ПОЗА УМОЛЧАНИЯ

7 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 539

Первым, чему самозабвенно отдалась безо всякого остатка Татьяна Осьминина, когда десять лет назад вышла замуж за преуспевающего итальянского бизнесмена и решительно свалила из полудохлого "совка" в солнечную и благополучную Италию, стал шопинг. Это сладкое слово послаще свободы, которым грезило не одно обделенное поколение страны вечнозеленых помидоров и колючей проволоки, стало для нее в одночасье волшебной реалией жизни. Благостное ощущение добытой с неба Луны можно понять, если вспомнить, как в те времена в универсамах вместо колбасы и сыра давали алюминиевые кастрюли и дешевый стиральный порошок, а единственной рекламой на улицах советских городов были впечатанные красным кирпичом в серые стены домов — не на года, а на века — слоганы типа "Мы строим коммунизм!", "Мир! Труд! Май!", "Слава КПСС!". — Я была живым воплощением картины "Пустили Дуньку в Европу", — вспоминает сегодняшняя гостья "ЗД". — Я покупала все подряд, но при этом совершенно не умела одеваться. Этому надо учиться... "При чем тут, однако, "ЗД?" — удивится пытливый читатель. А при том, дорогуши, что сегодня мы посудачим не о музыке, а о том, в каких одеждах эта музыка предстает пред наши очи. В этой теме мадам Осьминина ныне страшная дока. Согласитесь, отслушав новейший хит и отсмотрев новейший клип любимой группы иль певуньи, а то и певуна какого, вы обязательно разглядываете одеяние артистов и даже наверняка обсуждаете это в кругу друзей, подруг, а может, и за семейным чаепитием. Над кем-то потешаетесь кобыльим ржанием, а перед кем-то задыхаетесь в пиетете и восторге, теряя покой до той поры, пока сами не приобретете соответствующий желанному стандарту прикид. То, во что и как одевались и одеваются кумиры публики, всегда было предметом общественного подражания и обсуждения. Вспомните знаменитые балахоны Пугачевой, трусики Ветлицкой, колготки Распутиной и т.д. Шоу-мир во всех своих проявлениях — от самых попсовых до самых альтернативных — являлся непременным воплощением не только музыкальных и иных художественных концептов, но и концептуальных стилей моды. Рука об руку с отчетами о музыкальных достижениях, к примеру, номинантов премии "Грэмми" во всех крупнейших газетах и таблоидах публикуются пространные описания нарядов, в которых мега-стары протусовались на вечеринке. Как правило, ничего хорошего о них не пишут — будь ты хоть в Гуччи, хоть в Риччи, хоть в панталонах от фабрики "Большевичка" (если бы о такой, правда, на Западе имели какое-то представление). При этом из всех плохо одетых выбирается самый плохо и безвкусно одетый персонаж. Абсолютной примой в данной номинации на протяжении почти всех лет новейшей истории шоу-биза признается моя дальняя родственница по линии принадлежности к исторической родине — армянская бабушка Шерилин Саркисян, или просто Шер. Хотя, скажу честно, разглядывал я намедни Шер вдоль и поперек и все время цокал языком: все-таки хороша! Да кабы все наши звездуньи одевались похожим образом, не приходилось бы, может, вздрагивать каждый раз при очередном явлении местных поп-старз народу. Однако собственное мнение сугубо субъективно, потому я и позвал на подмогу г-жу Осьминину, воспользовавшись не только ее нынешней деятельностью, но и давним знакомством. Еще в студенческую пору мы с ней вожатствовали на педпрактике в пионерлагере, руководя на пару отрядом старшеклассных оболтусов. Кто бы предположил, что спустя эпоху мы вновь окажемся в спарринге, но совершенно другого свойства — интервьюера и, извините за выражение, интервьюируемой. Итак, промчавшись Дунькой по Европе, исчезнув на долгое время из поля зрения былых друзей и подруг, Татьяна наконец утолила дефицитный голод, усмирив советские гены, осмотрелась по сторонам и поняла, что быть женой итальянского мужа, конечно, хорошо, но надо бы еще и найти себя в жизни как социальное существо. Поиски начались в сфере того, что было ей, как любой традиционной барышне, всегда близко и дорого — в одежде, в стиле, в косметике. Она перезнакомилась с кучей людей из модного итальянского бизнеса. А если вы на минуточку забыли, фэшн-бизнес Италии — один из столпов всемирной индустрии моды. Эти люди, по ее признанию, многому ее научили и многое ей показали, хотя с самого начала предупредили: "Если не умеешь печь пирожки, не берись их делать". Они были очень просты в общении и необычайно интересны. Под отеческим патронажем Татьяна начала учиться "печь пирожки". Ныне она