ГОРЬКИИ мед

25 марта 2000 в 00:00, просмотров: 266

Не было ни размолвок, ни ссор, ни скандалов. Ничего, что тревожным звоночком предвещало бы крах семьи. Утром Наташа позвонила мужу в офис и назначила встречу в ресторане. Андрей бросил все дела, помчался к ней, прикупив по дороге букет багряных роз, — хотя после 17 лет совместной жизни, как считает большинство мужчин, оставаться влюбленным и дарить цветы собственной супруге — довольно пошло. В ресторане Наташа была не одна. Рядом притулилось нечто невразумительное: не первой свежести рубашка, мятые джинсы, пара-тройка вонючих бычков "Памира" в пепельнице. Андрей поморщился. Сам он давно не курил, Наташа не разрешала. И то обстоятельство, что теперь она совершенно спокойно глотает дешевый табачный дым, его удивило. Но он не анализировал поступки Наташи и уж тем более не возмущался ими. Он привык боготворить свою жену. Наташа весело представила спутника мужу: — Я его люблю. И ухожу от тебя к нему. Навсегда. Я думаю, что с тобой мы останемся друзьями. Ты — человек искренний и порадуешься моему счастью. Заплати, пожалуйста, официанту по счету... Когда нет любви — "В любви изменили все. Никто не остался верен..." Это какой-то английский поэт написал, не помню точно, какой... Это и не важно — у Наташи руки аристократки, губы аристократки, голос аристократки. Она разговаривает так, словно каждое ее слово начертано на скрижалях истории. Несомненная артистичность ее натуры вперемешку с капризной утонченностью безусловно привлекает мужчин. Хотя надменная манера Наташи держать себя оттолкнет любую нормальную женщину. Неприятно казаться горничной рядом с королевой. Моя собеседница задумчиво крутит в руках тонкую дамскую сигаретку. — Я не курила раньше. Я вообще многого себе раньше не позволяла. Старалась быть безупречной. А зачем, спрашивается? Неужели лишь для того, чтобы заслужить чужое одобрение? Чтобы не дать никому повод осудить меня, не позволить говорить о себе гадости? Уничтожить собственную молодость? Я хочу любить. Хочу наконец быть любимой... Скоро мне исполнится 40 лет. А что потом? Да плевала я на чужие пересуды, я хочу наконец пожить для себя — и не когда-нибудь завтра, а сегодня. ...Наталия вышла замуж за Андрея в 21 год. Она как раз заканчивала театральное училище. Наивная девочка из вологодской деревни, чудом занесенная в столицу. Способностей хватило лишь на то, чтобы, растолкав абитуриентов локтями, увидеть свою фамилию в коротеньком списке зачисленных. Но родной в богемной тусовке она не стала. Так и не внушила окружающим мысли о собственной неповторимости и гениальности. А может, просто не нашла любовника со связями, готового поддержать в нужную минуту. Так или иначе, но после окончания училища ей "не светило" ничего, кроме занюханной провинциальной сцены, пыльных кулис, пустых кресел зрительного зала и интриг товарок. Единственный выход из положения — скоротечное замужество. Хоть за черта рогатого, но с московской пропиской. То ли девочка, то ли виденье... Андрей увидел Наташу впервые приблизительно за полгода до того, как о его существовании узнала она сама. Приятель девушки, студент—ВГИКовец, домучивая дипломную короткометражку, пригласил сниматься в картину всех творчески ориентированных знакомых. Третьекурсницу Наташу задействовали в эпизоде. Она играла бессловесную и безымянную прядильщицу, чей станок в цехе располагался как раз напротив станка главной героини. Та, по доброй иронии сценариста, предпочитала решать все свои дела, не отходя от рабочего места. Таким образом личико Наташи тоже частенько оказывалось в кадре. Фильм был весьма посредственно оценен узким кругом госкомиссии. Приятель Наташи не стал ни Феллини, ни Михалковым. Но бережно хранил бобину с картиной и иногда, будучи в изрядном подпитии, демонстрировал ее гостям. Одним из его друзей и был Андрей. — Я не знаю, чем Наташа мне тогда понравилась, — вспоминает тот до сих пор. — Ничего сверхъественного, в принципе, в ней не было. Похожа на пасторальную пастушку из ГДРовского сервиза "Мадонна". Но лишь внешне. Что касается внутреннего мира... Наташа всегда была женщиной-многоточием. Честно говоря, за все время совместной жизни с ней я так и не понял, что она из себя представляет. Счастлива ли она со мной? Мне кажется, что, пойми я это вовремя, не смог бы ее полюбить. Есть глупое выражение: "В любви любит только