ЛЮБОВЬ МИНУС 26 КИЛОГРАММОВ

21 марта 2000 в 00:00, просмотров: 508

Вся Москва только и говорит, что о чудесном преображении гранд-дамы оперной сцены Елены Образцовой. По одной версии, она так фанатично работала в драматическом спектакле Романа Виктюка "Антонио фон Эльба", что потеряла в весе около 30 кг. По другой, у примадонны страстный роман с партнером по спектаклю, красавцем Дмитрием Бозиным. А еще говорят, что Образцова уходит из Большого театра, чтобы посвятить себя драматическому искусству. Что здесь правда, а что нет, Елена Васильевна рассказала в эксклюзивном интервью "МК". — Из Большого не уходила, хотя из театра уже звонили — тоже интересовались, правда ли это. Из оперы я тоже не ушла, но у Виктюка буду работать и дальше. То, что со мной происходит у него, можно определить одним словом: счастье. Что касается Димы Бозина, то он — редкий артист. Он очень нежный и тонкий. Если о нас и говорят что-то, то, значит, мы смогли хорошо сыграть на сцене любовь. А вообще пусть говорят — это здорово. — А правда, что когда вы впервые увидели Бозина в спектакле "Саломея", вы пришли к нему за кулисы и подарили что-то бесценно-бриллиантовое? — За кулисы я никогда ни к кому не ходила, кроме Алисы Фрейндлих. Тут же — ураганом ворвалась. И сделала подарок: это очень красивый камень — агат. А бриллианты я не люблю, и у меня их нет. Когда два года назад у меня в квартире была кража, то искали бриллианты... Камни же я очень люблю — они дают мне силу. Мне нравится их держать в руках, разговаривать с ними. Меня иногда спрашивают: "Тебе не скучно одной?" Нет, не скучно: я разговариваю со своими вещами. Они для меня живые, как и камни. ЛЮБОВЬ НЕЧАЯННО НАГРЯНЕТ — А стихи вы начали писать тоже под воздействием театра Виктюка? — Нет, это произошло незадолго до смерти моего любимого мужа, дирижера Альгиса Жюрайтиса. Тогда я была в страшном состоянии и стала писать стихи: они приходит ко мне сами, неожиданно, вдруг, — я их слышу и записываю. — Но что касается вашей оперной карьеры — утверждают, будто бы у вас никогда ничего не бывает вдруг. Вы, скажем, из-за болезни, из-за плохого самочувствия можете отменить спектакль? — Нет, я пою тридцать восемь лет и за все это время всего три раза отменяла спектакли. А так пела и со сломанной рукой, и с больными зубами, и с мигренями — в общем, всегда пела и пою. — У Романа Виктюка и его театра — определенная репутация. Режиссера называют певцом гомоэротики — вас это не смущает?.. — Нисколько. Эту репутацию создают идиоты, кретины. Виктюк ставит спектакли о жизни, а в жизни есть все. Он делает большое и доброе дело, рассказывая о том, что для кого-то является табу. При этом его спектакли благородны и красивы. Вообще, я много натерпелась в своей жизни от режиссеров — они меня буквально замучивали своими опытами. Но есть два, с которыми работать одно наслаждение: Франко Дзеффирелли и Виктюк. Виктюк никогда не насилует волю актера — когда пройден долгий путь вместе с ним, он вдруг отпускает на свободу, говоря: "А теперь живите сами". — Я слышал шокирующую новость. Будто Виктюк собирается ставить на вас "Венеру в мехах" Захер-Мазоха, и вы появитесь там обнаженной?! — Да. И это прекрасно. Ведь я похудела. — Кстати, о похудении. Нет на свете большей тайны, чем тайна похудения. Раскроете свою?.. — По пьесе, Дима часто носит меня на руках. Мне его стало жалко — зачем, думаю, так его мучить? И решила похудеть. Правда, не на пятьдесят кг., как говорят. Во мне было девяносто шесть килограммов — сейчас на двадцать шесть меньше. — Как вам это удалось? — Просто нужно сесть на белковую диету. Есть, но раздельно, мясо, рыбу, салат и грейпфруты. Все. И ничего больше. Только очень хочется пить, но пить можно сколько хочешь. — Считается, что у оперного певца должна быть масса, чтобы голос мог на нее "опираться"... — Это говорят те, кто любит объедаться. А я, когда начинала петь, весила 65 кг — ноги у меня были, как две спички с коленками, и все спрашивали: а где же у нее помещается голос?.. Просто, когда поешь, теряешь много энергии, и после спектакля чудовищно хочется есть. И многие не выдерживают — начинают переедать. — В ваших планах и планах Виктюка есть еще что-то экстравагантное, кроме "Венеры в мехах"? — Да. Думаю, это будет эпатажный шаг. Я готовлю концертную программу из произведений французских и немецких авторов: Пуленк, Сати, Вайль. И предложила Виктюку инсценировать эту музыку. Хочу выйти во фраке, с котелком, с сигаретой и чтобы мы танцевали с артистами Виктюка. Мне хочется через театр привлечь к классической музыке новых слушателей. — А вы всегда любили танцевать? — Да. Когда-то я мечтала стать либо драматической актрисой, либо артисткой оперетты. И безумно любила танцевать, особенно вальс бостон. Я приходила на танцевальные вечера, стояла в сторонке и с нетерпением, как Наташа Ростова, ждала: хоть бы кто-нибудь пригласил! — Приглашали? — Нет. Я была очень замкнутой девочкой, дружила с мальчишками, и они ко мне относились, как к парню, как к своему другу, поэтому и не приглашали. Но зато теперь натанцуюсь!



Партнеры