профессиональный дизайнер одежды, владеет собственным фэшн-лэйблом "OSMOSI", вхожа в дома практически всех известных и практикующих на данный момент итальянских кутюрье и пребывает со многими из них в непорочной связи на почве бизнеса. Ее модели пошиваются на линиях ведущих фабрик, бок о бок со всевозможными Роберто Кавалли, Руффо, Пегорер, Гаттинони и др. Три года назад она вспомнила о брошенной на произвол судьбы родине, где к тому времени уже поблекли многие родимые пятна голодного социализма, на прилавки обрушилось товарное изобилие, и Татьяна, пораскинув мозгами, решила внести в сей исторический процесс свою скромную лепту. Будучи по натуре особой общительной, в меру богемной, в меру кокетливой и не лишенной здоровых амбиций, она вздумала очеловечить облик отечественных поп-звезд, внешний вид большинства из которых (когда она после семи лет эмиграции вернулась сюда) привел ее в состояние столбняка. Она посчитала, что может дать правильные советы публичным людям на тему их публичного образа. С Татьяной я повстречался в последний раз на восьмимартовском шоу Валентина Юдашкина в "России" и заметил в ней тщательно скрываемое возбуждение: в глазах, этих двух зеркальцах души, читались мутные всполохи почти сицилийского гнева. Оказалось, Борис Моисеев, девять костюмов которого были созданы ее фирмой для сольников артиста, отчаянно отплясывал на сцене именно в этих обновках. Публика же, не знакомая с тонкими нюансами мира моды, искренне полагала, что на концерте под маркой маэстро Юдашкина все, что дышало и шевелилось на сцене, включая артистов, имело непосредственное отношение к имени и Дому знаменитого мастера. Было видно, что г-жа Осьминина чувствовала себя обманутой, обворованной и оскорбленной, хотя внешне выглядела невозмутимой и обходительной (видимо, еще один результат уроков в школе известных миланских мудрецов!). Конечно, создался не самый лучший фон для обстоятельного разговора о том, во что и как одеваются наши звезды поп-музыки, хотя именно скопление этих самых звезд на Юдашкин-party, казалось, и было самым подходящим поводом. n Ну что? Все плохо? Что скажет посланница итальянского вкуса? На самом ли деле Юдашкин гений? n Мне ни в коей мере не хотелось бы выглядеть брюзгой и критиканкой. Чтобы люди не сказали: мол, кто она такая, чтобы критиковать Юдашкина? Я посмотрела его программу, и у меня было такое ощущение, что все звезды просто без ума от Юдашкина. Как сказал Боря Моисеев, Валя — самый крутой. n Крутой — это еще не критерий. Это скорее фамилия (шутка). Еще он сказал, что Юдашкин возрождает традиции буржуазной моды в России. n Мне не хотелось бы вдаваться в подробности, потому что моя задача — не критика его творчества. У моды не существует критериев, стандартов, шаблонов, норм. Дескать, должно быть так, и не иначе. Моду можно критиковать. Я могу сказать, что мне не нравятся длинные платья, а ты можешь сказать, что нравятся. Мне нравится сексуально-прозрачное, а тебе, наоборот, — сексуально-непрозрачное. Если воспринимать это как шоу, то оно скорее удалось, если как дефиле — то скорее нет. Я не совсем поняла, какая задача ставилась. Я шла на концерт из любопытства, предполагая увидеть демонстрацию его театральных и концертных костюмов, о чем очень много всегда говорят, в том числе и артисты, многие из которых участвовали в программе. Хотела даже чему-то поучиться. Но никак не ожидала увидеть не очень вразумительное дефиле в финале, где было много вечерних платьев, немного прет-а-порте, и Борю Моисеева в моем наряде. n Но, судя по всему, так и предполагалось, что роль моделей выполнят артисты, которые облачатся по случаю в юдашкинские костюмы. n Все в зале понимали именно так. Теперь мне трудно сказать, кто в чьих костюмах вышел. n Да, ситуация непростая. Ну да ладно. В чем вышли, в том вышли. Главное — не голые. Будем считать, что артисты, как и убеждали всех со сцены и в пространных интервью, были исключительно в юдашкинских платьях. Судя по их словам, ничего другого поп-богема в этой стране не носит. Как ты находишь их одеяния? n Когда выходили "Стрелки" на сцену, то у меня сложилось впечатление, что все это они покупали за полчаса до начала, потому как девушки были в абсолютно разных костюмах, разных стилей, разных цветов. Вместе, я бы сказала, это не сочеталось. Впрочем, здесь опять дело вкуса. Далее несколько комическая сцена произошла с Винокуром, который сказал, что наконец появился модельер, у которого он может одеться, но при этом у него были такие