один, второй — подставляет щеку!" Так вот она терпеливо подставляла щеку, словно делала мне великое одолжение, — Андрей вздыхает. — Моя вина, но о своей жене я знаю сейчас ровно столько же, сколько и 17 лет назад... После просмотра фильма Андрей попытался выяснить у режиссера, что за чудо снималось у него в эпизодической роли. Но тот вспомнил только то, что девушку зовут Наташей и она вроде бы где-то учится на артистку. Несколько месяцев безумный от влюбленности Андрей искал прелестную незнакомку. Он растормошил своих богемных друзей. Доставал дефицитные билеты на театральные премьеры, где в инженю значились различные "Наталии" и "Натальи". Самолично объездил все театральные училища Москвы и даже сгонял в Химки, в институт культуры, на кафедру народной режиссуры. Наташа не обнаружилась. Однажды весной Андрей шел по улице Горького. Была мерзкая погода, изморозь. Наташа выплыла из тумана неожиданно, с задумчивым взором. Многое волновало Наташу в эту минуту. Но только не любовь. Поэтому появление из тумана "юноши с взором горящим" она отнюдь не приветствовала. Собственно, она даже не поняла, чего ради он, как маньяк, тащится следом за ней уже добрый километр и о чем так страстно мечтает сообщить... А ровно через месяц Наташа вышла за Андрея замуж. Отныне в ее паспорте красовалась другая фамилия и долгожданный штамп о прописке. Как "мужняя жена" она больше не принадлежала принудительному распределению на историческую родину. Осталась в Москве, полноправной хозяйкой в богатой трехкомнатной квартире Андрея на Фрунзенской набережной. Житейские радости Выйдя замуж и не беспокоясь больше о деньгах — с ними у Андрея проблем никогда не было, — Наташа полностью изменила свой облик: состригла обесцвеченные волосы, похудела, обзавелась собственным, неповторимым стилем в одежде и поведении. Она была достаточно умна для того, чтобы понять, что в обществе друзей Андрея и их жен — самовлюбленных и самодостаточных — ее личность интереса представлять не может. А поэтому следует играть... И о ней скоро стали говорить как о женщине несомненно тонкой и умной. Отношения с мужем оказалось наладить еще проще. Наташа объяснила Андрею, что ей как актрисе с будущим — в то время она пыталась устроиться в какую-нибудь труппу — не с руки заниматься домашним хозяйством, и поэтому стирка, уборка и готовка отныне на Андрее. Скрипя зубами, влюбленный супруг ультиматум принял. Через несколько месяцев после свадьбы, увеличив производительность труда, Андрей завел домработницу. А в 1987 году, когда родилась дочка Даша, он, создав строительный кооператив, смог уже оплачивать труды приходящей няни. Теперь Наташа занималась исключительно собственной персоной. Зато со стороны они с мужем выглядели идеальной парой. — Года три назад среди моих друзей началась "эпидемия", все стали менять жен, — смеется Андрей, — стареньких сорокалеточек на юных "кобылок". Ничего не поделаешь, мода такая... Хотя я и не понимаю, какой интерес общаться с женщиной, годящейся тебе в дочери? Новые жены заводятся специально "для выхода". Раньше аристократы между собой хвастались собаками породистыми, лошадьми. А теперь экстерьером "новобрачной". Мы с Наташкой оказались чуть ли не единственной парой, которая тогда не распалась. Над нами даже подшучивали... Наташа тщательно следила за собой. Склонная к полноте, она ограничивала свой дневной рацион обезжиренным кефиром и фруктами. Бегала как сумасшедшая по косметологам, узрев на лице подобие морщинки. Даже сделала лифтинг, чтобы не казаться старше своих "двадцати пяти". "Всегда выглядеть на четвертак" — таков был ее девиз. Она так нигде толком и не потрудилась. Дорогие бутики. Фитнесс-клуб. Бассейны. Заграничные курорты. Светские рауты. Два года назад Наташа решила завести второго ребенка. И с тем же неистовством, с которым раньше сидела на диетах, принялась изучать книжки про здоровую беременность. — Когда-то я "проглядела" Дашку, — говорила Наташа. — Она ведет себя со мной так, словно я ее злая мачеха. К Андрею дочь гораздо больше привязана. Она даже и не секретничает никогда со мной. Конечно, я от своей матери тоже на расстоянии держалась. Она работала библиотекарем в сельском клубе, и ей постоянно было некогда. Но ведь я всегда сижу дома, всегда рядом с Дашкой — а она меня не желает знать. Пусть хоть второй ребенок будет полностью моим. И уж с ним я наверстаю