ТРИ ДНЯ ДО ПОБЕДЫ

23 марта 2000 в 00:00, просмотров: 437

В последние два дня активные действия в Чечне велись главным образом в районах Комсомольское — Алхазурово, Шаро-Аргун и Харсеной. В то же время, по данным командования Объединенной группировки федеральных сил на Северном Кавказе, главные силы боевиков переместились на восток — в Веденский, Курчалойский и Ножай-Юртовский районы. Главари бандформирований рассматривают эти районы как наиболее выгодные для создания баз и вынашивают планы прорыва в приграничные районы Дагестана. Отечественная история помнит пуски космических кораблей к праздничным датам, завершение великих строек к юбилеям, пятилетку за четыре года и "решения партии — в жизнь". Не отставали в торжественных рапортах об успехах "по поводу" и военные. Так уж повелось в нашей стране, что любые достижения нужно к чему-либо непременно приурочить — хоть к государственному празднику, хоть к Рождеству или Новому году. Наверно, чтобы лучше запомнилось. Запоминалось катастрофами и авариями, свойственными любому авралу. Завершение нынешней войны в Чечне тоже хотели объявить то к 23 февраля, то к 8 Марта. Не получалось — никак не успевали измотанные семимесячными боями федеральные силы разгромить хотя бы основные силы боевиков. По логике, дату следующей победы на Северном Кавказе следовало бы назначить к 9 мая — что-то в этом есть символичное, да и временной запас был бы немалый. Но 26 марта в России случатся президентские выборы, основной претендент на которых и начал в Чечне войну, названную антитеррористической операцией. Победа армии в Чечне — более чем стопроцентная победа Путина в Кремле. Успеют ли войска за оставшиеся три дня до выборов "замочить" боевиков? Легендарный военный стратег и "лучший министр обороны" Павел Грачев бросил войска в ощетинившийся гранатометами Грозный в новогоднюю ночь 95-го. Как красиво было бы поздравить утром 1 января президента с наступившим годом и будто невзначай сообщить о поднятом над чеченской столицей российском флаге. Опять же таки в тот день Павлу Cергеевичу пикнуло 47 годков — как себе, любимому, подарок не сделать? Чем закончился тот скоропалительный штурм Грозного, проводившийся неподготовленными частями, хорошо известно. Дата получилась весьма скорбная, с нее-то и начался по большому счету отсчет поражения Российской армии в прошлой чеченской кампании. Крайне осторожный и выдержанный в речах нынешний министр обороны маршал Игорь Сергеев, никогда не спешащий говорить о конкретных датах, тоже клюнул на торжественное рапортование. "Основная часть военной операции в Чечне должна завершиться через два месяца", — выдал свой прогноз маршал в начале ноября. Выходило аккурат к... Новому году. Правда, больше Сергеев о сроках старается не заикаться — не гадалка все-таки, а министр, за свои слова отвечать нужно. Совпадение или нет, но и в эту новогоднюю ночь бились войска за Грозный (по свидетельствам самих военных, именно при штурме чеченской столицы армия понесла самые большие потери), пока Владимир Путин не тормознул на два дня войну из "уважения религиозных чувств". Сама армия предпочитает не спешить с форсированием войны, а многие здравомыслящие генералы не скрывают, что операция в Чечне продлится еще многие месяцы. Армейская машина — это вам не штурмовой отряд СОБРа, задача которого ошеломить террориста и взять его наскоком. Армия любит воевать с чувством и с расстановкой, с тылами и резервами, с полевой кухней и артиллерийской поддержкой. Разведка чтоб была и прикрытие. И одно дело стремительный бросок группировки генерала Владимира Шаманова по Терскому хребту к окраинам Грозного, когда исход операции решала именно быстрота и натиск, а блокирование и уничтожение боевиков в горах — совсем другое. Здесь поспешишь, не себя насмешишь, а людей потеряешь, как это и произошло в Аргунском ущелье, когда на пути двухтысячного бандформирования оказалась одна-разъединственная рота десантников. Официально командованию Объединенной группировки федеральных сил на Северном Кавказе никто не приказывает, мол, "давай-давай, побыстрее там закругляйся", но этот дух буквально витает в высоких штабах. Генералы невольно подстраивают понимание своего воинского долга под соображения политического руководства. Будто азарт охотничьей собаки в них вселяется — догнать, вцепиться зубами и потом притащить жертву к ногам хозяина, преданно помахивая хвостом. Еще в самом начале кампании, когда боевые действия шли в Дагестане, один высокопоставленный генерал поспешил доложить в Москву об удачном штурме горы Али-ленд (Ослиное ухо). В это время десант Новороссийской дивизии, атаковавший эту хорошо укрепленную вершину, был вынужден откатиться под плотным огнем боевиков на исходные позиции. Генерал топал ногами, брызгал слюной и обзывал десантников трусами. Крылатая гвардия сжала зубы и снова поперла на штурм высоты — без артподготовки, поддержки авиации, волоча за собой зачехленный флаг, о поднятии которого успел отрапортовать военачальник. 