брюки!.. n А какие были у него брюки? n Они просто были закручены. Было такое ощущение, что они одеты задом наперед. И размерчик не тот, и покройчик подкачал. Выглядело это как шарж. Если это прокол автора показа, то крайне недопустимый. n А кто из артистов выглядел достойно? n Мне очень понравился наряд Ветлицкой. Его, впрочем, можно было увидеть на некоторых международных подиумах несколько раньше. n Подиумах Юдашкина? n Нет. Здесь очень интересная ситуация. Если бы большинство зрителей, сидящих в зале, хоть когда-нибудь присутствовали на международных выставках, то, наверное, они бы могли сравнить. А когда сравнивать не с чем, то с чем сравнивать?.. n Значит, Ветлицкая — точнее, ее наряд — кого-то и что-то тебе напомнила. Можно ли конкретизировать? n Платья, расшитые бисером, в цветочек напоминают мне Гая Матиоло. Вообще школа вышивки очень распространена в Италии. n Но еще до Гая Матиоло вышивка и на Руси была распространена. n Вышивка бывает разной. Разной бывает техника вышивки, стилистические особенности и многое другое. Просто я говорю, что в нарядах артистов присутствовали какие-то линии, которые я уже видела. Могу тебе сказать, что некоторые платья, некоторые костюмы напоминали Тьери Мюглера, Гая Матиоло или Валентино. Но все стилисты чуть-чуть что-то друг у друга заимствуют. n Ну да, просто идеи витают в воздухе, не правда ли? n Да. На подиумах уже сейчас показывают коллекции 2001 года. И все это напечатано в журналах. Журналы эти существуют. n Кто еще из артистов заслужил бы, по твоему мнению, похвалы? n Мне очень понравился "Чай Вдвоем". Очень интересный материал — космический, странный. n Ты не объяснилась с Моисеевым после показа? n Нет. А зачем? Когда видишь на сцене собственный костюм во время шоу Юдашкина, становится забавно. Просто возникают мысли: если этот исполнитель в твоем костюме, то где гарантия того, что все остальные исполнители в костюмах Юдашкина, хотя в телевизионных интервью они все наперебой утверждали именно это?.. n Особенно акцентировалось внимание на эксперименте маэстро с Наташей Королевой, у которой был вырез, обнажавший ягодицы. Это энергично обсуждалось в кулуарах. Тебе понравилось? n В прошлом году в Милане был подиум, где было очень много шумихи из-за того, что некоторые стилисты позволили себе очень яркие, очень странные и очень откровенные показы с прозрачными нарядами. Тот же Гай Матиоло показал платье на Наоми Кэмпбел с очень откровенным вырезом на спине. И я бы не сказала, что он был признан удачным. Но одно дело — подиум, когда стилист может позволить себе какую-то штучку ради полемики. Другое дело, как мне кажется, артистка, выходящая на сцену. В зале, в конце концов, может находиться просто неподготовленная публика. n Как, на твой взгляд, выглядят наши артисты в целом с точки зрения хорошего вкуса? Каковы их наряды? Каков стиль? Правильно ли все это или нет? n Поле для деятельности здесь широкое... n Ну а персонально кто тебя больше всего восхищает или ужасает? На ком поле-то вспахивать?.. Давай возьмем Пугачеву. Ее, почти как Шер, постоянно упрекают в безвкусице. Это правда? n Надо отдать должное Алле Борисовне: она пытается выразить через свои костюмы свои песни. К тому же надеть что-то на Ветлицкую значительно проще, чем надеть это на Пугачеву. Намотай на Ветлицкую бинт, и это уже будет пикантно и даже экстравагантно. Собственно, как это и было сделано на шоу у Юдашкина: бинт черного цвета с кусочками мохера. Если это повторить с Аллой Борисовной, то будет все сложнее. Естественно, каждому дизайнеру свойствен свой подход. Здесь важно, насколько человек одевающий поглощен персонажем, для которого создает образ. n Неужели нет того, кто у нас обладает безупречным вкусом? n На мой взгляд, безупречным вкусом обладает Гурченко. Она умеет носить все — от перчаток до шляпки. Здесь комментарии излишни. Я всегда с симпатией относилась к Лайме Вайкуле, к ее манере одеваться. У нее есть попытки — иногда ей удается, иногда не очень. Когда она выступала на шоу Юдашкина, честно говоря, было ощущение, что человек опаздывал из аэропорта и не успел переодеться. Все было совершенно отдельно: боа коричневого цвета, которое, видимо, подходило к песням, но не подходило к ее наряду; явно не украшавшие артистку атласные брючки, которые в пропорции и ширине совершенно не подходили к верху... Был достаточно симпатичный, интересный пиджак, который можно было надеть просто на какую-то вечеринку, но не на сцену. n А молодая поросль, которая часто