то, что упустила с Дашкой. Но малыш родился мертвым. Врачи объяснили, что это связано с гормональным дисбалансом в организме — все-таки Наташа уже не девочка. Стерва Она долго лежала в больнице. А когда вышла и посмотрела в зеркало, то поняла, что по-настоящему постарела и, похоже, помудрела. Эта нежданная зрелость ударила по Наташе куда больнее, чем неудачная беременность. Но еще обиднее было отношение Андрея. Он вел себя так, будто она до сих пор оставалась наивной кудрявенькой девочкой из студенческой короткометражки. Обращался как с умирающей или душевнобольной. — Муж придумал дурацкую традицию: возвращаясь с работы домой, приносил огромную охапку цветов, — восклицает Наташа. — Врывался ко мне комнату и рассыпал цветы по полу и по постели. А потом тормошил, тащил в гости, в рестораны. Подарками зачем-то задаривал. А мне хотелось одного — покоя. И не нужны были ни его жалость, ни любовь. Это ведь была его любовь, а не моя. Я постоянно жертвовала собой и своими чувствами. Родила ему Дашку, вечно подстраивалась под его дурацких друзей с их "кобылками", зачем-то ушла из театра... А сейчас мне надоело быть иконой, на которую молятся. Это очень утомляет, если тебе носят кофе в постель и сдувают все пылинки. Иногда хочется самой принести кому-то кофе, ухаживать, защищать, любить. Андрей никогда не спрашивал о том, счастлива ли я с ним. Думаю, что ему на это было наплевать... На одной из вечеринок Наташа сильно перепила. И пока Андрей приводил ее в чувство, она выдыхала пьяно и отчаянно ему в лицо: "Ненавижу тебя! Ненавижу! Всю жизнь ты мне испоганил..." Она жаждала, чтобы он обругал последними словами, ударил. Тогда они смогут "сыграть" на равных. Тогда Андрей увидит в ней человека, а не лупоглазую фарфоровую куклу, которой очень дорожат и бережно достают из шкафа, только чтобы поиграть. Но у куклы этой, между прочим, тоже есть и мысли свои, и чувства, и желания. — С первого дня нашего супружества Андрей взращивал во мне странное чувство вины, — считает Наташа, — дескать, какой он замечательный муж. А жена ему попалась так себе — неблагодарная стерва. Очень тяжело с таким чувством жить. И чем хуже я к нему относилась, тем сильнее он меня любил. Иногда мне казалось, что я смогла бы его полюбить, измениться. Но начни я относиться к нему по-другому, сразу стала бы не нужна. На той злополучной вечеринке она, не обращая внимания на окружающих, орала на него последними словами. А он целовал ей руки и волосы и умолял: "Наташенька, перестань... Наташенька, не надо..." Бывают в жизни встречи Для большинства женщин старость подкрадывается незаметно: дети, работа, муж, секс с давно привычным набором телодвижений... Бабий век — что бабье лето: короток, насмешлив, обманчив. Наташа боялась стареть. С Романом она познакомилась в метро. Смешно, но заблудилась. Давно не ездила и вот перепутала станции, не смогла найти выход. Жутко перенервничала, начала жать сразу на все кнопки мобильника — бесполезно. Время было позднее, и, как назло, ни одного человека в переходе не оказалось. Только уличный музыкант в конце туннеля наигрывал на гитаре древнюю балладу группы "Воскресенье" о любви и ненависти. Наташа помнила ее еще с юности. — Мне себя вдруг так жалко стало! — вспоминает она. — За то, что молодость моя глупо прошла, что ничего в моей жизни интересного нет и больше не будет. Показалось на миг, что никогда я из этого коридора на свет Божий не выйду. Возьму и умру здесь! Уселась я на пол и принялась навзрыд рыдать. Обычная женская истерика. Я совсем не думала, что этот мальчик, гитарист, кинется меня утешать. Будет говорить какие-то милые необязательности. А потом мы побредем куда глаза глядят. Когда я пришла в себя, он был рядом. И так мне стало хорошо и покойно, как никогда раньше. Роман был романтиком. Ему уже исполнилось 30 лет. Но у него не было ни квартиры, ни машины, ни постоянной работы. Ничего, кроме съемной комнатушки в коммуналке да нудной беременной подруги, которая к тому же постоянно требовала денег на прокорм зачатого им младенца. Встреча с Романом возродила утонченную Наташу к жизни. На свидание с ним она летела как на крыльях. Помолодела лет на десять. И когда очень скоро Роман предложил ей уйти от мужа, Наташа, не раздумывая, согласилась. — Мы хотели уехать далеко-далеко и начать все сначала. Чтобы рядом не было ни моего Андрея, ни его любовницы, — рассказывала