комплекса, состоящего из нескольких залов и павильонов, связанных подземными переходами) — никакого ажиотажа. Возле так называемого служебного вестибюля очень маленькая кучка тинэйджеров. Вроде как фанаты. Спрашиваем: кого поджидают? "Джери, конечно!" — запищали. У рыжей экс-солистки "Spice Girls" здесь самый многочисленный и самый лоховской с виду фанатеющий электорат. Такие типичные девочки (реже — мальчики) со "спальных" лондонских окраин, одевающиеся на самых дешевых распродажах. Спрашиваем у них о "Travis" — молодой шотландской рок-группе, по которой буквально истерят все музыкальные журналы: мол, непременно задвинет всех столпов брит-попа, измордует и "Blur", понимаешь, и "Oasis". Фанатский отклик: "Ну чего: так себе музычка!". Тогда спрашиваем про американца MOBY (во всех модно-молодежных магазинчиках района сконцентрированной продвинутости Сохо фоном звучит его последний альбом "Play"). Ответ: "А это еще что за птица?" Ну все равно как любительниц певицы Алсу спросить про "Basement Jaxx", к примеру! Адекватная тусня, хоть и лондончане. Песня года по-аглицки. Внутри главного зала "Earls Court" (помещеньице размером в два спорткомплекса "Олимпийский") наблюдается картина настоящего социального расслоения лондонских масс. Партер — зона VIP — уставлен столиками со свечами, с шампанским в серебряных ведерках. Тут сидят мужчины в смокингах и дамы с декольте. Правда, таких столиков очень много — пара тысяч как минимум. Что означает: VIP-персон в Лондоне что грязи. К слову сказать, с любого балкона, с любой трибуны, где сидят порою люди в нестираных джинсах и растянутых свитерах, можно беспрепятственно спуститься в партер и пошоркаться рядом со столиком Робби Уильямса, скажем, или Уилла Смита. Охрана тебя не тронет, если по-хамски не полезешь, конечно, пить со стар на брудершафт. Вообще же после первых двух часов церемонии "BRIT Awards" появляется четкое ощущение, что мы — на нашей "Песне года". Такой же слащаво-фальшивый тон у тетеньки-ведущей — местной телестар преклонных уже годов. Такие же глупые, плоские шуточки. Такое же засилье отвратной, только местной, попсы: "Steps", понимаешь, "Five", конечно же — "Spice Girls". Отличие "Песни года" разве что в том, что на ней не выезжает, конечно, как здесь, Рики Мартин на "Кадиллаке" на сцену и не пляшет на его крыше под свою "Livin'La Vida Loca" (Рики, кстати, прокатили с ветерком в номинации "Лучший зарубежный певец" и вообще явили ему в Лондоне довольно прохладный прием: уже достал здесь всех навязчивый фольклор латиносов). И уж, конечно, не заливается на "Песне года" соловьем ветеран-шестидесятник Том Джонс (он получил награду "BRIT Awards-2000" как "Лучший британский певец", обогнав и Стинга, и Дэвида Боуи), доказывая, что старость может быть очень даже в радость, если ты такой крутой мужичина, что дай боже!.. Непонятки. Американец Beck, как и в прошлом году, и в 97-м, назван на "BRIT Awards" "Лучшим иностранным певцом". Мы, конечно, против жителя Лос-Анджелеса Бэка Хансена ничего не имеем. Но коли пол-Лондона так очевидно сходит с ума по Moby, просто культ этого нью-йоркского вегетарианца и сочинителя трепетных танцевальных трэков, то почему лучший — не он? В номинации "Лучший танцевальный артист" все претенденты были, безусловно, как на подбор. Но "Мегахаус" яростно держал кулачонки за снявшего в одночасье свою шапку Jamiroquai (он пятый год номинируется, и все никак не может получить заслуженную "brit"-награду) и за самый модный дуэт года "Basement Jaxx" (от альбома которого "Remedy" прется уже который месяц весь дансинговый Лондон; синглы же из него не выпадают из пятерки британских чартов). Видно, фигово держал — награду хапнули "Chemical Brothers". С другой стороны — тоже неплохие парни. Главная же непонятка для "Мегахауса" — "Travis". Шотландские рок-новички утащили и номинацию "Лучший альбом года", и "Лучшая британская группа", "сделав" и ставший мучительно-концептуальным "Blur", и полупопсовый "Texas". А чего в этом "Трэвисе" — нам, видать, не понять! На наш сугубый русский слух — очень обыденная, блеклая, холодная версия брит-попа. Никакая. А они — кайфуют! Тошнота. Все эти вышеописанные непонятки — это еще ладно. А вот пару раз на церемонии "BRIT Awards-2000" к горлу "Мегахауса" подкатывала однозначная рвота, и он порывался уже было бежать в туалетные комнаты. Сначала: когда определяли "Лучший саундтрэк года". "Матрица" с композициями "Prodigy", "Ministry", "Propellerheads", "Rage Against the Machine" и с Marilyn Manson их (британских критиков), видите ли, не устроила. Абсолютно культовый "Бойцовский клуб" — тоже. Зато обрыдались и дали награду "Ноттинг Хиллу" (мы жили в Лондоне, кстати, в двух шагах от Ноттинг Хилла, пошоркались по нему и очень удивились, что нет нигде мемориальной доски о съемках этой разлюли-малины, озвученной слезливым соло Ронана, понимаешь, Китинга). А потом зарыдали уже в тридцать три сопли, вручая заматеревшим девицам "Spice Girls" награду "За пожизненный вклад в британскую музыку" (такую награду вообще-то получили в свое время энциклопедические "Beatles"). Вот тут "Мегахаус" подскочил как ужаленный и заорал: "Уроды, упыри!" На него, конечно, оглянулись натрескавшиеся пива окружающие англичане, но ничего не ответили, потому как злобной русской речи не уразумели. Приятные неожиданности. Будете смеяться, но "Мегахаус" громко хлопал на "BRIT Awards-2000" двум одиозным персоналиям. Робби Уильямсу (он получил две награды — "Лучший сингл" и "Лучшее видео" — за песню "She's The One"), который обложил искрометными, смачными матюками группу "Oasis", а заодно и "всех недоносков в этом зале". И — Джерри Холивелл! Конопатая рыжуха, экс-"спайска", хоть и пролетела мимо всех призов, выдала такое шоу, что лично мы, невзирая на подкорочную ненависть к попсе, просто рот разинули. Вышла она на сцену, как уже можно было вычитать в Интернете, из эдакой надувной декорации в виде двух широко и сексуально раскинутых женских ног. Но в Интернете, видать, главного-то политкорректно не написали: промеж тех ног, как бы покрывая причинное место, лежал гигантский флаг Великобритании. По нему высокомерно и прошлась Джерри, окруженная мазохистски-гомосексуального видка танцорами (аки Мадонна в самых секс-забойных своих видео), типа желая сказать: да имела я вас тут всех с вашими премиями! (Многие знатоки лондонской тусовки, впрочем, начали нам внушать: это она не Британию хотела унизить, а таким образом окончательно отреклась от своего прошлого в "Spice Girls". Ведь там ее часто выряжали в платьице с расцветкой британского флага. Теперь, мол, скинула его и засунула на фиг в одно известное женское место!) Угарная бабища, и песенку, кстати, новую — очень приличную, спела, хоть и под фанеру! После церемонии всех пригласили на after-пати в находящийся рядом с концертным залом гигантский ангар. Ну тут "Мегахаус" варежку-то раззявил, полагая, что звездищи вокруг просто табунами начнут скакать. Однако! Аглицкие вечеринки — не то что наши, оказывается. В ангаре установили всякую ярмарочную фигню — карусели, качели, паровозики. Раскидали огромных размеров подушки и пуфики для отдохновения нетрезвых тел. Наставили переносных пластиковых, абсолютно платных баров (никакой халявы в Лондоне нигде не сыщешь). И запустили туда народ на гулянье. Причем — всех кому не лень, а вовсе не V.I.P.-персон. Ни одной знаменитости, кроме, разве что, музыканта группы "Stereophonics", скромно разговаривающего в уголке по мобильному телефону, мы на этом after-пати так и не встретили. Только зря вставляли новые батарейки в диктофон. Слава богу, успели нарулить все интервью заранее, наталкиваясь на звезд в закулисье "BRIT Awards-2000".



Партнеры