возводит экстравагантность проявлений в абсолют? n Ну, если обсуждать костюм Хлебниковой, то я бы сказала, что в пляжном платье не выходят на сцену... Хотя есть любопытные эксперименты у новых исполнителей. Очень интересные костюмы у Варум. Некоторые вызывают массу толков, комментариев, сомнений. Что-то может не нравиться, что-то может выглядеть вульгарно. Но в любом случае это интересно. n Может, в том и беда наших артистов, что на всех один Юдашкин? n В свое время я столкнулась с этим и узнала, что у нас, оказывается, есть очень много интересных модельеров. Может, звезды просто их не знают или их звездность диктует им некоторую условность в поведении и не позволяет обращаться к нераскрученным именам. n Что можешь сказать об артистах, с которыми работаешь? Они поддаются урокам хорошего вкуса, добросовестно ли изучают науку одеваться? n Недавно я имела беседу с Ириной Салтыковой. Мы говорили о том, как можно одеть ее на концерт. Когда я попыталась подойти к ней со своей позиции, то в некоторых случаях она вступала в спор и оказывалась права. Она лучше знает свою музыку, свои песни. Это определенный урок и для меня. Работа дизайнера и артиста — это не монолог, а диалог. Общение с ней мне очень понравилось, она легко поддалась на то, что я предлагала. Мы с ней подобрали определенный стиль. n А что думаешь о Филиппе Киркорове? Он у нас, пожалуй, самый экспериментирующий. Последний предмет гордости — желтые ботинки... n Во всяком случае, он заставляет о себе говорить. Современно он одет или несовременно? В любом случае современно, потому что каждый его костюм — это что-то новое. А кто сказал, что ботинки не должны быть желтыми? Если ты обратил на них внимание, значит, он был одет ярко. Это не значит, что он одет был со вкусом, без вкуса. В принципе самое главное в костюме, чтобы это привлекало внимание, так же, как и песни, которые он исполняет. n Еще до культа Юдашкина в России возник культ Версаче, который стал фактически знаковым символом нового русского стиля. Почему именно Версаче выбрал народ из всего многообразия западной моды? n Вспомни: долгое время у нас надевали то, что было возможно надеть. В основном серое и убогое. Естественно, когда здесь увидели моду Версаче, а она характеризуется одним словом — блестящее, людям, прожившим в сером, удушливом мире десятки лет, это страшно понравилось. Блестящее во всех отношениях — в плане цвета, блеска, в плане форм. В принципе многие из вещей Версаче действительно стали классическими. Стали штампами. Линии Версаче, модели Версаче, форма обуви и определенные знаки... Мы еще долго болтали о том, о сем, что могло бы представить больший интерес для специализированной рубрики о моде и стиле. Однако формат музыкальной полосы заставляет закруглиться. Позднее "ЗД" все-таки решила разобраться в ситуации с восьмимартовскими торжествами в зале "Россия" под сенью маэстро Юдашкина, и, честно говоря, то, что всплыло, лучше бы не всплывало, хотя и объяснило, почему сегодняшняя гостья "ЗД" так путалась в принадлежности показанных на вечере моделей. Они действительно сильно напоминали труды упомянутых выше иноземных мастеров кройки и шитья, только не потому, что г-н Юдашкин слямзил у них идею, а потому, что практически все артисты, которые с пеной у рта весь вечер пели дифирамбы Валентину, а тот с удовольствием эти дифирамбы выслушивал и даже не краснел, на самом деле и не думали одеваться в его нарочитые костюмы. За исключением, видимо, Винокура, у которого штаны оказались наперекосяк, да Натахи Королевой, показавшей пиплу голую задницу (как выясняется теперь, жест — крайне символичный). Лада Дэнс, к примеру, была в Dolce & Gabbana. Источник, попросивший не указывать себя, уверял также, что почти все остальные артисты тоже пришли на концерт с собственным гардеробом, приобретенным явно не в салоне на Кутузовском (где находится Дом Юдашкина). Перечисление конкретных этикеток не имеет сейчас смысла. "ЗД" они известны. Собственно Юдашкину принадлежали лишь модели, показанные в финале концерта во время дефиле. Вольному воля! Только зачем тогда было пудрить мозги публике? Ведь все афиши, развешанные в городе, делали акцент совсем на другом, и люди, пришедшие в зал, действительно полагали, что коль "Приглашает Валентин Юдашкин", значит, его трудам принадлежит все, что было показано на представлении. Легкий рекламный трюк с позой умолчания во имя кассы и пафоса обернулся в неприличный и позорный обман. Как это банально для нашей страны...



    Партнеры