она. — Я была сама собой, ничего не боялась, не играла. Не знаю, как должна себя чувствовать неверная жена, а мне было невероятно легко. Это такое упоительное чувство! Я почти сразу же призналась Андрею во всем. Сказала, что скоро заберу Дашку. И что больше ничего мне от него не нужно. А он ответил, что никогда не отдаст дочь. Ну как можно быть таким жестоким и злым?.. Развод или реанимация любви? Документы на развод Наташа подавала сама. Сама сняла для себя и Романа дешевенькую квартирку в Подмосковье. Устроилась на работу торговым менеджером. Андрей частенько наведывался к ней, привозил продукты и деньги. Требовал, чтобы она вернулась. Но Наташа сознательно отказывалась от любой помощи мужа. Андрей сильно осунулся, но постепенно приходил в себя. Сначала от него пахло спиртным. Потом — дорогими женскими духами. Дашку к маме он не привозил ни разу. После случившегося сразу же отправил дочь за границу. Наташа стремилась увидеться с ней, но Андрей оказался категоричен. — Это был мой единственный козырь в борьбе с собственной женой, — настаивает Андрей. — Да, я продолжал считать Наташу своей женой, несмотря ни на что. И Дашке я ничего не сказал о мамином поведении — зачем ребенка расстраивать? И еще: я хотел вернуть Наташу. Мне без нее было плохо, если честно. Я собирался спасти Наташу от нее же самой. Она глупое комнатное растение, совершенно не приспособленное к реалиям. Что касается физической стороны измены... Если это произошло и ничего нельзя изменить, то лучше забыть и не мучиться. Я готов был простить Наташу. Наверное, и моя доля вины в том, что она поступила так, тоже была. Роман продолжал играть на гитаре и ничего не делать. Наташа трудилась как каторжная, подавала обожаемому мужчине кофе в постель, обстирывала, обшивала. Утихомиривала заодно его беременную сожительницу, пытавшуюся ворваться к ним в дом и закатить грандиозный скандал. Увидев бывшую "даму сердца", Роман однажды просто сбежал, оставив с ней Наташу. И сожительница, крепкая деваха на сносях, гонялась за ней с ножом по всей квартире. А потом повалилась на пол, начала внепланово рожать, и пришлось срочно вызывать "скорую". Вернувшись из больницы, Наташа не выдержала и высказала пьяному возлюбленному все, что о нем думает. Очень тихо и деликатно. А он "в благодарность" за это врезал ей пару раз. И тогда Наташа от него ушла. Она ушла в никуда, в безвестность. Пару ночей провела в недорогой гостинице. Потом, когда почти закончились деньги, ночевала уже на вокзале. Позвонила в деревню родителям, но те и слушать о ее возвращении в отчий дом не желали. По их понятиям, Наташа от хорошего мужа просто "бесилась с жиру". Близких подруг у нее не было. Да и хороших знакомых, к которым можно было бы запросто завалиться на пару деньков, тоже. В сущности, у Наташи не было никого, кроме... Андрея. — Я думаю, что Наташа вернулась ко мне потому, что поняла: здесь ей будет лучше, — истинную подоплеку возвращения жены Андрей так и не узнал. — Она ведь привыкла красиво жить: деньги, развлечения и все такое... А что мог ей предложить взамен тот урод? Голый секс? И на сколько бы ей этого хватило? Я не упрекнул Наташу ни в чем, когда она вернулась. И я думаю, что поступил правильно... — Он думает, что поступил правильно, — горько усмехается Наташа, почти повторяя слова своего самонадеянного супруга. — Он думает, что я вернулась потому, что поняла, что здесь мне будет лучше? Я ведь, как он считает, привыкла к красивой жизни, да? И Андрей оказался настолько благороден, что даже не напоминает о моей постылой измене? Даже цветы не перестал приносить после работы... Конечно, хорошие семейные традиции нужно продолжать. А знаете, почему я вернулась? Да у меня просто не было другого выхода. Как и тогда, когда я вышла за него замуж... Сейчас Наташа и Андрей кажутся вполне счастливой парой. Оба изо всех сил делают вид, что время напрягов в их отношениях закончилось. На Новый год Андрей даже подарил жене новенькую "Шкоду". На День святого Валентина — бриллиантовый гарнитур. Да еще и отвез на недельку развеяться в Париж. Получился второй медовый месяц... Что же Наташа? Наташа полностью смирилась со своим положением. Улыбается дежурной улыбкой и отчаянно пытается разгладить тонким пальчиком глубокую складку на лбу. Ее бабий бунт, ее бабья осень уже прошла. А значит, наступила зима...



    Партнеры