23 десантника (в том числе командир батальона) положили тогда свои буйные головушки на этом гребаном Ухе. Про погибших потом, на общем фоне потерь в Чечне, уже не вспоминали. А тот генерал через несколько месяцев получил звезду Героя России... Впрочем, далеко не все российские генералы склонны торопить ход событий на театре военных действий и любой ценой добиваться скоропалительных побед над чеченцами. Один из таких "черепах" — генерал Геннадий Трошев, который еще во время осады оплота ваххабитов в Кадарской зоне Дагестана обозначил свою тактику сбережения солдатских жизней при штурме. Схема была незамысловатой — вначале массированный огонь артиллерии и авиации по позициям боевиков, а уж затем продвижение вперед пехоты. Трошеву неоднократно устраивали по этому поводу разносы и однажды чуть было не сняли с должности за медлительность, однако он был непреклонен. Возобладавший здравый смысл командования выделил подобную тактику действий как основополагающую. К несчастью, она далеко не всегда применяется на практике, хотя практически все генералы твердят перед видеокамерами о необходимости сбережения людей — данные о потерях являются тайной за семью печатями. Гораздо охотнее военное командование распространяется об убитых боевиках и с удовольствием демонстрирует их трупы журналистам. Вслед за эйфорией первых побед в северных районах Чечни, где войска легко передвигались по открытой местности, пришло осознание тяжести дальнейшего проведения антитеррористической операции. Обещанная поддержка армии Владимиром Путиным обернулась лишь обещаниями и хорошо отрежиссированными пропагандистскими трюками. Ни новой техники, ни оружия армия так и не получила, а к зарывшимся лицом в грязь солдатам патриотические слова и.о. президента долетают с трудом. Впрочем, именно Владимир Путин сделал для военных в Чечне больше, чем кто-либо за последние годы. Непопулярный в армии Борис Ельцин (получавший тем не менее голоса избирателей в погонах) просто отдыхает на фоне своего преемника. Еще будучи премьером, Путин несколько раз побывал в Чечне и на прифронтовой военной базе в Моздоке. Полетал на штурмовике, пообщался с офицерами и генералами, пообещал, что операция на этот раз будет доведена до конца. Военным Путин понравился — своей решимостью, добрыми словами в адрес армии и обещанием помочь материально. Награды и воинские звания он раздавал более чем щедро. Генералитет остался от Владимира Путина в восторге и всячески заверил его в преданности и поддержке. Последний полет на истребителе в Грозный еще больше добавил и.о. президента популярности в войсках — если учесть, что виражи в небе выписывались в то время, когда начались досрочные выборы в воюющих частях, то маневр был выполнен удачно. Несомненно, что летное мастерство Путина оценили все избиратели. В гермошлеме он смотрелся красавчиком, да и не над ближним Подмосковьем пилотировал, а над стреляющими горами Чечни. Чем-то этот полет на истребителе должен компенсировать так и не завершившуюся войну, которая стала козырной картой основного претендента на президентский пост. Как ни спешило военное командование "замочить" боевиков к 26 марта, блицкриг "под Путина" не получился. Может, это и к счастью — за такую победу пришлось бы заплатить слишком большую цену. Сегодня, когда спешка в войне оказалась ненужной, армия будет действовать более осторожно и осмотрительно. Исполняющий обязанности командующего Объединенной группировкой федеральных сил генерал Трошев уже открыто говорит, что передавать операцию МВД еще рано — с бандформированиями будет воевать армия. "Сколько потребуется времени, чтобы разбить боевиков, столько и будем здесь находиться. Пять месяцев, год, два, пока полностью не завершим операцию". А может, победу в Чечне дотянут до 2004 года? Под следующие президентские выборы?



    Партнеры